WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 40 |

Обратите внимание, что в приведенномвзаимообмене были представлены все шесть особенностей двойной связи, а также нато, что молодого человека явно приперли к стенке. Нет ловуш­ки, если субъект не попался. Этопонятие является интеракцио-нальным.

Мы можем предположить, что эту мать тревожитблизость с собственным сыном, но она не признает своих чувств, поэтому напублике ведет себя как любящая мать, которая всегда посту­пает правильно. Обычно в подобныхсемьях нет никого другого,

59

Майкл Николе, Ричард Шварц

вроде сильного отца, чтобы вмешаться иподдержать ребенка. Мать пытается контролировать свою тревогу, контролируябли­зость между собой иребенком. Но поскольку не может признать­ся в этой тревоге даже самой себе,она скрывает важные аспекты своей коммуникации, а именно свой дискомфорт иливраждеб­ность. Вдобавокона запрещает комментировать или критико­вать свои сообщения. В результатеребенок растет не обученным навыку сообщать о коммуникации, неопытным вопределении того, что люди на самом деле имеют в виду, и не умеющимуста­навливатьконтакты.

Другим примером двойной связи мог бы статьпреподаватель, который заставляет своих студентов быть активными ваудито­рии, нораздражается, если один из них действительно прерыва­ет его вопросом или комментарием.Когда он в конце концов все же предлагает им задавать вопросы и никто неоткликается, он сердится («Какие пассивные студенты!»). Если некоторыесту­денты опрометчивокритикуют нечуткость профессора, он, несо­мненно, сердится еще больше. Такстуденты наказываются за точное понимание того, что преподаватель вдействительности хочет, чтобы только его идеи были услышаны и вызываливос­торг. (Этот пример,конечно же, полностью вымышлен.)

Хотя это может казаться усложнением, нолюди, чтобы ла­дить другс другом, не могут без метакоммуникаций. Частенько просто нельзя обойтись безвопроса, наподобие: «Что ты имеешь в виду» или «Ты это серьезно». Однако всемье с двойной свя­зьютакие вопросы не допускаются: комментарии и вопросы уг­рожают родителям, и противоречивыесообщения затушевыва­ются, возникая на разных уровнях коммуникации.

Мы все попадаемся в случайные двойные связи,но шизо­френик имеет сними дело постоянно. Как следствие — безумие. Не имея возможности прокомментировать эту дилемму,шизо­френик реагируетзащитой, возможно, становясь конкретным и педантичным, а возможно, даваяскрытные ответы или разгова­ривая метафорами. В конце концов шизофреник, подобнопара­ноику, может прийтик мнению, что за каждым утверждением скрывается особый смысл.

Эта статья о двойной связи 1956 г. оказаласьодной из наибо­леевлиятельных и спорных в истории семейной терапии. От­крытие, что шизофренические симптомыимеют смысл в кон­текстенекоторых семей, могло оказаться прогрессивным для науки, но оно имеломоральный и политический подтекст. Эти исследователи не только считали себямстящими рыцарями, ре-

60

Состояние семейной терапии

шившимися спасти «идентифицированныхпациентов», сразив семейных драконов, но они также вступили в священную войнупротив психиатрического истеблишмента. Окруженные превос­ходящим числом враждебной критики,поборники семейной те­рапии бросили вызов ортодоксальному положению, что шизо­френия — биологическая болезнь. Целители отпсихологии, по­всюдуликовали. К сожалению, они ошибались.

Наблюдение, что шизофреническое поведение,по-видимо­му,приспособлено под некоторые семьи, не означает, что семьи вызывают шизофрению.В логике такой тип умозаключения на­зывается «сделать поспешный вывод». Прискорбно, что семьи сшизофрениками годами страдают от предположения, что вино­ваты за трагедию психозов своихдетей.

Есть четыре возможных способа реагировать надвойные связи или даже на дисквалифицирующие сообщения любого ти­па: комментарий (критика),непризнание, принятие или контр­дисквалификация (Sluzki, Beavin, Tarnopolsky & Veron, 1967).Первые два аннулируют или компенсируют двойную связь, и, если эти реакциипозволяют обойти связь, они могут привести к творческим решениям (Bateson,1978). Причина этого в том, что адаптивное решение двойной связи отступает отсистемы коор­динат,признающей различные типы логики. Способность отсту­пать, подобно этой, являетсятворческим актом, базирующимся на редком навыке объективно видеть собственнуюситуацию.

Авторские статьи Бейтсона фокусировались наинтеракциях между двумя людьми, особенно между матерью и детьми. Отцыописывались только в негативном ключе, как неспособные по­мочь детям сопротивляться двойнойсвязи. Семейный анализ, ограниченный двоими людьми, хоть это и являлось обычнойпрактикой (особенно среди терапевтов, работающих с детским поведением исупружескими парами), неприемлем. Отношения матери с ребенком определяются ееотношениями с мужем и, в свою очередь, изменяют те отношения. Абсолютно так жеотноше­ния терапевта спациентом взаимно определяются и определяют отношения первого с супервизорами иадминистраторами.

