WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 40 |

Другой базовый терапевтический механизмгрупп — то, что онистимулируют типичные паттерны социальной интеракции, которые затем можнопроанализировать и изменить. Эта функция группы приравнивается к «лабораториидля социальных измене­ний» (Nichols & Zax, 1977). Группы собираются, чтобыобеспе­читьблагоприятные возможности для проверки реальности в от­носительно безопасной атмосфере(Handlon & Parloff, 1962), так что искаженное восприятие можно исправить иопробовать но­выестратегии поведения. Семьи менее гибкие и менее открытые дляэкспериментирования. У них есть комплекс, общая мифоло­гия, которая диктует определенныероли и способы поведения. Эти хорошо разработанные и структурированныекоммуникации делают семьи еще менее способными для экспериментирования с новымиреакциями.

47

Майкл Николе, Ричард Шварц

Среди прочих возможностей терапевтическихгрупп есть и такая, которая позволяет ее участникам разрешать перенесенныеискажения, когда они отыгрывают их на тех или иных товарищах по группе (Handlon& Parloff, 1962). В семье актуально представ­лены реальные фигуры. Переносы всеравно имеют место, но они менее податливы для исследования и коррекции.Родители могут воспринимать своих детей-подростков с точки зрения, что раньшебыли лучшие времена. Дети могут считать своих родите­лей совсем черствыми, но переноситьэто восприятие на терапев­та. Терапевт, работая с семьей, часто срывается благодарясиль­ному контрпереносу.Более того, перенесенные искажения часто поддерживаются семейной мифологией.«Папа — чудовище»,— это миф, которыйподпитывает многие материнско-детские коа­лиции. Подобное искажение инеправильное восприятие, безус­ловно, годится в качестве зерна для терапевтической мельницы, ночрезвычайно осложняет работу с семьей.

Несмотря на то что групповая терапияиспользовалась неко­торыми ранними практиками как модель для семейной терапии, сильнеевсего сказались на традиционной семейной терапии только техника разграниченияпроцесса и содержания и ролевая теория. Единственное приложение групповыхметодов, сохра­нившеесяв семейной терапии, —это группы для семейных пар. Мы рассмотрим эту форму терапии в следующихглавах.

Движение по работе с детьми

Обычная история семейной терапии не уделяетдолжного внимания вкладу движения по работе с детьми, отдаваяпредпо­чтение болееживописному повествованию об исследовании ши­зофрении. И это урок нам! Посколькуученые больше озабочены публикациями, чем клиницисты, студенты могут получитьиска­женноепредставление о происходящем в этом поле. Сегодня, например, когнитивнаяповеденческая терапия может произвес­ти впечатление господствующего подхода к психологическим проблемам,потому что поведенческая терапия всегда была са­мой заметной в научных кругах.Однако слава ученых не должна отвлекать нас от вкладов опытных клиницистов,которых не ин­тересуютпубликации. И конечно, можно утверждать, что акту­альная клиническая практика всемейной терапии обязана нова­торским идеям исследователей шизофрении меньше, чемдет-

48

Состояние семейной терапии

ским клиницистам, работающим в поте лица наниве терапии детей и их семей.

Движение по работе с детьми основывалось наубеждении, что, поскольку эмоциональные проблемы закладываются вдет­стве, терапия детей— лучший способпрофилактики душевных заболеваний. Фрейд впервые высказал идею, чтопсихологичес­киерасстройства в зрелом возрасте есть результат неразрешен­ных проблем в детстве. Альфред Адлербыл первым последовате­лем Фрейда, кто предположил, что лечение взрослеющегоре­бенка может бытьсамым эффективным способом предупредить появление неврозов у взрослых. С этойцелью Адлер открыл в Вене детские воспитательные клиники, где консультировалисьдети, их родители и учителя. Адлер предлагал ободрение и под­держку в атмосфере оптимизма иконфиденциальности. Его тех­ники позволяли уменьшать у детей чувство неполноценности, так чтоони могли выработать здоровый стиль жизни, достигать компетентности и успехачерез социальную пригодность.

В 1909 г. психиатр Уильям Хейли основал вЧикаго Юно­шескийпсихопатический институт (в данный момент известный как Институт исследованияюношества) — предтечувоспита­тельных клиник.В 1917 г. Хейли переезжает в Бостон и открыва­ет там Воспитательный центр судьиБейкера, предназначенный для диагностики и лечения делинквентныхдетей.

