WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 40 |

Кроме соблюдаемых петлей круговой обратнойсвязи Бейт-сона также интересовало то, как сообщения интерпретируютсяполучателями. Механистичные кибернетики полагали, что мож­но понять системы, просто изучая ихвходящие и исходящие по­веденческие сигналы, и в этом смысле были в своем основаниибихевиористами, продвинутыми в том, что принимали во внима­ние еще и петли обратной связи.Однако Бейтсон не стал огра­ничивать свой интерес поведенческими последовательностями, а изучалзначения, которые люди извлекают из коммуникации и ее контекста. Внутри сетиубеждений, которых придерживаются члены семьи, находятся правила, управляющиеее действиями. То, как отец Джонни интерпретировал гнев сына, определило то,как он ответил на него. С каким количеством гнева он может смириться, преждечем почувствует необходимость отреагиро­вать на него наказанием Изменениепредположений становится ключом к изменению второго порядка.

Начав изучать семьи напрямую, группаБейтсона расколо­лась надва лагеря (Haley, 1981; Simon, 1982). На одной стороне был Бейтсон, продолжаяфокусироваться на том, как люди узна­ют и воспринимают. На другой — Хейли и Уикленд, которыесо­средоточивались наинтеракциональных паттернах между члена­ми семьи.

Проект Бейтсона завершился в 1962 г., и онпереместил свои интересы за пределы психических явлений. Достижения проекта впсихотерапии были унаследованы другим бейтсоновским про­ектом и членами Институтапсихических исследований, которые (за исключением Сатир) продвигалимеханистические понятия гомеостаза и петли обратной связи, сохраняя логическийпози­тивистский фокус насоблюдаемых последовательностях поведе­ния и игнорируя бейтсоновскиеинтересы к восприятию и убеж­дениям индивида (Breunlin, Schwartz & Каггег, 1992). Этитеоре­тики перенялиметафору «черного ящика», чтобы оправдать свою механистическуюпозицию:

«Невозможность наблюдения за разумом «вработе» спо­собствовалав последние годы тому, что из области телеком­муникации была заимствована идея о«черном ящике»... идея, в целом более применимая к факту, что электронныеаппа­ратные средства внастоящее время столь сложны, что иног­да целесообразнее игнорироватьвнутреннюю структуру уст-

202

Состояние семейной терапии

ройства и сосредоточиваться на изучении ееспецифических отношениях ввода — вывода... Эта концепция, если приме­нять ее к психологическим ипсихическим проблемам, имеет эвристическое преимущество того, что не нужноссылаться на не поддающуюся в конечном счете проверке интрапсихи-ческуюгипотезу, а можно ограничиться соблюдаемыми от­ношениями ввода — вывода, то есть коммуникацией»(Watz-lawick, Beavin & Jackson, 1967, с. 43—44).

Видение людей как «черных ящиков» сталоокончательным выражением механистических тенденций, свойственныхкибер­нетическойпарадигме. Но у этой метафоры имелось преимуще­ство упрощения области изученияпутем исключения размышле­ний об умственной деятельности индивида, так же как и обисто­рии семьи. Можнобыло просто судить об исходе терапии — если проблема разрешена и системавозвращается к функционально­му состоянию, результат позитивен, и терапию можнозавер­шать. Отсюда иразвитие краткосрочной, стратегической тера­пии.

До сих пор мы видели, как системноемышление принимало разные формы, проникая в различные дисциплины, включаябиологию, медицину, математику, нейропсихологию и технику. Поскольку наибольшаяответственность за привлечение систем­ной идеи в психотерапию лежит наГрегори Бейтсоне, антропо­логе, вполне целесообразно теперь исследоватьантропологичес­куюверсию и ее влияние на семейную терапию.

Функционализм

Представьте, что семья обращается запомощью из-за про­блемыстраха школы у сына. Теперь представьте, что терапевт начинает со странноговопроса. Вместо того чтобы попытаться выяснить, как маленький Тедди сталбояться ходить в школу, он спрашивает, а не станет ли семье хуже, если Теддибудет посе­щать школу.(Вообразите, какие чувства вызывают у семьи во­просы, подразумевающие, что онипользуются проблемой ре­бенка.) Странная логика этого вопроса основывалась напредпо­ложении, теперьсовершенно спорном, что нередко симптомы сохраняются, потому что выполняютфункциональное назначе­ние для семьи пациента. Теперь давайте рассмотриминтеллекту-

203

Майкл Николе, Ричард Шварц

альные влияния, которые позволилитерапевтам выследить эти таинственные функции симптомов.

До начала XX века над антропологиейдоминировали куль­турныеэволюционисты, придерживающиеся дарвиновской тео­рии и теоретизирующие о различныхстадиях, через которые эволюционировало человечество от примитивных обществ досовременной цивилизации. Их теории основывались на арте­фактах, собранных археологами, атакже на рассказах путешест­венников и торговцев, и все это изучалось вне первоначальногоконтекста.