В 1960 г. Джон Уикленд попытался расширитьпонятие двойной связи до трехперсональной интеракции. Он рассмотрел факт, чтотри человека обычно подключаются к двойной связи, даже если она не проявляетсясразу. Однако в целом группу Бейт­сона больше интересовали общие положения, нежели лабиринттрехперсональной системы. Поэтому они полагали, что концеп­ция двойной связи может быть полезнадля анализа трехперсо-

61

Майкл Николе, Ричард Шварц

нальной системы в семье, клинике, бизнесе,политике и рели­гии, ноработали с влиянием отца на диаду мать — дитя только мимоходом. Фактическигруппа Бейтсона, так же как последова­тели их стратегической терапии,никогда не уделяла особого внимания важности трехперсональныхинтеракций.

После публикаций о двойной связи членыпроекта начали интервьюировать родителей совместно с ихдетьми-шизофрени­ками.Эти встречи были исследовательскими, а не терапевтичес­кими, но здесь был явный прогресс:семейные взаимоотношения не просто обсуждались, а реально изучались. Этиобъединенные семейные сессии способствовали развитию движения семейной терапии,и в следующем разделе мы увидим, к чему они привели.

Все открытия группы Бейтсона сводились кединой точке: основополагающее значение коммуникации для организации семьи.Патологичные коммуникации — вот что делает семьи па­тологичными, заключили они. Идея об основополагающей мо­тивации для неопределенныхсообщений, которые они наблюда­ли, ими отвергалась. Хейли считал, что мотивирующей силой длядвойной связи является скрытая борьба за интерперсональный контроль; Бейтсон иУикленд полагали, что она является побу­дительным мотивом для утаиваниянеприемлемых переживаний. Но все они сходились во мнении, что даже нездоровоеповедение может быть адаптивным по отношению к семейному контексту. Вот двавеликих открытия этой производительной команды та­лантливых ученых: 1) множественныеуровни коммуникации и 2) то, что деструктивные паттерны отношенийподдерживаются саморегулирующимися интеракциями семейной группы.

ТЕОДОР ЛИДЗ, ЙЕЛЬ

Теодор Лидз, исследуя семейные динамикишизофрении, ру­ководствовался двумя традиционными психоаналитическими интересами:чрезвычайно устойчивые семейные роли и несовер­шенная родительская модельидентификации.

Лидз приступил к исследованию семейшизофреников в 1941 г., когда завершал ординатуру у Джона Хопкинса. В своемпервом исследовании (Lidz & Lidz, 1949), охватившем 50 случа­ев, Лидз обнаруживает преобладаниеразведенных семей и семей с серьезно нарушенными отношениями. 40% выборкимолодых шизофреников были лишены по крайней мере одного родителя из-за смерти,развода или изоляции; у 61% семей были выявле-

62

Состояние семейной терапии

ны серьезные супружеские разногласия; 48%имели в своем со­ставепо крайней мере одного крайне нестабильного родителя (психотика, тяжелогоневротика или психопата); 41% семей по­казали эксцентричные или необычныепаттерны воспитания де­тей. Только пять из пятидесяти случайно выбранных из всегоко­личества шизофрениковвышли из прочных семей и воспитыва­лись двумя нормальными, совместимыми родителями.

Лидз усомнился в общепринятом тогдаубеждении, что не­приятие матери является главной отличительной особенностьюшизофренических семей. И его самым заметным открытием ста­ло наблюдение, что чаще всегодеструктивное влияние исходит от отца.

Лидз продолжил это исследование лонгитюднымизучением шестнадцати семей, в составе которых имелись шизофреники. Этиинтенсивные обследования небольшого количества случаев на протяжении несколькихлет позволили проникнуть в окру­жающую среду, в которой растут молодые шизофреники.Исполь­зуя тщательныеинтервью, наблюдения за семьей и проективное тестирование, исследователиобнаружили последовательные и ключевые паттерны семейного распада ипсихопатологию во всех семьях шизофреников.

Хотя Лидз жестко опирался на традиционныйпсихоанали­тическийобраз мышления о семьях и многие его концепции со­средоточивались на человеке и егоролях, некоторые из этих на­блюдений вышли за рамки представлений об идентификации и развитииэго, коснувшись двух- или трехперсональных интерак­ций и даже всей семьи как единицы.Так Лидз ввел первые теоре­тические разработки о воздействии отдельных личностейроди­телей на их детей иболее современный интерес к семье как к сис­теме.

