WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 54 |

Социальный вопрос с этической своей стороны тесно связан свопросом о частной собственности. И тут, как и везде в этике, мы встречаемся спарадоксами и антиномиями. Социализм подверг сомнению право частнойсобственности, и он, конечно, был прав в своем сомнении. Ничем не ограниченноеи абсолютное право частной собственности породило зло и несправедливостьобщества феодального и общества 1000 капиталистического, от него пошлинестерпимые социальные неравенства, пролетаризация масс, лишение трудящихсяорудий производства и революционные настроения, которые доводят угнетенных дотакой степени зависти, злобы и мести, что теряется человеческий образ. И вместес тем в собственности есть онтологическое зерно, она имеет связь с самимпринципом личности, как это на опыте выясняется в попытках осуществленияматериалистического коммунизма. Отнимите от человека всякую личную власть надвещным, материальным миром, всякую личную свободу в хозяйственных актах, и высделаете человека рабом общества и государства, которые отнимут от него и правосвободы мысли, совести и слова, право свободы передвижения, самое право нажизнь. Если общество и государство делается единственным собственником всякихматериальных ценностей и благ, то внешне оно может делать что угодно сличностью, личность внешне бессильна противиться тирании общества игосударства, личность делается окончательно обобществленной. Экономическаязависимость лишает человека свободы, не только зависимость от капиталистов, нои зависимость от государства и общества. Внутренняя свобода совести и духаостается всегда, ее не могут уничтожить никакие силы мира, но она можетобнаружить себя в мире лишь в мученичестве. С точки зрения христианской этикипринцип абсолютной, неограниченной собственности над материальными вещами ихозяйственными благами есть вообще ложный и недопустимый принцип. Собственностьесть порождение греха. Никто не может быть абсолютным, неограниченнымсобственником, ни личность, ни общество, ни государство. Римское понятие особственности, допускающее не только употребление во благо материальныхпредметов и ценностей, но и злоупотребление ими, есть совсем не христианскоепонимание, и оно явилось источником европейскогоиндивидуализма.<<115>> Никто не является субъектом абсолютной,неограниченной собственности, как никто не является субъектом абсолютной,неограниченной власти, ни личность, ни общество, ни государство. Когда личностиприписывается абсолютное право собственности, она делается тираном и тем самымуже насилует других людей и мир. Таким же тираном и насильником являетсяобщество и государство, когда им приписывается абсолютное право собственности.При таком абсолютном характере собственности и личность и государство начинаютзлоупотреблять своим правом и силой, которую оно дает, делаются насильниками иэксплуататорами. И освобождение от той тирании, которая исходит от личностей,злоупотребивших правом собственности, ставших обладателями огромных богатств,от феодалов и владельцев латифундий или капиталистических владельцев фабрик ибанков, совсем не в том, чтобы, отняв абсолютное право собственности отличности, передать его обществу или государству. Таким образом, меняется толькосубъект тирании, насилия, эксплуатации и свобода может оказаться умаленной.Освобождение в том, чтобы принципиально, духовно и нравственно отрицатьабсолютное, неограниченное право собственности за каким бы то ни былосубъектом, личностью, обществом или государством. Это совершенно аналогично спринципом власти. Передача неограниченного права власти от монарха к народуесть лишь создание новой тирании. Освобождение же в том, чтобы вообще отрицатьправо неограниченной власти. Это антихристианский и безбожный принцип -допускать, что какому-нибудь человеку и какому-нибудь организованномусоединению людей принадлежит абсолютное право собственности над материальныммиром.

Абсолютное право собственности принадлежит только Богу,Творцу мира и человека, но никак не твари. Бог, как субъект правасобственности, дает свободу и не эксплуатирует. Человек же, как субъект правасобственности, всегда тиранит и насилует. Я не имею абсолютного правасобственности даже на ту ручку пера, которой пишу эту книгу, и не могу делать сней что мне заблагорассудится, не могу ни с того ни с сего разломать ее начасти. Эта ручка дана мне в употребление для писания и имеет значениеисключительно известной благой функции. Так и со всяким предметом, которым я1000 владею. Собственность дана человеку в пользование и должна бытьупотреблена на пользу, иначе человек морально лишается права на этусобственность.

