WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 54 |

Обычные философские этики не имеют завершительнойэсхатологической части. И если они и трактуют о проблеме бессмертия, то безуглубления проблемы самой смерти и преимущественно в связи с нравственнойответственностью человека, с наградами и наказаниями и в лучшем случае спотребностью завершения бесконечных стремлений человеческой личности. Идеябессмертия обосновывалась при помощи натуралистической метафизики, признаниядуши субстанцией. Тут не было никакого прикосновения к глубочайшей проблемесмерти, основной для сознания религиозного, и особенно христианского. Проблемасмерти есть не только проблема метафизики, она также есть проблема болееуглубленной, онтологической этики. Это понимают такие мыслители, как Киркегардти Гейдеггер. Проблема смерти приобретает центральное значение и у Фрейда. Ицентральной является именно проблема смерти, связанная неразрывно с проблемойвремени. Проблема же бессмертия уже вторична, и она обычно неверно ставилась.Самое слово "бессмертие" не точно и означает отрицание таинственного фактасмерти. Вопрос же о бессмертии души принадлежит совершенно устаревшейметафизике. Смерть есть самый глубокий и самый значительный факт жизни,возвышающий самого последнего из смертных над обыденностью и пошлостью жизни. Итолько факт смерти ставит в глубине вопрос о смысле жизни. Жизнь в этом миреимеет смысл именно потому, что есть смерть, и если бы в нашем мире не былосмерти, то жизнь лишена была бы смысла. Смысл связан с концом. И если бы небыло конца, т. е. если бы в нашем мире была дурная бесконечность жизни, тосмысла в жизни не было бы. Смысл лежит за пределами этого замкнутого мира, иобретение смысла предполагает конец в этом мире. И замечательно, что люди,справедливо испытывающие ужас перед смертью и справедливо усматривающие в нейпредельное зло, окончательное обретение смысла все же принуждены связывать сосмертью. Смерть - предельный ужас и предельное зло - оказывается единственнымвыходом из дурного времени в вечность, и жизнь бессмертная и вечная оказываетсядостижимой лишь через смерть. Последнее упование человека связано со смертью,столь обнаруживающей власть зла в мире. Это есть величайший парадокс смерти. Похристианской вере смерть есть результат греха и последний враг, который долженбыть побежден, предельное зло. И вместе с тем смерть в нашем греховном миреесть благо и ценность. И она вызывает в нас невыразимый ужас не только потому,что она есть зло, но и потому, что в ней есть глубина и величие, потрясающиенаш обыденный мир, превышающие силы, накопленные в нашей ж 1000 изни этого мираи соответствующие лишь условиям жизни этого мира. И чтобы быть на высотевосприятия смерти и должного к ней отношения, нужно необычайное духовноенапряжение, нужно духовное просветление. Можно сказать, что смысл нравственногоопыта человека на протяжении всей его жизни заключается в том, чтобы поставитьчеловека на высоту в восприятии смерти, привести его к должному отношению ксмерти. Платон был прав, когда учил, что философия есть не что иное, какприготовление к смерти. Но беда лишь в том, что философия сама по себе незнает, как нужно умереть и как победить смерть. Философское учение о бессмертиине открывает пути. Можно было бы сказать, что в высочайших своих достиженияхэтика есть в большей степени этика смерти, чем этика жизни, ибо смертьобнаруживает глубину жизни и раскрывает конец, который только и сообщает смыслжизни. Жизнь благородна только потому, что в ней есть смерть, есть конец,свидетельствующий о том, что человек предназначен к другой, высшей жизни. Онабыла бы подлой, если бы смерти и конца не было, и она была бы бессмысленной. Вбесконечном времени смысл никогда не раскрывается, смысл лежит в вечности. Номежду жизнью во времени и жизнью в вечности лежит бездна, через которую переходвозможен только лишь путем смерти, путем ужаса разрыва. В этом мире, когда онвоспринимается как замкнутый, самодостаточный и законченный, все представляетсябессмысленным, потому что все тленное, преходящее, т. е. смерть и смертностьвсегда в этом мире и есть источник бессмыслицы этого мира и всего в немпроисходящего. Такова одна половина истины, открытая для ограниченного изамкнутого кругозора. Гейдеггер прав, что обыденность (das Man) парализуеттоску, связанную со смертью.<<125>> Обыденность вызывает лишьнизменный страх перед смертью, дрожание перед ней как перед источникомбессмыслицы. Но есть другая половина истины, скрытая от обыденного кругозора.Смерть есть не только бессмыслица жизни в этом мире, тленность ее, но и знак,идущий из глубины, указующий на существование высшего смысла жизни. Ненизменный страх, но глубокая тоска и ужас, который вызывает в нас смерть, естьпоказатель того, что мы принадлежим не только поверхности, но и глубине, нетолько обыденности жизни во времени, но и вечности. Вечность же во времени нетолько притягивает, но и вызывает ужас и тоску. Тоска и ужас вызываются нетолько тем, что кончается и умирает дорогое нам, к чему мы привязаны, но вбольшей степени и еще глубже тем, что разверзается бездна между временем ивечностью. Ужас и тоска, связанные со скачком через бездну, есть также надеждачеловека, упование, что окончательный смысл откроется и осуществится. Смертьесть не только ужас человека, но и надежда человека, хотя он не всегда этосознает и не называет соответственным именем. Смысл, идущий из другого мира,действует опаляюще на человека этого мира и требует прохождения через смерть.Смерть есть не только биологический и психологический факт, но и явление духа.Смысл смерти заключается в том, что во времени невозможна вечность, чтоотсутствие конца но времени есть бессмыслица.

