WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 54 |
Создание фантасмагорического мира есть такжеослабление и уничтожение правдивости, прежде всего правдивости в отношении ксамому себе. Это особенно видно в истерических женщинах, которые всегда живут вфантасмагорическом мире и метафизически лживы. Тот порок, который мы называемлицемерием, а в слабой степени неискренностью, есть ведь тоже 1000 созданиефантасмагорического мира и пребывания в нем. Лицемер, вполнекристаллизовавшийся, живет в выдуманном мире. Он уже неправдив и неискренен нетолько с другими людьми, но и с Богом и с самим собой, т. е. утерял реальныймир, утерял связь с бытием. Лицемерие не носит непременно телеологическогохарактера и не определяется исключительно целью достижения какой-либо выгоды иблагополучия. Законченный тип лицемера есть уже бескорыстный фантаст, которыйпредставляет другое, не свое лицо, потому что уже утерял свое лицо.Фантасмагоричность, порожденная греховным страхом, есть всегда замыкание,эгоцентрическое самоутверждение и вместе с тем помешательство и одержимость,мешающие достижению удовлетворения, истинной радости, духовному освобождениюличности.

В чем же источник фантазмов, как понять их происхождениеЗлые фантазмы, творящие мир, непохожий на сотворенный Богом, не входят взамысел Божьего миротворения, не входят в Божью идею о человеке. Они привходятоткуда-то со стороны, из другого источника. Болезнь не от Бога, от Богаздоровье. Злые фантазмы исходят от первичного ничто и возвращаются в ничто. Вчеловеке всегда присутствует "ничто". Злые фантазмы идут от изначальной,добытийственной, меонической свободы, которая в бытии стала утверждать духнебытия. И они означают возврат к небытию, отказ от участия в Божьеммиротворении. В них изначальная свобода теряется и переходит в рабство. Злой,фантасмагорический мир есть создание небытийственного, пустого, адского мирабесконечного алкания. Так происходит возврат в небытие, но в небытие уже злое.Первичное, домирное ничто не было злым. Оно становится злым после испытаниясвободы в отношении к Божьему миротворению, к Божьему зову участвовать в этоммиротворении. Но ложно было бы, безбожно и бесчеловечно до последнего Божьегосуда разделять человечество на два лагеря, на людей, живущих в Божьем мире, вбытии и воспринимающих реальности, и на людей, живущих в мирефантасмагорическом, в небытии и потерявших способность воспринимать реальности.Разделение это происходит в каждом из нас, каждый из нас причастен небытию исоздает те или иные фантазмы. Христианское сознание не позволяет почитать себяпребывающим в правде, а других в неправде. Никто не воспринимает полноты истиныи не живет полной правдой, не перешел в чистое бытие. Злой мир фантазмовпроисходит от чувства обиды и претензии к Богу и к Божьему миру. От этогоизначального ложного чувства обиды рождается зависть, самолюбие, честолюбие,властолюбие, сладострастие и пр. Чувство же вины освобождает от фантазмов ивозвращает к реальности, к бытию.

5. Любовь исострадание. Теперь мы переходим от мира фантазмов,мира небытия в мир любви, т. е. в мир бытия. Любовь и есть не что иное, какутверждение бытия в его полноте и утверждение бытия на вечность. Но настоящаялюбовь есть всегда любовь к индивидуальному и конкретному. Любить общее иотвлеченное нельзя. Любовь есть всегда любовь к личности, видение этой личностив Боге и утверждение вечной жизни этой личности через излучающуюся энергию.Любовь есть творческая жизнь и неиссякающая, световая и тепловая, радиоактивнаяэнергия. Но подлинный смысл и цель любви не в помощи ближнему, не в добрыхделах, не в добродетелях, возвышающих любящего, не в достижении путем еесовершенства, а в соединении душ, в содружестве, в братстве. Любовь -двучленна, а не одночленна, она предполагает встречу двух, их общение иединение, образование третьего, дружества и братства. Человек, делающий доброедело, может себя чувствовать одним, совершенствующимся, заслуживающим спасения,и совсем не чувствовать другого, друга, брата, даже не нуждаться в нем. И этозначит, что любви нет, нет смысла любви, нет того вхождения в Царство Божье,которое знаменует собой подлинная любовь соединяющая. Любви безразличной,одинаковой, на всех направленной без всякого различения не может существовать.Для этого нужно другое слово - caritas, charite, милосердие. Нужно быть ко всеммилосердным, но невозможно всех любить одинаковой любовью. Такая оди 1000наковая, не знающая личности любовь и есть то, что Розанов назвал стекляннойлюбовью и что в святоотеческой литературе иногда называют духовной любовью,любовью, отвлеченной от мира душевного, от всякой индивидуальности иконкретности. Любовь по существу своему значит различение и избрание, онаиндивидуализирует и идет от личности к личности. Любовь - персоналистична.Индусское сознание не знает любви, потому что не знает личности, потому чтоисповедует метафизику тождества. Для любящего другой нетождествен с ним, неесть tat tvam asi. И только потому возможен выход одного в другого, возможнообщение и соединение, возможно братство.

