WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 54 |
Все утопии совершенного социального игосударственного строя еще в большей степени отрицают ценность свободы иценность личности, чем несовершенный государственный и социальный строй. И вэтом уравниваются все утопии, от теократической до коммунистической. Это видноуже у Платона, который создал прототип утопии. Его аристократический,идеалистический коммунизм есть совершенная тирания, отрицание всякой свободы иценности личности. Этому всего более противоположна христианская этика. Дажеанархическая утопия ведет к отрицанию личности и свободы.

7. Социальный вопрос, труд,техника. Социальный вопрос, который во всей остротебыл поставлен лишь в XIX веке, ибо лишь в этом веке обнаружились все социальныепротивоположности и противоречия, имеет свой источник в Библии. В поте лицабудешь добывать хлеб свой. Греховный человек не может вести райского хозяйства.Хозяйство греховного человека основано на заботе, на постоянном страхе загрядущий день, на ограниченном количестве хозяйственных благ, несоответствующих количеству людей и количеству потребностей. Библейскоепроклятие преследует человека на протяжении всей истории его хозяйствования,добытия хлеба насущного. "Хлеб" тут символ нужного для поддержания и развитияжизни хозяйственного блага. Но похоть, свойственная греховной природе,стремится совсем не к насущному "хлебу", перед ней раскрывается дурнаябесконечность хозяйственных благ, к которым она стремится и которые уже неудовлетворяют никаких реальных потребностей, а потребности воображаемые,фантазмы. Из наиреальнейшей хозяйственной основы жизни рождается мир фантазмов,наиболее далекий от всякой реальности. "Хлеб" добывается в поте лица, т. е.трудом. Отсюда универсальное значение для жизни труда и вместе с темдвойственное его значение. Труд есть проклятие, поскольку он мучителен,сопровождается болью и призван создавать не райское, а греховное хозяйство. Вседается греховному человеку с трудом и с усилием, не только необходимое дляподдерж 1000 ания жизни хозяйство, но и Царство Божье, и вместе с тем в трудечувствуется, хотя и отяжеленное, творческое призвание человека. Человек посамому замыслу о нем призван к труду, к творческой переработке человеческимдухом природных стихий. Творческий труд дает человеку царственное положение вприроде, но трагизм в том, что труд не всегда бывает творческим, и огромнаямасса человечества обречена на нетворческий труд, на труд мучительный и иногдастрашный, труд рабский, или открыто рабский, или прикрыто рабский, как вкапиталистическом строе. Труд есть не только проклятие человека, но кблагословение, труд, как и хлеб, священ и связан с глубочайшими основами жизни,он есть самая несомненная из реальностей. Человека заставляют трудом создаватьвещи фантасмагорические и фиктивные, предметы бессмысленной роскоши, но самыйтруд, самые трудовые усилия священны. Труд имеет искупляющее значение, какрождение детей для женщин. Священен и самый нетворческий, тяжелый труд,священен и труд рабский, но он является проклятием для поработителей ирабовладельцев. Даже самый бессмысленный труд имеет аскетический смысл. Новопрос о религиозном и нравственном значении и смысле труда совсем не ставитсябольшею частью экономических и социальных учений. Проблема труда в глубине еееще не существует ни для идеологии капитализма, ни для идеологиисоциализма.<<113>> Идеологи капитализма хотят оправдать и охранитьту форму экономического порабощения труда, которая лицемерно именуетсясвободным трудом. Идеологи же социализма стремятся к освобождению от труда,понимая под этим освобождение от тяжести и длительности труда, или кпринудительной организации труда для достижения максимальной силы и мощисоциального коллектива. На почве идеологии буржуазно-капиталистической исоциалистически-капиталистической не может быть даже поставлена внутренняяпроблема труда, ибо для них не существует личности как верховной ценности;ценность личности, ее внутренней жизни и судьбы, заслонена и задавленаценностями хозяйственно-экономических благ, ценностями хозяйственной мощиобщества или справедливым распределением в нем хозяйственных благ. Икапитализму и социализму одинаково свойствен экономизм, т. е. извращениеиерархии ценностей, в силу которого низшие и подчиненные ценности получаютпреобладание. Так называемый индивидуализм, свойственныйбуржуазно-капиталистическому обществу, связанный с экономической свободой инеограниченной частной собственностью, ничего общего с личностью не имеет ивраждебен ей. Индивидуализм буржуазно-капиталистической цивилизации уничтожаетличность. Экономизм, извращающий иерархию ценностей, совсем не Маркс выдумал,он взял его из жизни общества XIX века. И не Марксу, не марксистскомукоммунизму принадлежит "заслуга" отрицания человеческой личности. Это отрицаниеранее осуществилось в капитализме и в буржуазных идеологиях. "Капитализм" и"коммунизм", взятые как символы, ибо в конкретно-реальной жизни обществ они втаком отвлеченном виде не даны, одинаково отрицают самоценность личности.