Родившийся примерно в 1900 г. подход,получивший назва­ниефункционализм, возник как реакция против эволюционист­ской тенденции понимать культурныепрактики вне контекста и игнорировать культуры как значимые целостности.Британские антропологи Бронислав Малиновски и А. Р. Рэдклифф-Браун пришли кмнению о несерьезности исторических исследований, потому что данные былискудными и не поддающимися провер­ке. Они интересовались обучающимися культурами каксоциаль­ными системами,существующими в настоящем, а история этих культур занимала их мало. Такимобразом, они изучали культуры этнографически, в качестве «участвующихнаблюдателей», и пы­тались понять культурные обычаи и традиции в контексте,рас­сматривая их с точкизрения функциональной пригодности культурных практик длясообщества.

Привлекают внимание параллели между этимсдвигом в ан­тропологиии психотерапии. Психоаналитики пытались восста­навливать историю человека, исследуявоспоминания и фанта­зии. Подобно эволюционной антропологии, психоаналитики опирались наисторические домыслы. Фрейд действительно упо­доблял свои психологическиеисследования археологическим раскопкам.

Реакция семейной терапии противисторического и декон-текстуализирующего теоретизирования психоанализа былапо­добна реакцииантропологического функционализма против тех же самых качеств эволюционизма.Как и функционалистов, сис­темно ориентированных семейных терапевтов не интересовала история,вместо этого они стали участвующими наблюдателями семей в настоящем. Онистремились понимать функцию, благо­даря которой симптоматийное поведение полезно для семейнойсистемы.

Одна из опасностей функционалистскогоуклона семейной терапии заключалась в рассмотрении любого поведения, какпо-

204

Состояние семейной терапии

тенциально адаптивного. Вот как писала обэтом Дебора Люп-ниц (Luepnitz, 1988): «Функционалистские объяснения могутоправдать почти все с точки зрения некоей мнимой социальной потребности.Историки-функционалисты даже утверждали, что линчевание и охота на ведьмобслуживают социальную потреб­ность, а именно — катарсическую или «терапевтическую». Тера­певтическую для кого — хотелось бы узнать» (с.65).

Более подходящий для семейной терапиипример предложил Талкотт Парсонс (Parsons & Bales, 1955) — вероятно, наиболее влиятельныйсоциолог-функционалист. Он считал, что мать в семье должна исполнятьэкспрессивную роль, а отец — инстру­ментальную. Экспрессивная роль подразумевает эмоциональнуюподдержку, контроль за напряжениями и заботу и уход за деть­ми. Инструментальная рользаключается в организаторских ре­шениях и дисциплинировании детей. В этом случае Парсонс врезультате наблюдений отметил полоролевую полярность, кото­рая существовала во многихсемействах в 1950-х гг., и использо­вал функционализм, чтобы дать понять, что это разделение былоадаптивным, удовлетворяющим потребности семьи и общества.

Как указывала семейный терапевт ЛиннХоффман (Hoffman, 1971, 1981), этот функционалистский уклон проник всоциоло­гию благодарядеятельности Эмиля Дюркгейма. Дюркгейм изу­чал современное общество и строилпредположения о том, что многие виды поведения, которые общество считаетненормаль­ным, илипатологическим, могут исполнять социально полезную роль, заставляя большиегруппы объединяться. Позже социоло­ги, изучающие социальные девиации, например, Ирвинг Гофф-ман,приняв идеи Дюркгейма, пошли еще дальше, предложив, что социальным группамнужны девианты ради сохранения их стабильности или выживания.

Прежде чем пойти дальше, следует упомянутьдругое социо­логическоеисследование, поскольку его результаты подтвердили идеи о функциональностисимптомов семейных терапевтов. Альфред Стэнтон и Моррис Шварц (Stanton &Schwartz, 1964) изучали интеракции между пациентами и сотрудникамигоспи­таля дляпсихических больных. (Это был госпиталь Честнут-Лоджа, где один из основателейсемейной терапии Дон Джексон познакомился с Гарри Стэк Салливаном и егоинтерперсональ­нойтеорией психиатрии.) Они заметили, что пациенты часто оказывались вовлеченнымив треугольники, в которых один со­трудник пытался следовать правилам учреждения, в то время какдругого возмущала такая строгость и ему хотелось так изменить

205

Майкл Николе, Ричард Шварц

эти правила, чтобы приспособить их киндивидуальным потреб­ностям. Пациент, столкнувшийся с этой поляризацией,стано­вился полем битвы,на котором разворачивался этот конфликт между сотрудниками. Этот пациентполучал разрешающего со­юзника и ограничивающего противника. Чем больше защиты оказывалодин сотрудник, тем больше наказаний накладывал другой. В конечном счете всеотделение больницы могло втя­нуться в разрастающуюся поляризацию, вынужденное принять чью-либосторону. По мере возрастания напряжения усугубля­лось и состояние таких пациентов.Описанный Стэнтоном и Шварцем процесс удивительно напоминает процесстриангуля­ции, илисоздания коалиций между поколениями, о котором сооб­щали семейные терапевты.