В аскетической христианской литературезначение любви принижено и любовь истолковывается антиперсоналистически. Вконце концов возможной оказывается только любовь к Богу, она есть единственнаяцель. Любовь же к человеку, к ближнему и близкому, к другу и брату по духуотрицается или истолковывается как аскетические упражнения, способствующиеличному спасению, как полезные для души добрые дела. Личная любовь к человеку,к ближнему, к твари считается даже опасной для личного спасения и отклоняющейот любви к Богу. Нужно ожесточать сердце свое к твари и возлюбить одного толькоБога.<<106>> Вот почему христиане часто бывали так жестокосердны,так холодны сердцем и черствы во имя добродетелей, благоприятных их спасению.Любовь в христианстве стала риторической, условной и лицемерной. В ней нечувствовалось горячего человеческого сердца. И противнее всего, что такаястеклянная, окаменевшая любовь и считалась по преимуществу духовной любовью ипротивополагалась личной любви, душевной и горячей. Выражается это также впротивоположении естественной и сверхъестественной любви. И оказывалось, чтодуховная и совершенная любовь, т. е. самая высшая, совсем на любовь не походит,она совершенно безлична, отвлеченна и нечеловечна. Обыкновенная душевнаясимпатия, сочувствие более походят на любовь, чем эта теологическаядобродетель, более заключает в себе благостности. Это - самая мучительнаяпроблема христианской этики. Она свидетельствует о том, что полнотабогочеловеческой истины не была вмещена христианским человечеством, чточеловеку трудно соединить любовь к Богу с любовью к человеку, любовь к Творцу слюбовью к твари. Любовь ко всякой твари вообще, любовь к животным, к растениям,к минералам, к земле, к звездам совсем не была раскрыта в христианской этике.Это есть проблема космической этики, которая должна быть поставлена.Христианство укрепилось и победило через аскетическое отношение к космическойжизни, через отталкивание от природного и тварного, хотя бы то был природный,тварный человек, и совсем не выработало этики любви к космическому, к тварному,ко всему живому. Даже любовь к ближнему, к человеку, несущему в себе образ иподобие Божье, понималась исключительно как путь самоспасения, как аскетическоеупражнение в добродетели. Евангельская заповедь не любить "мира", ни того, что"в мире", понималась как призыв не любить Божье творение, космос, человечество,но в действительности "мир" обозначал лишь греховные страсти. Тут более всегонеобходимо творческое восполнение христианской этики. Любовь не может быть лишьпутем искупления и спасения. Любовь есть творчество новой жизни.

Любовь не может быть отвлеченно-духовной, не видящейконкретно-целостную личность, любовь может быть лишь духовно-душевной,основанной на сращении духовного и душевного начал жизни. Духовное начало,отвлеченное и отрешенное от начала душевного и телесного, не может породитьлюбви к живому существу. Любовь есть нисхождение, внедрение духовного вдушевное и телесное. Духовное начало по существу своему должно быть началомпросветляющим, синтезирующим и определяющим целостность душевной жизни. Такуюже роль оно играет и в любви. Духовное начало всему дает смысл и связь.Душевная жизнь без духовного начала распадается на бессвязные и лишенные смыслапереживания. Только духовное начало создает личность и дает ей устойчивыйцентр. Личность создается логосом, космосом же создается лишь индиви 1000 дуум.Без логоса, без духовного начала личность разлагается. Но синтезирующеедуховное начало действует в душевной и в душевно-телесной человеческой среде.Такова же и его роль в любви. Любовь рождается от соединения духа с душой. Дух,отвлеченный от души, не порождает любви. Любовь направлена на конкретнуюличность, ищет соединения со своим близким, родным. Духовная любовь, не знающаядуши и не соединенная с душой, отвлеченная, бескровная, безличная любовь неесть любовь, и она может быть жестокой, фанатичной, бесчеловечной. Это естьлюбовь к идее, а не к живому существу. Говорят, что это есть любовь к Богу,которая выше любви к людям. Но Бог тут есть отвлеченная идея, во имя которойприносят в жертву людей. Живой, личный Бог не требует себе человеческихжертвоприношений, он требует, чтобы любовь к Нему была вместе с тем и любовью клюдям, к ближнему, милостью к твари. Это нам открывается в Евангелии. Но этоплохо понимается, плохо применяется в христианской практике. Христианствораскрывает, конечно, духовную, благодатную любовь в отличие от любвинатуральной. Но это имеет совсем другой смысл. Это значит, что натуральнаялюбовь человеческая растерзана и нецелостна, что к ней примешиваются влечения истрасти низшего порядка, которые искажают любовь и мешают видеть личность и наличность в ее целости направить чувство. Так называемая натуральная любовьбывает бессильна, потому что она не целостна, не озарена и не просветлена,извращена эгоцентризмом, пронизана влечениями, противоположными смыслу любви.Она извращена ревностью, приводит к деспотизму и порождает идолатрию.

