WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 40 |

Правила, или нормативы, семейной интеракциидействуют для того, чтобы сохранить семейный гомеостаз (Jackson, 1965, 1967)— приемлемоеповеденческое равновесие внутри семьи. Гомеостатические механизмы помогаютсемьям возвращать су­ществующий прежде баланс перед лицом любого срыва и темса­мым способствуютсопротивлению изменениям. Учение Джек­сона о семейном гомеостазе описываетконсервативный аспект семейных систем и сродни концепции общей теории систем онегативной обратной связи. Таким образом, согласно коммуни­кативному анализу семьи действуюткак целенаправленные, ру­ководствуемые правилами системы.

Коммуникативные теоретики открыли для себяв общей тео­рии систем(von Bertalanffy, 1950) множество идей, полезных для объяснения того, какработают семьи. Но описывая семьи как открытые системы (Watzlawick, Beavin& Jackson, 1967) в теоре­тических формулировках, они в то же время были склоннырабо­тать с ними как сзакрытыми системами на практике. Так, они сосредоточивали свои терапевтическиеусилия на нуклеарных семьях, не принимая во внимание или только слегказатрагивая общество или расширенную семью (родственников).

Отношения между коммуникантами могут такжерассматри-

132

Состояние семейной терапии

ваться либо как комплементарные, либо каксимметричные. Ком­плементарные отношения основываются на отличиях, которые подходятдруг другу. Один из распространенных комплементар­ных паттернов — когда один из партнеров уверен всебе, напорист, а другой — послушен и ведом, при этом каждый терпит и под­крепляет позицию другого. Важнопонимать, что это описатель­ная, а не оценочная терминология. Более того, ошибочнопола­гать, что позицияодного партнера является причиной позиции другого или что один слабее другого.Как отмечал Сартр (Sartre, 1964), мазохист, равно как садист, — они оба делаютсадомазохист­скиеотношения возможными.

Симметричные отношения основываются наравноправии: поведение одного зеркально отражает поведение другого.Сим­метричные отношениямежду женой и мужем, когда оба свобод­но занимаются карьерой и сообщаведут домашнее хозяйство и воспитывают детей, по сегодняшним меркам нередкосчитаются идеальными. Однако согласно коммуникативному анализу, нет основанийполагать, что такие отношения всегда более стабиль­ны или функциональны для системы,чем традиционные ком­плементарные отношения.

Еще один аспект коммуникаций — то, как они пунктуиру-ются(Bateson & Jackson, 1964). Посторонний наблюдатель вос­принимает диалог, как непрерывныйпоток коммуникаций, но каждый из участников убежден, что то, что сказал один,вызвано тем, что сказал другой. Таким образом, пунктуацияструктуриру­етповеденческое событие и отражает заблуждение наблюдателя. Супружескомутерапевту знакомо безвыходное положение, когда жена говорит, что она ворчиттолько потому, что муж самоустра­няется, тогда как он говорит, что замыкается только потому, что онавечно недовольна. Другой пример — жена говорит, что она была бы чаще расположена к сексу, если бымуж был более лас­ков,на что он парирует, что был бы более ласков, если бы они чаще занималисьлюбовью.

Пока супруги пунктуируют свои интеракции втакой манере, изменения весьма маловероятны. Каждый настаивает, чтодру­гой являетсяпричиной безвыходного положения, и каждый ждет перемен у другого. Этот тупиквозникает благодаря универсаль­ной людской склонности пунктуировать последовательностьин­теракций так, чтобыказалось, что другой является зачинщиком или доминирует, другими словами, силана его стороне. Яркий пример тому — дети, которые, подравшись, бегут к родителям, оба утверждая: «Онпервый начал!» Это взаимное заблуждение

133

Майкл Николе, Ричард Шварц

основывается на ошибочном представлении,что такая последо­вательность имеет дискретное начало — когда поведение одного человекавызвано поведением другого, в линейной форме.

Коммуникативная теория не признает линейнуюпричин­ность— она не исследуетскрытые мотивы. Вместо этого данная модель исповедует круговую причинность ианализирует интер­акции,происходящие в настоящее время. Рассмотрение скрытой причинности считаетсяконцептуальным мусором, не имеющим практической терапевтической ценности.Поведение, которое наблюдают коммуникативные теоретики, — это паттерны ком­муникаций, сцепленные в единуюцепочку стимулов и реакций. Эта модель последовательной причинности позволяеттерапев­там обращаться споведенческой цепочкой как с петлей обрат­ной связи. Если реакция напроблемное поведение одного члена семьи обостряет проблему, то цепочкарассматривается как петля позитивной обратной связи. Преимущество такойформулировки заключается в том, что она выделяет интеракции,увековечиваю­щиепроблемы, которые можно изменить, вместо того чтобы строить догадки о скрытыхпричинах, не поддающихся наблюде­нию и часто не являющихся объектами изменений.