Когда в 1920 г. движение по работе с детьмиполучило свое развитие, появился один из самых успешных последователей исторонников Альфреда Адлера Рудольф Дрейкурс, работающий под покровительствомРеспубликанского фонда (Ginsburg, 1955). В 1924 г. была создана Американскаяортопсихиатрическая ассо­циация для работы по предупреждению эмоциональных рас­стройств у детей. Хотя после Второймировой войны осталось совсем немного детских воспитательных клиник, сейчас ониесть в каждом большом городе США, обеспечивая условия для изуче­ния и лечения психологическихпроблем детства и комплекса социальных и семейных воздействий, способствующихэтим проблемам. Лечение ведется руками команд, состоящих из пси­хиатров, психологов и социологов,которые сосредоточивают все свое внимание на семейном окруженииребенка.

Постепенно специалисты по работе с детьмипришли к за­ключению,что реальными являются не те очевидные проблемы, которые приводят ребенка вклинику (симптомы), а скорее на­пряжения в семье, ставшие источником симптомов.Поначалу

49

Майкл Николе, Ричард Шварц

это спровоцировало формирование тенденцииобвинять родите­лей,особенно мать.

В 1940—1950 гг. исследователисосредоточились на психопа­тологии родителей. Дэвид Леви (Levy, 1943) был среди первых, ктоустановил связь между патогенными чертами родителей и психиатрическимирасстройствами их детей. Согласно Леви, главная причина детских психологическихпроблем —материн­ская гиперопека.Матери, лишенные любви в детстве, становятся гиперопекающими с собственнымидетьми. Одни воплощают подобную опеку в деспотичности, другие становятсяслишком снисходительными. Дети деспотичных матерей бывают смирны­ми дома, но им трудно заводитьдрузей; дети потакающих мате­рей непослушны дома, но в школе ведут себя хорошо.

В этот период Фрида Фромм-Райхманн(Fromm-Reichmann, 1948) придумала одно из самых убийственных понятий висто­рии психиатрии— шизофреногенная мать.Образ этой деспотич­ной,агрессивной, отвергающей и неуверенной женщины, осо­бенно если она замужем занескладным, пассивным и индиффе­рентным мужчиной, создавался, чтобы объяснять патологичноеродительство, которое производит к жизни шизофрению. Опи­сание Аделаиды Джонсон переносалакун суперэго — другойпри­мер обвиненияродителей в проблемах своих детей (Johnson & Szurek, 1954). СогласноДжонсон, антисоциальное поведение у делинквентов и психопатов обусловленодефектами в их суперэго, которые переходят к ним от родителей.

Тенденция обвинять родителей, особенно мать,за проблемы в семье стала ложным направлением эволюции, которое ипоны­не не дает покояэтому полю. Однако важно понимать, что, об­ратив внимание на то, что происходитмежду детьми и родителя­ми, Фромм-Райхманн и Джонсон проложили путь семейной те­рапии.

Хотя важность семьи осознавалась, с матерямии детьми по-прежнему работали по отдельности, и между терапевтамиразго­релась полемика напочве того, что это может поставить под уг­розу индивидуальные терапевтическиеотношения. Под довлею­щим влиянием психоанализа сформировался сильный акцент на душеотдельного человека с ее бессознательными конфликтами и иррациональнымимотивациями. Попытки применить соци­альный подход к нарушениям в семейной жизни отвергались как«поверхностные» —ультимативный обвинительный акт клини­цистов-психоаналитиков.

Было заведено так, что, пока психиатрызанимаются ребен-

50

Состояние семейной терапии

ком, социальный работник наблюдает мать.Консультирование матерей было вторичным по сравнению с первичной цельюте­рапии ребенка.Основным назначением наблюдения за матерью было понижение эмоциональногодавления и тревоги, отведение враждебности от ребенка и изменение установок повоспитанию детей. В этой модели семья представлялась скорее какприложе­ние к ребенку,чем что-либо другое.

Предполагалось, что решение детских проблемможет разре­шить исемейные проблемы. Иногда такое случается, но чаще всего этого не происходит.Характерологические проблемы лич­ности —только одна из проблем взаимодействий; остальные — интеракциональные. К сожалению,индивидуальная терапия мо­жет заставить человека еще больше углубиться в себя, оставив другихчленов семьи вне поля зрения. После анализа пациент может стать мудрее, ногрусти и одиночества в его жизни приба­вится.

Наконец, в движении по работе с детьмипроизошел сдвиг акцента от видения родителей как вредных агентов к взгляду, чтопатология присуща отношениям между пациентами, родителями и другими значимымилюдьми. Этот сдвиг имел основополагаю­щие последствия. Психопатологиябольше не локализовывалась внутри личности; родители перестали быть негодяями,а пациен­ты — жертвами. Теперь природа ихинтеракций воспринималась как проблема. Вместо стремления отлучить ребенка отсемьи по­явилась задачаулучшить взаимоотношения между детьми и ро­дителями. Вместо того чтобы тщетнопытаться отделять детей от семьи, специалисты начали помогать семьямподдерживать их детей.

