WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 40 |

превзойденного мастера терапевтическойтехники. Он был од­нимиз величайших гениев этого движения. Те, кто у него учился, все до единогоссылались на его чары клинициста. Он был дина­мичным катализатором — активным, открытым,прямолиней­ным и никогда— суровым илинерешительным. Он был вспыль­чивым и эффективным. И не довольствовался кабинетнымпри­емом, а рекомендовалвизиты на дому и сам часто посещал семьи в домашней обстановке (Ackerman,1966b).

Наконец, вклады Аккермана как педагога,— возможно, еговажнейшее наследие. На восточном побережье его имя было си­нонимом семейной терапии напротяжении всех 1960-х годов. Среди тех счастливцев, кто учился у него, былСальвадор Мину-хин, который открыто признает свой долг гениюАккермана.

Аккерман всегда настаивал, что терапевтдолжен быть эмо­ционально вовлеченным в работу с семьей и использоватькон­фронтацию, чтобыпривести скрытые конфликты к открытой дискуссии. Как терапевту спровоцироватьоткровенное раскры­тиеАккерман делал это, акцентируясь на избегании и эмоцио­нальном мошенничестве («щекотаниезащит»), бросая вызов штампам и препятствуя бесплодным спорам о вещах, неимею­щих особогозначения. Техники Аккермана предполагают, что он был несколько более озабоченсодержанием семейных кон­фликтов, чем процессом того, как члены семьи справляются с ними, иболее заинтересован семейными секретами (особенно теми, которые подразумеваютсекс и агрессию), чем семейной структурой и паттернами коммуникации. Возможно,наиболее бессмертный вклад Аккермана — это его последовательныйак­цент на отдельныхличностях и целых семьях; он никогда не терял из виду личность всистеме.

КАРЛ ВИТАКЕР

Даже среди многочисленных упрямых иколоритных персо­нажей— основателей семейнойтерапии — Карл Витакервыделя­ется как самыйдерзкий. Он считал людей с психологическими проблемами теми, кто чураетсячувств и цепляется за безжизнен­ные шаблоны (Whitaker & Malone, 1953). Витакер накалялстраст­ную эмоциональнуюатмосферу. Его «Психотерапия абсурда» (Whitaker, 1975) представляет собой смесьтеплого участия и не­предсказуемых эмоциональных провокаций, предназначенных

96

Состояние семейной терапии

для подготовки людей к соприкосновению ссобственным опы­том наболее глубоком, личностном уровне.

Принимая во внимание дерзкий иизобретательный подход Витакера к индивидуальной терапии, неудивительно, что онстал одним из первых, кто порвал с психиатрическими традициями радиэкспериментов с семейной терапией. В 1943 г. он и Джон Уоркентин, работая вОак-Ридз, штат Теннесси, начали вклю­чать в свое пациентское лечение супругов и детей. Витакер такжестал пионером использования котерапии, полагая, что поддер­живающий партнер помогает свободномутерапевту реагировать спонтанно, без опасения несдержанногоконтрпереноса.

В 1946 г. Витакер возглавляет факультетпсихиатрии универ­ситетаЭмори, где объединяется с Уоркентином и Томасом Ма-лоном. Они продолжаютэкспериментировать с лечением семей, особенно интересуясь шизофрениками и ихсемьями. Витакер организовывает ряд конференций, которые в конечном счетеприводят к главной встрече движения семейной терапии. В 1946 г. Витакер,Уоркентин и Малон начали дважды в год проводить конференции, в течение которыхрассматривали и обсуждали ра­боту друг друга с семьями. Группа сочла эти сессии чрезвычайнополезными, и с тех пор взаимные наблюдения с использованием одностороннегозеркала стали одним из отличительных призна­ков семейной терапии.

В 1953 г. Витакер приглашает Джона Розена,Альберта Шиф-лена, Грегори Бейтсона и Дона Джексона поучаствовать впро­исходящей раз вполгода конференции, посвященной семьям, проходившей в тот год в Си-Айленде,штат Джорджия. Каждый демонстрировал собственный подход к одной и той же семье,в то время как другие наблюдали и в заключение объединялись в груп­повых дискуссиях и анализе. Взаимноеобогащение идеями ста­новилось важной особенностью движения семейной терапии.Не­которая открытость,которая приводила семьи в терапевтичес­кий кабинет, побуждала и семейныхтерапевтов делиться своей работой с коллегами при помощи видеозаписей и живыхдемон­страций.

В 1955 г. Витакер ушел в отставку из Эмори иначал частную практику с Уоркентином, Малоном и Ричардом Фелдером. Он и егопартнеры по Психиатрической клинике в Атланте разработа­ли «эмпирическую» формупсихотерапии, используя в семейной, индивидуальной, групповой и супружескойтерапии ряд чрезвы­чайнопровокационных техник, сочетающихся с силой их лич­ностей (Whitaker, 1958).