Нормальное развитие семьи

Теперь, когда в нашем распоряжении имеетсябогатая лите­ратура подетскому развитию и семейному жизненному циклу, кажется, что нет смыслаобращаться к литературе по групповым динамикам, чтобы суметь понять, каковонормальное развитие семьи. Тем не менее на заре семейной терапии многиетерапевты заимствовали концепции о групповом развитии и применяли их к семьям.Среди самых печально известных из них — идея Тал-котта Парсонса (Parsons,1950) о том, что группам нужны ин­струментальный и экспрессивный лидеры, чтобы отвечать засоци­ально-эмоциональныеинтересы группы. Догадайтесь, кого выбра­ли на эти роли, и подумайте, как этопомогло легитимизировать искусственное и несправедливое разделениетруда.

Предложенное Уильямом Шутцем (Schutz, 1958)трехфазо­вое делениегруппового развития —включение, контроль и привя­занность —оказалось более полезным. Другое исследование по групповым динамикам обратиловнимание на ключевую потреб­ность в сплоченности. Существует фактор, позволяющийохарак­теризоватьсплоченность, —совместимость интересов (Shaw,

134

Состояние семейной терапии

1981). Если члены группы обладаютсочетаемыми потребностя­ми, они склонны хорошо функционировать сообща, если нет, тосовместное функционирование не удается. Сходным образом со­вместимые потребности — совместимые, а не идентичные— рож­дают хорошие браки. Это положениеполучило свое подтвержде­ние в исследованиях, продемонстрировавших, что совместимостьинтересов прогнозирует брачный выбор (Winch, 1955) и супру­жескую адаптацию (Meyer &Pepper, 1977).

Как «системные пуристы» коммуникативныесемейные тера­певтырассматривают поведение неисторично. Описывают они семейные интеракции илиработают с ними — ихвнимание на­правлено на«здесь и сейчас» вкупе с ничтожным интересом к раз­витию. Нормальные семьи считаютсяфункциональными систе­мами, которые подобно всем живым системам обусловливаются двумяосновополагающими процессами (Maruyama, 1968). Во-первых, они должны сохранятьпостоянную целостность перед лицом капризов окружающей среды. Это достигаетсячерез нега­тивнуюобратную связь, в качестве иллюстрации которой часто приводится примертермостата в домашнем отопительном бло­ке. Когда уровень тепла опускаетсяниже установленной отмет­ки, термостат активирует печь до тех пор, пока комната непро­греется до нужнойтемпературы.

Ни одна живая система не выживет безрегулирующей струк­туры,но слишком жесткая структура оставляет систему плохо подготовленной для того,чтобы приспосабливаться к изменив­шимся обстоятельствам. Вот почему у нормальных семей имеется еще имеханизм позитивной обратной связи. Негативная обрат­ная связь минимизирует изменения,чтобы поддержать устойчи­вое положение; позитивная обратная связь изменяет систему, чтобыприспособить ее к новым стимулам. Например, по мере рос­та детей информация, поступающая отних в семейную систему, изменяется. Наиболее очевидный пример этого— подростки, которыебольше всего увлекаются в этом возрасте своими сверс­тниками и требуют большейнезависимости. Семейная система, ограниченная до негативной обратной связи,может только со­противляться таким переменам. У нормальных же семейимеют­ся механизмыпозитивной обратной связи, и они могут реагиро­вать на новую информациюмодификацией своей структуры.

Нормальные семьи периодически лишаютсяравновесия (Hoffman, 1971) в течение переходных этапов своегожизненного

135

Майкл Николе, Ричард Шварц

цикла. Ни одна семья не прошла через этиизменения абсолютно спокойно: все испытывают стресс, сопротивляются переменам ипроживают плохой период. Но гибкие семьи не оказываются в плену таких периодов,они способны осуществить позитивную обратную связь, чтобы измениться.Симптоматийные семьи за­стревают в проблеме, используя симптоматийного члена, чтобыизбежать изменения.

Концепции общей теории систем, напримерпозитивная об­ратнаясвязь, обладают такими достоинствами, как широкая применимость и теоретическаяэлегантность, но часто кажутся несколько абстрактными. Если мы признаем, чтокоммуника­ция— это канал дляпозитивной обратной связи, станет возмож­ным излагать соображения яснее.Здоровые семьи способны из­меняться, поскольку коммуницируют ясно и являютсяуступчи­выми. Когда детиговорят, что хотят повзрослеть, здоровые родители прислушиваются.