Личность есть лишь орудие хозяйственно-общественного процесса, качестваличности есть лишь способ достижения максимальных хозяйственных благ и мощи.Социальный индивидуализм в такой же мере видит в личности, наделеннойэкономической свободой и неограниченным правом собственности, орудие общества,общественной силы и общественного процветания, как и социальный коммунизм,который имеет преимущество искреннего отрицания личности во имя социальногоколлектива. В своей борьбе за освобождение труда и трудящихся социализм неменее капитализма готов рассматривать личность как функцию общества. И потомухристианская этика враждебна этике капитализма и этике социализма, хотя идолжна признать частичную правду социализма, во всяком случае отрицательную егоправду в борьбе с капитализмом. Этически отрицательные стороны социализмаполучены им по наследству от капитализма.<<114>> Совершенно ложнаидея homo oeconomicus, всегда руководящегося личным интересом. Этотэкономический человек создан буржуазной политической экономией и соответст 1000вует капиталистической этике, его не было в прошлом. Но его структуру душисчитают вечной и этим аргументируют против новой социальной организациитруда.

Внутренне-этическая проблема труда есть прежде всегопроблема личности, а не проблема общества. Она становится проблемой обществалишь во вторичном плане. Труд как проклятие, как добывание хлеба насущного впоте лица есть основная причина образования в мире социальной обыденности,подавляющей личность и лишающей ее свободы и оригинальности нравственныхсуждений. Эта подавляющая социальная обыденность кристаллизована в строе"капиталистическом", основанном на труде "свободном", и она можеткристаллизоваться в строе "социалистическом", основанном на трудеорганизованном. Но никакая социальная обыденность не понимает истоков жизни ине может понять смысла труда. Труд создает социальную обыденность в условияхгреховного мира, но он связан с истоками жизни, и смысл его лежит за пределамисоциальной обыденности. В истоках своих и в смысле своем труд священен ирелигиозно обоснован. Но все священное связано с духовной свободой. Трудпринудителен и тяжел, он стоит под властью закона, и в нем есть правда закона.Но он может переживаться личностью как искупление, он может переживаться вдуховной свободе, и тогда падает на него иной свет. Тогда принудительный законтруда превращается в духовную свободу. И эта духовная свобода всегда открытадля личности, и ее не может лишить никакая социальная обыденность. Обществотребует от личности труда в разнообразных формах, от принудительного рабскоготруда до принудительного социально организованного труда. Но личность каксвободный дух переживает труд как свою личную судьбу, как свободу, принявшую насебя бремя греховного мира. Этим не исчерпывается духовное, определяющееизнутри, а не извне отношение к труду. Личность может переживать труд как своепризвание в мире, может претворять труд в творчество, т. е. выявлять истинноеонтологическое ядро труда, лежащее глубже той социальной обыденности, котораяпревращает творчество в принудительный труд. Духовное преображение ипросветление труда есть переживание его в духовной свободе или как искупления,или как творчества. Но возможность переживания труда как искупления ипереживания его как творчества неодинаковая. Всякий труд может быть пережит какискупление, но не всякий труд может быть пережит как творчество. Творческийтруд есть достояние меньшей части человечества и предполагает особые дары. Этоставит вопрос о качественной иерархии труда, которой не признает идеологиясоциализма, базирующаяся исключительно на количественном труде. Идеологиясоциализма в преобладающих своих формах уравнительная и отрицает качествотруда, отрицает особые дары, связанные с качеством. Между тем как творчествокультуры основано на иерархии качества, на различении качества труда и на дарахличности. Качество труда духовного, умственного, творческого иное, чем качествотруда физического, создающего хозяйственные блага, и он иначе оценивается виерархии ценностей. К творчеству призван всякий человек, самый малый человек,жизнь которого полна элементарными формами труда, но творчество его непроявляется непосредственно в труде. Если человек не обладает специальнымидарами, призывающими его к творческому труду высшего качества, то возвышение иосвобождение этого человека не может быть основано на зависти его к другомучеловеку, труд которого творческий,- зависть может еще более поработитьчеловека и унизить его. И социальное движение, основанное на зависти, этическии духовно осуждено. Зависть к дарам другого, которая терзает человека не менеезависти к богатству, непобедима никакими социальными изменениями иперестройками. Она есть порождение греха и предлагает борьбу с грехом. Но стольже ложна греховная гордость и самопревозношение человека, творчески одаренногои занятого трудом высшего качества. Ибо всякий дар, дающий человеку болеевысокое иерархическое положение, есть служение и возлагает бремяответственности, предполагает духовные борения и духовные мучения, которых незнает 1000 человек, лишенный этого дара. Это знают все подлинныетворцы.