Право частной собственности этически должно быть признано какправо ограниченное, как право употребления, а не злоупотребления. Правособственности оправдано творческим ее результатом. Такое же ограниченное правособственности должно быть признано за обществом или свободной кооперацией и загосударством. Право собственности на вещный мир, на хозяйственные блага должнобыть разделено и размежевано между личностью, обществом и государством иодинаково для всех этих субъектов должно быть ограниченным, данным впользование, функциональным. Собственность есть орудие свободы для действия вмире и орудие насилия в мире, тирании и эксплуатации. Максимальная свобода иминимальное насилие определяется той духовной установкой и направленностью, прикоторой лишь Бог почитается абсолютным собственником, а человек лишьуправителем и использователем. Человек ответствен за свою собственность,ответствен перед Богом и перед людьми. Он ответствен и за материальныепредметы, и за животных, которыми он владеет, ответствен за землю, которуюобрабатывает, за машины, которыми пользуется, за свой сад, за дом, в которомживет, за мебель в этом доме, за ручку пера и бумагу и уж, конечно, за собаку,лошадь и корову, которые ему принадлежат, за деньги, которые выпали на егодолю. Он не имеет абсолютного права делать с этим что ему заблагорассудится, неможет пользоваться этим для насилия и эксплуатации своих ближних. Собственностьне подлежит бесконечному нарастанию и расширению. Это есть греховная похоть,порожденная фантазмами в жизни хозяйственной. Влечение к бесконечной экспансиилежит в основе капиталистического мира, со всеми его обманами, превратностями ипротиворечиями. Собственность требует аскезы и самоограничения и без этогопревращается в зло. И собственности присуща диалектика, которая ее уничтожает.Капитализм разворачивает эту диалектику. Собственность, подчинившаяся греховнойпохоти и ставшая абсолютной, себя уничтожает. Собственность из реальной, изотношения к реальному миру превращается в фиктивную, в отношение к фиктивномумиру. Это и происходит в капиталистическом мире, с его трестами, банками,биржами и пр. В этом мире невозможно уже различить, кто является собственникоми чего он является собственником. Все переходит в мир фантазмов, вотвлеченно-бумажное и отвлеченно-цифровое царство. Онтологическое ядро частнойсобственности уничтожается не социализмом, а капитализмом. И задача заключаетсяв том, чтобы в борьбе с капитализмом восстановить это онтологическое ядро, этодуховно-личное отношение к миру вещей и материальных ценностей, эту интимнуюсвязь личности с миром, в котором она призвана действовать. И тут этическаязадача в индивидуализации собственности, с одной стороны, а с другой - вограничении собственности личной собственностью общественной и государственной,в достижении максимальной свободы и минимального принуждения. Свободой оченьзлоупотребляли в социальной жизни. И принцип свободы может оказаться лживым. Онлжив в экономическом либерализме. Свобода в греховном мире имеет свои границы.Дух по природе своей свободен и есть свобода. Но деятельность духа впространственно-материальном мире создает градации свободы вследствие ееумаления в материи. Несвобода и есть ущемление духа материей. В жизни духовнойдолжно утверждать максимум свободы. Отсюда вытекают субъективные правачеловеческой личности - свобода совести, свобода мысли, свобода творчества,достоинство всякого человека как свободного духа, как образа и подобия Божьего.Свобода в жизни политической есть уже умаленная свобода, уже ущемленная миромматериальным. Но минимальная свобода должна утверждаться в жизни хозяйственной,экономической. Ибо тут она совершает величайшие злоупотребления и утеснения,она лишает людей хлеба насущного и самой возможности свободного духа жить впространственно-материальном мире. Социалисты в этом правы. Государство должноохранять один общественный класс от насилий другого обществ 1000 енного класса,сосредоточившего в своих руках материальные средства и орудия, т. е. в концеконцов охранять личность.<<116>> В пределе нужно стремиться кполному уничтожению классов и к замене их профессиями.

Такова этическая установка вовне, в жизни социальной,этическая же установка в глубину, в отношении к жизни духовной, требуетдуховной свободы от власти собственности над человеческой душой, аскезы вотношении к материальной собственности, преодоления греховной похоти кматериальным благам, недопущения себя до рабства у мира.