Развитие расстройств поведения

С позиции теории группы симптомы считаютсяпродуктами нарушенных и нарушающих групповых процессов. Но группы не считаютсяпричиной расстройства у их членов, скорее поведение членов группы являетсячастью нарушения группы. Поэтому групповые исследователи и терапевтыотказываются от линей­ной причинности в пользу той формы круговой причинности, которуюони называют «групповой динамикой». Семейных груп­повых терапевтов происхождениепсихопатологии интересует меньше, чем обстоятельства, которые поддерживают исохраня­ют ее. К нимотносятся стереотипные роли, нарушения комму­никаций и заблокированные каналы дляоказания и получения поддержки.

Из-за ригидности ролей групповые интеракциипроисходят в узких, стереотипных пределах. Когда у людей становится меньшевозможностей для выбора, их гибкость как группы ограничива­ется. Группы застревают в жесткихролях, и неизменные структу­ры не срабатывают, когда им приходится иметь дело сизменен­нымиобстоятельствами. Более того, если гибкость представляет собой опасность, такиегруппы не отваживаются коммунициро-вать о неудовлетворенных потребностях, врезультате —фру-

136

Состояние семейной терапии

страция и иногда симптоматийное нарушение уодного из чле­новгруппы. Если потребности, которые генерируют острое на­рушение, остаютсянеудовлетворенными, сами симптомы за­крепляются в качестве роли, и группа организуется вокруг«боль­ного»члена.

Согласно коммуникативным терапевтам, важнаяфункция симптомов —сохранить гомеостатическое равновесие семейной системы. (Как мы увидим, мнение,что симптомы функциональ­ны, подразумевающее, что семьям нужны их проблемы, вызвало немалоразногласий.) Считалось, что патологические семьи по­пали в ловушку прочного,дисфункционального гомеостатичес-кого паттерна коммуникации (Jackson &Weakland, 1961). Их ин­теракции могут казаться избыточными и могут бытьнеудовле­творительными,но они усиленно самоподкрепляются. Эти семьи цепляются за свои ригидныеструктуры и реагируют на сигналы об изменениях негативной обратной связью. Тоесть изменения рассматриваются не как противоречащие росту, а какугрожаю­щие ивоспринимаются как команда к их сдерживанию. Угрожа­ющим стабильности изменениямприкрепляется ярлык «боль­ных», как показано в следующем примере.

Томми был тихим, одиноким мальчиком,единственным сыном родителей — эмигрантов из Восточной Европы, кото­рые покинули свою деревню иперебрались в Соединенные Штаты, где оба устроились работать на завод в большомго­роде насеверо-востоке страны. И хотя теперь они были спа­сены от религиозных гонений иулучшили свое благосостоя­ние, супруги чувствовали себя изгоями в отсутствиесимпа­тии со стороныновых соседей. Они держались друг друга и находили удовольствие в воспитанииТомми.

Томми был слабым ребенком с некоторымисвоеобраз­нымиособенностями, но родители считали его совершен­ным. Потом он пошел в школу, сталводить дружбу с други­мидетьми и, желая признания, нахватался множества аме­риканских привычек. Он жевал жвачку,смотрел мультики и катался на велосипеде при любой возможности. Родителей сталораздражать жевание жвачек и привязанность Томми к телевизору, но больше всегоони страдали от его стремления играть с друзьми. Им стало казаться, что онотвергает их цен­ности ичто «должно быть, с ним что-то не так». По проше-

137

Майкл Николе, Ричард Шварц

ствии времени они обратились в детскуювоспитательную кли­нику,где уверяли, что у Томми нарушения, и просили по­мочь «сделать Томми снованормальным».

Коммуникативные теоретики в своихтеоретических работах придерживались позиции, что патология свойственна системекак единому целому (Hoffman, 1971; Jackson, 1967; Watzlawick, Beavin &Jackson, 1967). Идентифицированный пациент считался ролью с комплементарнымиконтрролями — и все ониспособст­вуют сохранениюсистемы. Идентифицированный пациент мо­жет быть жертвой, но с этой позиции«жертва» и «мучитель» рас­сматриваются как взаимно детерминирующие роли — ни та ни другая не хороша, неплоха, ни одна не является причиной дру­гой. Однако, хотя эта круговаяпричинность была существенной составляющей теоретизирования коммуникативныхтерапевтов, они нередко позволяли себе демонизировать родителей.

Трудно судить об отдельных коммуникациях— нормальные они илипатологичные. Поэтому следует оценивать, исходя из серий илипоследовательностей коммуникаций. Можно иссле­довать синтаксис и семантику, т. е.содержание речи на наличие ясности или спутанности. Этот подход применялся висследова­нии ЛайманнаУинна, где он обнаружил, что речь шизофрени­ков отличается от речи нормальныхлюдей или делинквентов (Wynne & Singer, 1963). Можно, наоборот, исследоватьпрагма­тикикоммуникаций, как это было сделано членами группы Па-ло-Альто. Они делали упорне на ясности или содержании, а на метакоммуникациях или командном аспектеязыка.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.