97

Майкл Николе, Ричард Шварц

В 1965 г. Витакер покинул Атланту, чтобыстать профессо­ромпсихиатрии в университете Висконсина, где проработал вплоть до своей отставки в1982 г. После этого он полностью по­святил себя терапии семей и ездил по всему миру ссобственны­мисеминарами. Ближе к концу 1970-х гг. Витакер, по-видимо­му, смягчился и добавил большепонимания семейных динамик к своим необдуманным вмешательствам. В процессе этотпреж­ний дикарь семейнойтерапии стал одним из уважаемых деятелей движения. После смерти Витакера вапреле 1995 г. поле будто бы осиротело.

На заре движения семейной терапии Витакербыл менее из­вестным,чем многие другие терапевты первого поколения. Воз­можно, это было связано с егоатеоретической позицией. Тогда как Джексон, Хейли и Боуэн разрабатывалиувлекательные и легкие для понимания теоретические концепции, Витакер всегдаотказывался от теории, предпочитая творческую спонтанность. Поэтому его работабыла менее доступной для обучения, чем ра­бота его коллег. Тем не менее средиравных себе он всегда был уважаемой фигурой. Те, кто понимал, что происходит всемьях, видел, что в его безумии есть система.

Витакер умышленно создавал напряжение,докучая и пики­руясь ссемьями, будучи убежденным, что стресс необходим для изменений. По нему никогданельзя было сказать, что он имеет четкую стратегию, и он не прибегал кпредсказуемым техникам, предпочитая, как он говорил, позволять своемубессознательно­муподгонять терапию (Whitaker, 1976). Хотя его работа выгляде­ла совершенно спонтанной, дажевременами вопиюще спонтан­ной, у нее имелись твердые базовые качества. Все еговмеша­тельства поощрялигибкость. Он не делал слишком многого, чтобы продвинуть семьи к изменениям вконкретных направлениях, когда бросал им вызов и хитростью добивался ихраскрытия, — чтобы онимогли в большей мере стать самими собой и прийти к большемуудовлетворению.

АЙВЕН БОЖОРМЕНИЙ-НЕГИ

Айвен Божормений-Неги, пришедший в семейнуютерапию из психоанализа, был одним из плодотворных мыслителей дви­жения с самых первых его дней. В1957 г. он основал Восточно-Пенсильванский психиатрический институт (ВППИ) вФила­дельфии как центрдля исследований и обучения. Уважаемый

98

Состояние семейной терапии

научный клиницист и умелый администратор,Божормений-Неги был способен притягивать талантливых коллег и студентов. Срединих были Джеймс Фрамо, один из немногочисленных психологов на заре движениясемейной терапии; Дэвид Рубинш­тейн, психиатр, который впоследствии разработал отдельную учебнуюпрограмму по семейной терапии, и Джеральдина Спарк — социальный работник, котораясотрудничала с Божормений-Неги в качестве котерапевта, содиректора союза исоавтора «Не­зримойпривязанности» (Boszormenyi-Nagy & Spark, 1973). К этой группеприсоединился Джеральд Зак, психолог, который разра­ботал «триадический в основании»подход к семейной терапии (Zuk, 1971). В триадической в основании семейнойтерапии те­рапевтначинает как посредник, но затем принимает чью-либо сторону, чтобыликвидировать сильные группировки в семье. Согласно Заку (Zuk, 1971, р. 73),«продуманно принимая чью-либо сторону, терапевт может пошатнуть баланс в пользуболее продуктивных отношений или во всяком случае подорвать хро­нические паттерны патогенныхотношений».

В 1960 г. в ВППИ из Темпльского университетапереходит Альберт Шифлен и присоединяется к Рею Бердвистеллу дляизу­чения языка тела впсихотерапии. Росс Спек, который учился в ординатуре по психиатрии в начале1960-х гг., разработал со­вместно с Кэролайн Аттнив «сетевую терапию», расширившую контекстлечения далеко за пределы нуклеарной семьи. В этом подходе для участия натерапевтических сессиях приглашается как можно больше людей, связанных спациентом. Часто соби­раются до пятидесяти человек, включая членов семьи иродст­венников, друзей,соседей и учителей, приблизительно на три четырехчасовые сессии, возглавляемыеминимум тремя терапев­тами, чтобы обсудить, как поддержать пациента и помочь емуизмениться (Speck & Atteneave, 1973).

В дополнение к поручительству и поддержкестудентов и кол­легБожормений-Неги внес большой вклад в изучение шизофре­нии (Boszormenyi-Nagy, 1962) исемейную терапию (Boszorme­nyi-Nagy, 1966, 1972; Boszormenyi-Nagy & Spark, 1973).Божорме­ний-Негипредставлял себя как бывший аналитик, оценивший по достоинству секретность иконфиденциальность, который стал семейным терапевтом, борющимся спатологическими си­ламив открытую. Один из его главных вкладов — добавление этической составляющейк терапевтическим целям и техникам. Согласно Божормений-Неги, ни принципудовольствия-боли, ни трансакциональная своевременность не являютсядостаточ-

99

Майкл Николе, Ричард Шварц

ными проводниками к человеческому поведению.Наоборот, он считал, что члены семьи должны основывать своивзаимоотно­шения надоверии и преданности и балансировать между права­ми и обязательствами.