Работа Джона Боулби в Тэвистокской клиникеявляется при­меромперехода от индивидуального к семейному подходу. Боул­би (Bowlby, 1949) применял к детямпсихоанализ, и прогресс был слишком медленным. Разочаровавшись, он решилпосмотреть на родителей и ребенка вместе на одной сессии. Всю первую часть этойдвухчасовой сессии ребенок и родители поочередно выражали недовольство другдругом, обмениваясь обвинениями. Во второй части сессии Боулби объяснил каждомуиз них, что он думает об их вкладе в проблему. В итоге, работая вместе, все тричлена семьи некоторым образом прониклись к позициям каждого.

И хотя Боулби заинтриговали возможноститакого совмест­ногоинтервью, он все равно остался верным формату «один на один». Семейные встречимогут быть полезным катализатором, считал Боулби, но только в качествеприложения к реальному ле-

51

Майкл Николе, Ричард Шварц

чению — индивидуальной психоаналитическойтерапии. Как бы то ни было, благодаря провалу идеи о строго изолированной отма­тери терапии ребенкаи введению совместных семейных интер­вью Боулби начал переход от того, что являлось индивидуальнойтерапией, к тому, что должно было стать семейной терапией.

То, что Боулби начал как эксперимент,осуществил Натан Аккерман — семейную терапию как первую форму лечения в детских воспитательныхклиниках. Еще в 1938 г. Аккерман думал о пользе наблюдения семьи как целостнойединицы, работая с нарушениями у любого из ее членов (Ackerman, 1938). Позже онрекомендовал обращаться к изучению семьи как к основному средству для пониманияребенка, вместо каких-то других спосо­бов (Ackerman & Sobel, 1950). Аувидев необходимость понима­ния семьи для диагностики проблем, вскоре Аккерманпредпри­нял следующийшаг — семейную терапию.Однако, прежде чем перейти к этому, давайте рассмотрим параллельные достиженияв социальной работе и исследованиях, посвященных шизофре­нии, которые привели к рождениюсемейной терапии.

Влияние социальной работы

История семейной терапии не будет полной безупоминания огромного вклада социальных работников и их традицииобще­ственной помощи. Ссамого появления этой профессии соци­альных работников интересовала семья — и в качестве ключевой единицыобщества, и в качестве фокуса вмешательства (Acker­man, Beatman & Sherman, 1961).Фактически основная парадиг­ма социальной работы — лечение человека в окружающей сре­де — предвосхитила экологический подходсемейной терапии за­долго до введения системной теории.

То, что важность социальных работников и ихидей постыд­но непринималась во внимание в истории семейной терапии, говорит что-то о том, какформировались взгляды в нашем поле. Сотрудники социальных служб помощинеблагополучным се­мьями нуждающимся были менее заметны, чем законодатели моды в семейной терапии,потому что работали прямо в трущо­бах и в службах доставки, а не писали книги в академическойоб­становке и непроизносили речей. Мы —это область, где вели­кие и одаренные терапевты, которым не случилось написать книгу,менее известны, чем те, у которых мало клинического опыта или он напрочьотсутствует, но у которых есть талант хо-

52

Состояние семейной терапии

рошо писать книги. (Очень хочется упомянутьнекоторых, но мы не столь смелы.)

В своей замечательной истории семейнойтерапии Бродерик и Шредер (Broderic & Schrader, 1991) отметили, чтоортопсихиат-рическое движение, которое помогло определить профессио­нальный ландшафт семейной терапии,оказалось господству­ющим благодаря психиатрам, которые нехотя признавалипсихо­логов, но ни вочто не ставили социальных работников и их вклад. Откуда эта историческаянесправедливость к профессии социального работника Одна из возможных причинзаключает­ся в том, что«первые социальные работники были в основном женщинами, пишущими для этойсферы, изначально заселен­ной женщинами...» (Braverman, 1986, с. 239), в то время как вна­шей культуредоминируют голоса мужчин.

Поле социальной работы проросло изблаготворительных движений, существующих в Великобритании и США в конце XIXвека. Тогда, да и теперь социальные работники направляли свои усилия наулучшение жизненных условий неимущих и ли­шенных прав членов общества. Кромеобслуживания базовых потребностей в пище, одежде и крове, социальные работникипытались облегчать эмоциональный дистресс в семьях своих кли­ентов и компенсировать социальныевоздействия, ответствен­ные за контраст между богатством и нищетой.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.