Но смерть есть явление жизни, она еще по ею сторону жизни,она есть реакция жизни на требование конца во времени со стороны жизни. Смертьнельзя понимать только как последнее мгновение жизни, после которого наступаетили небытие, или загробное существование. Смерть есть явление,распространяющееся на всю жизнь. Наша жизнь наполнена смертью, умиранием. Жизньесть непрерывное умирание, изживание конца во всем, постоянный суд вечности надвременем. Жизнь есть постоянная борьба со смертью и частичное умираниечеловеческого тела и человеческой души. Смерть внутри нашей жизни порождаетсяневозможностью вместить полноту во времени и в пространстве. Время ипространство смертоносны, они порождают разрывы, которые являются частичнымпереживанием смерти. Когда во времени умирают и исчезают человеческие чувства,то это есть переживание смерти. Когда в пространстве происходит расставание счеловеком, с домом, с городом, с садом, с животным, сопровождающееся 1000ощущением, что, может быть, никогда их больше не увидишь, то это естьпереживание смерти. Тоска всякого расставания, всякого разрыва во времени ипространстве, есть тоска смерти. Я помню мучительный опыт тоски, которую япереживал мальчиком при всяком расставании. Это носило столь всеобъемлющийхарактер, что тоска смерти переживалась мною оттого, что я никогда больше неувижу лица постороннего и чуждого мне человека, никогда не увижу города, черезкоторый я случайно проехал, комнаты, в которой останавливался на несколькодней, никогда не увижу этого дерева, этой случайно встреченной мною собаки и т.д. Это, конечно, есть опыт о смерти внутри жизни. В пространстве и времени, невмещающих полноты, обрекающих на разрывы и расставания, всегда в жизниторжествует смерть, и смерть говорит о том, что смысл лежит в вечности, вполноте, что жизнь, в которой восторжествует смысл, не будет знать разрыва ирасставаний, не будет знать тления и умирания человеческих чувств и мыслей.Смерть наступает для нас не только тогда, когда мы сами умираем, но и тогдауже, когда умирают наши близкие. Мы имеем в жизни опыт смерти, хотя и неокончательный. И мы не можем примириться со смертью, не только со смертьючеловека, но и со смертью животных, цветов, деревьев, вещей, домов. Стремлениек вечности всего бытия есть сущность жизни. И вместе с тем вечность достигаетсялишь путем прохождения через смерть, и смерть есть участь всего живущего в этоммире, и, чем сложнее жизнь, чем выше уровень жизни, тем более ее подстерегаетсмерть. Горы живут дольше, чем люди, хотя жизнь их менее сложна и менее высокапо своим качествам. Монблан представляется более бессмертным, чем святой илигений. Вещи относительно устойчивее живых существ.