Античный греко-римский мир презирал труд, не считал егосвященным, считал достойным рабского состояния. Мир этот был основан нагосподстве аристократии - сама демократия была аристократична; и этот античныйаристократизм мешал величайшим философам Греции Платону и Аристотелю понять злои неправду рабства. Когда стоики начали сознавать неправду рабства и имприоткрылась истина о братстве и равенстве людей, то это было знаком разложенияи падения античной аристократической культуры. Христианство принесло с собойрадикальный переворот в отношении к труду. Уважение к труду и трудящимсяхристианского происхождения. На почве христианства было этически преодоленопрезрение к труду. Иисус Христос по человечеству был плотник. Это иноеотношение к труду имеет еще библейские истоки. Но от греко-римского мираосталась положительная идея ценности качественного аристократически творческоготруда, которая должна быть согласована с библейско-христианской идеейсвященно-аскетического значения труда и равенства всех людей перед Богом.Отсюда можно установить следующие принципы этического отношения к труду.Личность должна претворять всякий труд в искупление и вместе с тем стремиться ктворческому труду хотя бы низшей иерархической ступени. Общество же должностремиться к освобождению труда и созданию условий труда менее тяжелых имучительных, должно признать право на труд, т. е. на хлеб, т. е. на жизнь. Нодостижение большей свободы и радостности труда означает не большую социализациюличности в ее труде, а большую ее индивидуализацию. Социализация личности,создаваемая социальной обыденностью, совершается в обществебуржуазно-капиталистическом, как по-иному совершалась она в обществе,основанном на рабстве; и социализм хочет дальше продолжать эту социализацию.Труд, конечно, социален и совершается в обществе. Но с этической точки зрениянужно стремиться к индивидуализации социального по своему характеру труда. Иэта частичная десоциализация совсем не значит, что личность делаетсяантисоциальной, ибо личность призвана к социальной жизни и к социальномудействию. Но это значит, что личность осуществляет свободу своего духа,определяется в своих суждениях и делах оригинально, т. е. сообразно своимисточникам, а не гнетом социальной обыденности. Именно в обществе личностьдолжна обнаружить свою оригинальную, т. е. первородную, совесть. И потомуборьба против капитализма за освобождение труда и трудящихся совсем не должнаозначать борьбу за окончательную социализацию личности и обобществление всей еежизни, ибо это было бы отрицанием личности и свободы духа. Борьба противнеправды капитализма есть прежде всего борьба за экономические права личности,конкретные права производителя, а не абстрактные права гражданина. Освобождениетруда есть освобождение личности от гнетущих фантазмовбуржуазно-капиталистического мира, от гнетущей власти социальной обыденности.Однако эта этическая цель достижима лишь частично. Ибо трагический конфликтличности и общества непреодолим окончательно в пределах греховного мира. Этоттрагический конфликт не может быть понят как вражда личности против общества,как антисоциальность личности. Личность онтологически социальна, и та частичнаядесоциализация ее, которая есть освобождение от гнета социальной обыденности,есть путь осуществления ее космического и социального призвания из свободыдуха. Общество должно быть трудовым, и лишь трудовое общество, в котором трудразных качественных ступеней вплоть до высшего духовного творчества образуетиерархическое целое, может быть этически и религиозно оправданным.

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.