В 1980 г., после того как тысячиспециалистов прошли обу­чение в ВППИ, власти штата Пенсильвания внезапно закрыли институт.Божормений-Неги и несколько его коллег сохранили связь с соседней Медицинскойшколой при Хонманнском уни­верситете, но критическая масса была утеряна. Поэтомувпос­ледствииБожормений-Неги продолжал совершенствовать соб­ственный подход, контекстуальнуютерапию, которая является одним из тщательно продуманных и недооцененныхподходов к семейной терапии.

САЛЬВАДОР МИНУХИН

Первое внезапное появление Минухина на сценевылилось в блистательную клиническую драму, которая пленила публику. Этотнеотразимый мужчина с элегантным латинским акцентом соблазнял, провоцировал,издевался или озадачивал семьи, за­ставляя их изменяться. Но даже легендарная склонностьМину­хина кдраматизациям не имеет того электризующего импульса элегантной простоты,которая характерна для его структурной модели.

Родившийся и выросший в Аргентине, Минухинначал ка­рьеру семейноготерапевта в начале 1960-х гг., когда открыл два паттерна, характерных длябольшинства неблагополучных семей: одни из них «спутываются» — выстраивают хаотичные ипроч­ные взаимосвязи;другие «выпутываются» —обособляются и внешне разобщаются. В обоих типах семей авторитарные роливыполняются неудовлетворительно. Спутавшиеся родители слиш­ком смешиваются с детьми, чтобысохранять лидерство и выпол­нять контроль; выпутавшиеся родители слишкомдистанцируют­ся, чтобыобеспечивать эффективную поддержку и руководство.

Семейные проблемы прочны и устойчивы кизменениям, потому что вплетены в сильные, но невидимые невооруженным взглядомструктуры. Возьмем, к примеру, мать, тщетно уговари­вающую своего упрямого ребенка. Онаможет ругаться, наказы­вать, обещать луну с неба или пытаться быть терпеливой, но,по­ка она «спутана» иличрезмерно увлечена своим ребенком, ее усилия будут тщетны, потому что оналишена авторитета. Более

100

Состояние семейной терапии

того, поскольку поведение одного члена семьивсегда взаимо­связано споведением остальных, матери будет трудно отстра­ниться, поскольку ее муж (отецребенка) выпутан.

Семейная система, такая, как семья, являетсяструктуриро­ванной,поэтому попытки к изменению правил представляют собой то, что семейныетерапевты называют «изменением первого порядка», изменение внутри системы,которая сама при этом ос­тается прежней. Если мать в приведенном примере начнетпрак­тиковать строгуюдисциплину, это будет изменением первого порядка. Спутавшаяся мать хватается заиллюзию альтернатив. Она может быть строгой или мягкой — результат будетодинако­вым, потому чтоона остается в капкане треугольника. Поэтому нужны «изменения второго порядка»— изменения в самойсис­теме. Именно радитого, чтобы выяснить, как вызывать такие изменения, терапевты со всего миратолпами стекались на семи­нары Минухина.

Сначала Минухин работал над своими идеями,одновремен­но занимаясьпроблемой преступности среди несовершеннолет­них в Вильтвикской школе длямальчиков в Нью-Йорке. Семей­ная терапия с семьями из городских трущоб была новымнаправ­лением работы, ипубликация его идей (Munuchin, Montalvo, Guerney, Rosman & Schumer, 1967)стала причиной того, что в 1965 г. его пригласили возглавить Детскуювоспитательную кли­никув Филадельфии. Минухин взял с собой Браулио Монтальво и Берниса Розмана, а в1967 г. они объединились с Джеем Хейли. Вместе они трансформировалитрадиционную детскую воспита­тельную клинику в один из самых больших центров семейнойтерапии.

Первым заметным достижением Минухина вФиладельфий­ской клиникестала уникальная программа среднего специаль­ного образования по специальностисемейных терапевтов для членов местного черного сообщества. Причина для этихособых усилий заключалась в том, что культурные отличия могли се­рьезно затруднить белому терапевту,представителю среднего класса, процесс установления контактов с городскимиафро- и латиноамериканцами.

В 1969 г. Минухин получил грант для запускаинтенсивной двухгодичной учебной программы, в которой он, Хейли,Мон­тальво и Розманразработали высокоэффективный подход к обу­чению, так же как и одну из наиболеезначимых систем семей­ной терапии. Согласно Хейли, одно из преимуществ в обученииспециальности семейного терапевта людей без предварительного

101

Майкл Николе, Ричард Шварц

клинического опыта заключалось в том, что имне приходилось забывать усвоенное прежде и, следовательно, сопротивлятьсясистемному мышлению. Минухин и Хейли стремились восполь­зоваться этим, разработав подход снаименьшим возможным ко­личеством теоретических концепций. Концептуальнаяэлегант­ность сталаодной из отличительных черт «структурной семей­ной терапии».

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.