Семейные терапевты принялифункционалистскую идею о том, что отклоняющееся от нормы поведение можетиспользо­ватьсясоциальной группой в качестве защитной функции, и при­менили ее к проблеме симптоматикичленов семьи. Поначалу их представление об идентифицированном пациенте в семьенапо­минало взглядСтэнтона и Шварца на госпитализированного па­циента. «Идентифицированный пациент»был козлом отпуще­ния,жертвой, на которой сосредоточивались остальные члены семьи, чтобы избегатьнеобходимости заниматься друг другом. Позже семейные терапевты стали полагать,что многие из этих козлов отпущения были активными добровольцами. Считалось,что эти симптомопредъявители охотно жертвовали собственным благополучием радибольшей выгоды. Например, когда родите­ли подростка начинали спорить,мальчик затевал драку со своим братом и таким образом заставлял их переноситьсвой гнев друг с друга на него. История Эдипа в версии Сальвадора Минухина,описанная в главе 1, представляет собой другой пример ребенка, жертвующегосвоим благосостоянием ради стабильности семьи.

Если подытожить влияние функционализма насемейную те­рапию, томожно отметить, что семьи рассматривались как жи­вые организмы, вынужденныеадаптироваться к окружающей их среде. Поведение и черты семейного организмаисследовались в этом контексте, чтобы выяснить, как они помогли семьямудов­летворять ихпотребности. Симптомы рассматривались как при­знаки того, что семья плохоадаптировалась к среде или по ка­ким-то причинам оказалась неспособной удовлетворить своипотребности, почему ей и приходилось находить что-то, что от­влекало внимание. Это предположениеиспользовалось, чтобы

206

Состояние семейной терапии

объяснить причину впечатления, что семьислишком крепко цепляются за свои проблемы. К сожалению, эти идеи вызвалиантагонистичные настроения со стороны некоторых ранних се­мейных терапевтов.

Структурализм

Термин «структурализм» изобрел антропологКлод Леви-Стросс, чтобы описать, как организационная структураобщест­ва формирует исдерживает свои традиции и мифы. Примени­тельно к семье структурализмпредполагает, что понимание по­ведения членов семьи и их интеракций является неполным безнекоторой оценки семейной организации в целом, в которую неотъемлемым образомвходят эти интеракции.

Структурализм как движение внутриантропологии и других социальных наук был тесно связан с функционализмом иоказал по крайней мере такое же сильное влияние на семейную тера­пию. Многие видные антропологи исоциологи (Малиновски, Рэдклифф-Браун, Леви-Стросс, Парсонс) считалисьструктур­нымифункционалистами и писали о семьях. В их понимании семья рассматривалась какорганизм, состоящий из подсистем, каждая из которых окружена полупроницаемымиграницами, ко­торые вдействительности являются набором правил, устанавли­вающих, кто включается в этуподсистему и как они взаимодей­ствуют с теми, кого не включают.

Чтобы вы могли оценитьструктурно-функционалистское наследие семейной терапии, предлагаем вашемувниманию сле­дующуюцитату Талкотта Парсонса (Parsons & Bales, 1955):

«То, что [нуклеарная семья] сама являетсяподсистемой еще большей системы, — конечно, социологическая баналь­ность. Но если разбить семью, в своюочередь, на подсисте­мы,то это рождает новый способ ее видения. И все же мы работаем с семьей именнотаким образом и можем сказать, что в некоторых важных ключевых отношениях самыймлад­ший ребенок, будучине совсем «членом», не участвует в це­лой семье, а только в ее подсистеме— материнско-детскойподсистеме. Супружеская пара составляет другую подсисте­му, так же как, вероятно, скакими-то своими целями все дети, все мужчины или все женщины в семье и т. д.Факти­чески любаякомбинация двух или более членов семьи, диф-

207

Майкл Николе, Ричард Шварц

ференцирующихся от одного или большегоколичества дру­гих еечленов, может восприниматься как социальная систе­ма, которая является подсистемойсемьи в целом (с. 37)».

Согласно структурной теории, здороваяструктура требует от семейной системы чистых границ, особенно междупоколения­ми. Слишкомслабые или слишком сильные границы создают дисфункциональную семейнуюструктуру, одно из проявлений которой — симптоматийный член семьи. Еслиструктурный де­фектисправляется, семья возвращается к здоровому состоянию.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.