Лидз отверг идею Фрейда о том, чтошизофрения обусловле­нафиксацией на раннем оральном уровне с последующей рег­рессией перед лицом стресса в периодраннего взросления. Он также не обнаружил явного неприятия или отторженияребенка ни у одной из исследованных им матерей. В соответствии с этим он отверги идею Фриды Фромм-Райхманн и Джона Розена, что материнское неприятие естьосновная причина шизофрении.

В первых исследованиях внимание Лидзапривлекали отцы в семьях шизофреников, у которых, как уже ранее отмечалось,встречались столь же часто и не менее серьезные нарушения пси­хики, как и у матерей (Lidz, Parker& Cornelison, 1956). В своей наиболее важной работе «Внутрисемейная средашизофреника I:

63

Майкл Николе, Ричард Шварц

Отец» (Lidz, Cornelison Fleck & Terry,1957a) Лидз и его коллеги описали пять паттернов патологического отцовства всемьях ши­зофреников.

Первая группа — это деспотичные и строгие,авторитарные отцы, постоянно конфликтующие со своими женами. Отцывто­рой группы враждебнонастроены к своим детям, а не к женам. Подобный мужчина соперничает ссобственными детьми за вни­мание и любовь матери, своим поведением напоминаяревниво­го брата, а неродителя. Третья группа состоит из отцов, открыто проявляющих параноиднуюнапыщенность. Они отчуждены и равнодушны. Четвертая группа отцов представляетсобой не­удачников пожизни и ничтожеств в собственной семье. Здесь дети растут как без отца. Пятаягруппа — это пассивныеи покор­ные отцы,которые ведут себя больше как дети, чем как родите­ли. Они милы почти по-матерински, нопредлагают слабую модель для идентификации. Эти покорные отцы не в состояниипереве­сить доминирующеевлияние своих жен. Лидз пришел к заклкк чению, что лучше расти без отца, чем стаким, который слишком отчужден или слаб, чтобы послужить здоровой моделью дляиден­тификации.

После описания некоторых патологическиххарактеристик отцов в шизофренических семьях Лидз направил свое внимание надефекты супружеских отношений. Темой, на которой базиро­вались его находки, заключалась вотсутствии ролевой взаимнос­ти. В успешных отношениях недостаточно исполнятьсобствен­ную роль, чтобыбыть эффективным самому, необходимо еще уравновесить свою роль с партнерской,чтобы быть эффектив­нойпарой. В семьях шизофреников, которые изучал Лидз, суп­руги были не способны исполнятьсобственные роли и не склон­ны поддерживать их у своих партнеров.

Лидз вслед за Парсонсом и Бейлисомутверждал, что первич­ной ролью отца является адаптивно-инструментальная, тогда какматери —интегративно-экспрессивная. Если каждый родитель исполняет вариант одной изэтих ролей, они могут гармонично приспособиться друг к другу. Однако, если отцыне справляются со своими инструментальными ролями или материотказывают­ся отвыполнения экспрессивного воспитания, во взаимоотно­шениях возникаютсложности.

(Обратите внимание, насколько эти положениягармонизи­ровали страдиционными половыми ролями: отец должен быть «маскулинным», а не«материнским»; хороший брак строго ком­плементарен: отец был сильным изанимался делом, а мать —

64

Состояние семейной терапии

мягкой и самоотверженной, сидела дома иобслуживала своих детей и мужа.)

Лидз обнаружил, что во всех случаях, которыеон изучал, супружеские отношения были нарушенными (Lidz, Cornelison, Fleck& Terry, 1957b). Сосредоточившись на том, что взаимные, кооперативные ролине достигаются, Лидз выделил два общих типа разногласий. В первом — супружеском расколе хроническиотсутствует взаимная помощь друг другу или не достигается ро­левая взаимность. Эти мужья и женыпостоянно обесценивают друг друга и открыто состязаются за расположенность ипривя­занность своихдетей. Их брак — зонабоевых действий. Второй паттерн — супружеская асимметрия — заключается в серьезнойпсихопатологии у одного партнера, который доминирует над другим. Так, одинродитель становится крайне зависимым, тогда как другой выглядит как сильнаяродительская фигура, но на де­ле является патологическим хулиганом. Более слабый супруг— в исследованиях Лидзаобычно отец —поддерживает патологичес­кие отклонения доминирующего партнера. Во всех таких семьяхнесчастные дети терзаются противоречивыми родственными чув­ствами и отягощены гнетом приведенияк равновесию сомни­тельного брака их родителей.

ЛАЙМАН УИНН,

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ

ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

Ни у кого из лидеров семейной терапии небыло такой длин­ной ибезупречной карьеры, как у Лаймана Уинна. Его безуко­ризненная образованность и пылкаязабота о несчастных стали источником вдохновения для сорокалетних сугубопрактичных и чрезвычайно продуктивных исследований. Как и другие до него, Уиннизучал эффекты коммуникаций и семейные роли. Но в от­личие от остальных онсосредоточивался в своих работах на том, как передается в семьях патологическоемышление.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.