Такназываемая духовная любовь означает не истребление и не уничтожение натуральнойлюбви, а ее преображение, просветление и укрепление духовной силой, дающейцелостность и смысл. Это значит, что натуральная любовь должна бытьодухотворена, должна иметь смысл, который всегда лежит в духе и духовном мире,не должна быть бессмысленным влечением. Натуральное влечение обладаетспособностью растерзывать и даже уничтожать личность и любящего, и любимого. Итолько раскрытие в любви духовного начала может победить это растерзание иуничтожение натуральной стихией влечений. Неодухотворенная, неосмысленная инепросветленная любовь родителей к детям, даже любовь к друзьям, к близкимможет нести с собой разрушение личности и жизни, может сеять семя смерти.Сейчас я не говорю о любви мужчины и женщины, легко принимающей демоническиеформы. Натуральная любовь, приводящая к обоготворению твари, всегда зла посвоим плодам, всегда есть идолопоклонство, которое не дает жить тому, ктообоготворяется. Нужно прежде всего любить Бога. Это значит, что не должнообожать и обоготворять ничего и никого в мире, ни людей, близких, родных,царей, ни идей и ценностей, ни человечества или природы. Смысл жизни длячеловека всегда лежит в Боге, а не в мире, в духовном, а не в природном. И отБога человек получает силу, чтобы любить человека и тварь любовью творческой ипросветленной, чтобы осуществлять правду в мире. Первоисточник жизни лежит не вчеловеке, а в Боге. Любовь определяется не отношением естественного ксверхъестественному, а отношением личности к личности, отношением личностичеловека к личности Бога, отношением одного человека к личности другогочеловека. Но возможна ли любовь к идеям, к ценностям, к истине, ксправедливости, к красоте, к науке, к искусству и т. д. Это есть самый трудныйвопрос всего учения о любви.

Жизнь моя определяется не только любовью к живымсуществам, она определяется также любовью к высшим ценностям, к истине, ккрасоте, к правде, и возможен конфликт одной любви с другой. И это настолькотрагично, что одинаково возмущает и когда жертвуют живым существом во имя любвик идее, к истине и правде, и когда жертвуют истиной и правдой во имя любви кживому существу. Все учение Платона об Эросе носит характер отвлечённый -отвлечения через восхождение по ступеням от мира чувственного, где даны живыесущества, к миру идейному, где возможна лишь любовь к идее, к истине, ккрасоте, к высшему благу. Платон предлагает жертвовать любовью 1000 к живомусуществу, к личности во имя любви к идеям, к добру, к истине, к красоте. Эросплатонический не персоналистичен, не знает тайны личности и личной любви, онидеалистичен. Это была непереходимая граница античного, греческого сознания.Только христианство перешло эту границу и открыло тайну личности и личнойлюбви. На почве отвлеченного идеализма неразрешим конфликт любви к живомусуществу и любви к идее, любви к личности и любви к идеальным ценностям истины,правды, красоты. Христианство в принципе разрешает его откровением обогочеловечестве и богочеловеческой любви, о любви к Богу и любви к людям, хотятрагический конфликт остается и изживается лишь в опыте и творчестве. Любовь кидеям, к ценностям, к истине, к добру, к красоте есть лишь неосознанное инесовершенное выражение любви к Богу, к божественному. Бога нужно любитьбольше, чем ближнего, чем человека, и в любви к Богу нужно черпать силы длялюбви к человеку. Во имя любви к Богу можно пожертвовать любовью к ближнему, иэто может выразиться в том, что в трагическом конфликте человек поставит любовьк истине и правде выше любви к ближнему. Но нельзя жертвовать любовью кближнему, к живому существу, к Божьему творению во имя совершенно отвлеченныхидей справедливости, красоты, истины, человечества и пр. Живая Истина, живаяПравда, живая Красота может стать выше любви к ближнему, но не отвлеченная идеяистины, правды, красоты. Выше человека стоит только божественное, но никогда неотвлеченное. Отвлеченная идея Бога тоже ничего не стоит. Поэтому невозможножертвовать любовью к живым существам, к личностям во имя любви к человеку, кчеловечеству как отвлеченной идее. Так называемая гуманистическая любовь,сложная по своему составу, заключает в себе ложную отвлеченную любовь кчеловечеству, которая есть идея, а не существо, т. е. любовь к "дальнему".Гуманистическая любовь, поскольку она знает лишь любовь к "дальнему" и не знаетлюбви к "ближнему", есть обман и ложь. Не следует жертвовать любовью к"ближнему" во имя любви к "дальнему", т. е. любовью к живому человеку, кличности во имя любви к безликому отвлеченному человечеству, к будущемуустроению человечества. Единственный "дальний", который становится "ближним",есть живой Бог, и Он требует любви к "ближнему", соединяя в богочеловеческойжизни любовь к Богу и любовь к человеку. И любовь к ценностям, к истине,справедливости, красоте должна быть понята как выражение в мире любви к Богу, кбожественному.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.