Собственность, котораяможет быть источником инициативы и свободы действий, была также источникомрабства человека. Человек стал рабом принадлежащих ему материальных благ, исама идея абсолютной частной собственности исказила его нравственное сознание исделала его несправедливым. Идея собственности и богатства исказила самоепонятие человеческой честности. И это обнаруживается в Евангелии. Нравственнаяоценка человека определяется не по тому, что он есть, а по тому, что у негоесть. Внутренний человек исчезает за внешним человеком, обладающимматериальными благами, дающими ему силу. Честность определяется по отношению ксобственности, а не по отношению к бедности. Это и есть буржуазное,антихристианское понятие о честности. Честный человек тот, кто уважаетсобственность и богатство другого, а не тот, кто уважает бедность и не обижаетнеимущего. Это одно из извращений, внесенных идеей собственности в нравственноесознание. Наконец, идея частной собственности была перенесена на людей. На этомосновано было рабство. Но рабство, в грубых формах давно осужденное иотмененное, продолжает существовать в формах более утонченных и незаметных.Прежде всего рабство продолжает существовать в семейных отношениях, где еще непреодолен принцип абсолютной собственности. Оно проникает в самую интимнуюжизнь любви мужчины и женщины. Здесь любящий все еще считает себя абсолютнымсобственником и владельцем любимого, И это право собственности связано саффектом ревности, которая есть аффект собственности, перешедший в интимнуюглубину и не подлежащий уже никакому контролю. Но абсолютное правособственности, обнаруживающееся в ревности, есть такая же ложь и фантазм, как иабсолютное право на все.<<117>> Ложь коммунизма, источник рабства инасилия в нем, коренится в том, что коммунизм совсем не преодолеваетабсолютного нрава собственности, но хочет сделать субъектом этого правакоммуну, коллектив, коммунистическое общество или государство. Социальныйколлектив и является неограниченным феодальным владельцем, капиталистом ибанкиром, и притом самым беспощадным, не знающим над собой никакого суда,никакой власти, никакого высшего начала. Это есть окончательная властьсоциальной обыденности над личностью, лишающая ее свободы духовной жизни,свободы совести и мысли. Собственность, как отношение человеческой личности кматериальному, вещному миру, всегда связана с социальной обыденностью и можетпревратиться в орудие порабощения человеческой личности. Человеческая личностьпорабощается и своей собственностью, и собственностью другого человека. Но онаже является источником свободной деятельности человека в социальном мире и какбы продолжением ее в космосе. В этом противоречие и парадокс собственности.Борьба против порабощающего начала собственности есть прежде всего борьба сгреховной похотью, которая и есть источник рабства. Социальное же освобождениедостижимо, по-видимому, сложной плюралистической системой координацииограниченной собственности личной и ограниченной собственности общественной игосударственной, при которой собственность наименее может превращаться внасилие и эксплуатацию человека человеком. Власть человека над миром, надприродой не должна превращаться во власть человека над человеком. Тут всоциализме есть безусловная правда, но эта правда должна быть одухотворена ирелигиозно углублена. Рост экономической производительности, увеличение властичеловека над стихийными силами природы и умножение хозяйственных ценностей естьсамо по себе благо и и 1000 сточник жизни. Но эти экономические ценности должныбыть соподчинены иерархически более высоким ценностям, и прежде всего ценностичеловеческой личности и ее свободе. Хозяйственная жизнь не может бытьсовершенно автономной, она подчинена нравственным началам. Так называемаярационализация промышленности, выбрасывающая на улицу и обрекающая на голодогромное количество рабочих, свидетельствует о том, что социальный вопросделается прежде всего вопросом распределения и что хозяйственная жизнь должнабыть подчинена нравственным началам. Бороться против эксплуатации и насилия, заповышение качества своей жизни изолированная личность бессильна, она можетвести эту борьбу лишь в соединении с другими личностями, лишь социально, и вэтом оправдание рабочего движения. Тут мы переходим к основной для христианскойлики проблеме. Должна ли личность лишь вести духовную борьбу I грехом, принимаявсякий строй как ниспосланный Божьим Промыслом и неизбежный в греховном мире -или должна вести борьбу социальную, бороться за социальную правду

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.