Смерть имеет положительный смысл. Но смерть есть вместе стем самое страшное и единственное зло. Всякое зло может быть сведено к смерти.Убийство, ненависть, злоба, разврат, зависть, месть есть смерть и сеяниесмерти. Смерть есть на дне всякой злой страсти. Самолюбие, корыстолюбие,честолюбие смертоносны по своим результатам. Никакого другого зла, кроме смертии убийства, и не существует. Смерть есть злой результат греха. Безгрешная жизньбыла бы бессмертной, вечной. Смерть есть отрицание вечности, и в этомонтологическое зло смерти, ее вражда к бытию, ее попытки вернуть творение кнебытию. Смерть сопротивляется Божьему творению мира, она есть возврат кизначальному небытию. Смерть хочет освободить тварь через ее возвращение кизначальной свободе, предшествующей миротворению. Тварь в грехе,сопротивляющаяся Божьей идее о ней. Божьему замыслу, имеет один выход - смерть.И смерть отрицательно свидетельствует о силе Божьей в мире и о Божьем смысле,обнаруживающимися в бессмыслице. Можно даже сказать, что мир осуществил бы свойбезбожный замысел бесконечной (не вечной) жизни, если бы не было Бога, но таккак есть Бог, то этот замысел неосуществим и кончается смертью. И Сын Божий,Искупитель и Спаситель, абсолютно безгрешный и святой, должен был принятьсмерть, и этим освятил смерть. Отсюда двойное отношение христианства к смерти.Христос смертью смерть попрал. И вольная смерть Его, порожденная злом мира,есть благо и высшая ценность. В почитании креста мы почитаем смерть,освобождающую, побеждающую смерть. Чтобы ожить, нужно умереть. В кресте смертьпреображается и ведет к жизни, к воскресению, И вся жизнь этого мира должнабыть проведена через смерть, через распятие. Без этого она не может прийти квоскресению, к вечности. Смерть не окончательна, и не ей принадлежит последнееслово, когда она принимается как момент мистерии жизни. Бунт против смерти естьбогопротивление в нашем мире. И вместе с тем со смертью нужно героическибороться и смерть нужно победить как последнее зло, вырвать жало смерти. ДелоХриста в мире есть прежде всего победа над смертью и уготовление воскресения ивечной жизни. Добро, благо есть жизнь, сила и полнота жизни, вечность жизни.Смерть оказывается величайшим парадоксом в мире, который невозможно рациональнопостигнуть. Смерть есть безумие, ставшее обыденностью. Сознание обыде 1000нности притупило чувство парадоксальности и иррациональности смерти. И впоследних рационализированных своих результатах социальная обыденность пытаетсязабыть о смерти, скрыть ее от людей, хоронить умерших незаметно. В социальнойобыденности торжествует дух, противоположный христианской молитве о том, чтобынам была дана память о смерти. В этом люди современной цивилизации стоятнесоизмеримо ниже древних египтян. Парадокс смерти имеет в мире не толькоэтическое, но и эстетическое свое выражение. Смерть уродлива, и она естьпредельное уродство, разложение, потеря лица, потеря всякого облика и лика,торжество низших элементов материального мира. И смерть - прекрасна, онаоблагораживает последнего из смертных и ставит его на одну высоту с самымипервыми, она побеждает уродство пошлости и обыденности. Есть момент, когда лицопокойного бывает красивее, гармоничнее, чем оно было у живого. И вокругумершего проходят, исчезают уродливые, злые чувства. Смерть, это предельноезло, благороднее жизни в этом мире. Красота, прелесть прошлого, связана соблагораживающим фактом смерти. Именно смерть очищает прошлое и кладет на негопечать вечности. В смерти есть не только разложение, но и очищение. Испытаниясмерти не выдерживает ничто испортившееся, разложившееся и тленное. Этоиспытание выдерживает лишь вечное. И как это ни страшно признать, нозначительность жизни связана со смертью и она раскрывается лишь перед лицомсмерти. Нравственная значительность человека проявляется в испытании смерти,смерти, которой полна и самая жизнь человека.

И вместе с тем борьба со смертью во имя вечной жизни естьосновная задача человека. Основной принцип этики может быть формулирован так:поступай так, чтобы всюду во всем и в отношении ко всему и ко всем утверждатьвечную и бессмертную жизнь, побеждать смерть. Низко забыть о смерти хотя быодного живого существа и низко примириться со смертью. Смерть самой последней,самой жалкой твари непереносима, и если в отношении к ней она не будетпобеждена, то мир не имеет оправдания и не может быть принят. Вся и все должнобыть воскрешено к жизни, и к жизни вечной. Это значит, что не только вотношении к людям, но и к животным, к растениям и даже к вещам должноутверждать вечное онтологическое начало. Человек всегда и во всем должен бытьподателем жизни, излучать творческую энергию жизни. Любовь ко всему живущему,ко всякому существу, превышающая любовь к отвлеченной идее, и есть борьба сосмертью во имя вечной жизни. Любовь Христа к миру и к человеку и есть поданиежизни в изобилии, победа над смертоносными силами. Смысл аскезы в том, что онаесть борьба со смертью в себе, против смертного в себе. Борьба со смертью воимя вечной жизни требует такого отношения к себе и к другому существу, какбудто ты сам и другой человек может в любой момент умереть. В этом нравственноезначение смерти в мире. Побеждай низменный, животный страх смерти, но всегдаимей в себе духовный страх смерти, священный ужас перед тайной смерти. Ведь отсмерти пришла людям самая идея сверхъестественного. Враги религии, напр.Эпикур, думают, что опровергли ее, признав ее источником страх смерти. Но имникогда не удастся опровергнуть той истины, что в страхе смерти, в священномужасе перед ней приобщается человек к глубочайшей тайне бытия, что в смертиесть откровение. Нравственный парадокс жизни и смерти выразим в этическомимперативе: относись к живым, как к умирающим, к умершим относись, как к живым,т. е. помни всегда о смерти как о тайне жизни и в жизни и в смерти утверждайвсегда вечную жизнь. Жизнь не в слабости своей, а в своей силе, напряженности ипреизбыточности тесно связана со смертью. Это чувствуется в дионисизме. Этооткрывается в любви, которая всегда связана со смертью. Страсть, т. е.проявление величайшего напряжения жизни, всегда чревата смертью. И принимающийлюбовь в ее преизбыточной силе и трагизме принимает смерть. Слишком дорожащийжизнью и избегающий смерти бежит от рока любви, жертвует ею во имя иных задачжизни. В любви эротической дана высшая точка напряжения жизни, и она же вле1000 чет к гибели и смерти в мире. Любящий обречен на смерть и обрекаетлюбимого. Во втором акте "Тристана и Изольды" Вагнер дает музыкальноеоткровение об этом. Социальная обыденность пытается ослабить эту связь любви сосмертью, она хочет обезопасить любовь в мире и устроить ее. Но она не способнадаже заметить ее.

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.