WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 54 |

Самолюбие - главная рана, нанесенная человеку первороднымгрехом,- мешает надлежащему восприятию реальностей, ибо самолюбие при всякойвстрече с реальностью или хочет защитить себя от боли при помощи фантазма, илиполучить удовлетворение, всегда непрочное, от другого фантазма. Из самолюбияодного человека возвышают, другого унижают, и ни один не воспринимается в егореальности. Самолюбие всегда ищет компенсации и для этого насилуетреальности.<<102>> Из самолюбия человек принимает за реальность тотмир идей, который дает ему наибольшую компенсацию, в котором самолюбиеиспытывает наименьшую боль. Человек может построить себе пессимистическуюметафизику, потому что такая концепция мира менее ранит его самолюбие. Изсамолюбия человек может усвоить себе революционное миросозерцание, потому чтооно дает компенсацию самолюбию и при нем реальности менее ранят. Из самолюбиячеловек примыкает к тем или иным партиям, идеологическим направлениям,общественным группировкам и в них видит наибольшую реальность, потому что этипартии, направления, группировки менее ранят его самолюбие и дают ему большееудовлетворение. Из самолюбия человек дружит с одними людьми и враждует сдругими и определяет их реальность и удельный вес в зависимости от того,компенсируют ли эти люди его самолюбие или причиняют ему боль. Это заходит такдалеко, что иногда человек теряет веру, иногда же делается верующим всоответствии с защитой и компенсацией самолюбия. Самолюбие создает свойфантасмагорический мир, в котором все реальности смещены. А так как самолюбие вбольшей или меньшей степени свойственно всем людям - это есть рана первородногогреха,- то все люди в большей или меньшей степени живут в фантасмагорическоммире. Победа над грехом эгоцентризма, приобретение духовности, раскрытие в себеобраза и подобия Божьего есть возврат в реальный мир, в бытие. Все защиты икомпенсации, которые при помощи фантазмов создает себе самолюбие, не помогаютот боли, рана продолжает сочиться, стрелы со всех сторон пронзают самолюбивоесердце. Радикальным, действительно исцеляющим может быть лишь путь духовнойпобеды над самолюбием, т. е. над эгоцентризмом, и обретение геоцентризма,духовно-просветленного взгляда на жизнь. В религиозной практике этот путьэкзотерически называется смирением. Смирение в глубоком смысле слова есть нечто иное, как освобождение от фантазмов, созданных эгоцентризмом, раскрытиедуши для реальностей. Сколько фантазмов, и не только в жизни индивидуальной, нои в жизни социальной, исторической, создает ressentiment. Ницше оченьвоспользовался этим для объяснения генезиса морального и религиозного сознанияи даже злоупотребил этим методом. Школа Фрейда, особенно Адлер, многое тутоткрыла. Все состояния, производные от радикального греха самолюбия иэгоцентризма,- разнообразные формы ressentiment, честолюбие, властолюбие,зависть, ревность, обида - создают свои фантасмагорические миры и разрушаютреальности. Очень трудно вернуть к реальностям человека, допустившего себя доодержимости завистью, ревностью, жаждой славы и власти. Функция реальностинарушена, что П. Жанэ считает источником сумасшествия. Властолюбец на всесмотрит с точ 1000 ки зрения приобретения власти, как славолюбец - с точкизрения приобретения славы. Люди, одержимые завистью и ревностью,- больные люди,для которых реальности Божьего мира угасают и исчезают, они повсюду видятфантазмы, питающие их чувство зависти и ревности. Они хотели бы защититься отболи, которую вызывает зависть и ревность, но фантазмы лишь усиливают эту боль.Мазохизм и садизм, терзание себя и других, всегда свойственны людям, одержимымзавистью и ревностью, как и вообще всеми формами ressentiments. Потребностьтиранить делается самодовлеющей потребностью. Тиран всегда и садист и мазохист,он и компенсирует себя, и увеличивает собственную боль. Чувство ressentiment,зависти доходит до того, что человек не только не может вынести большегобогатства, славы, власти, красоты, успеха другого, но не может вынести, чтодругой человек чище, лучше, благороднее, жертвеннее, не может вынести отблескасвятости. И он перестает различать реальности и делать оценки, соответствующиереальностям. Благородство душевного аристократизма в том, что ему несвойственно ressentiment. Сознание мира фантазмов всегда есть частичноебезумие. Оно может наступить и вследствие одержимости какой-нибудьфантасмагорической идеей, на которой человек помешался и которая нарушиларавновесие, гармонию и цельность душевного мира. Есть рационалистическоебезумие, folie raisonnante, одержимость рационалистической идеей, идеейрационалистической регуляции мировой жизни. Оно свойственно утопистам разныхнаправлений. У Ленина было рационалистическое безумие. Мир фантасмагорическийможет быть реализован. Утопии осуществимы. Ошибочно думать, что утопия естьнеосуществимое. Безумие рационализма в своем осуществлении опирается нареальные силы. Но рационалистическое безумие и одержимость какой-нибудьутопической идеей производит большие разрушения в душевной жизни людей.Человек, стремящийся к осуществлению какой-нибудь утопической идеи во что бы тони стало, может быть бескорыстным и руководиться мотивами, которые признаютсянравственными,- он стремится к совершенной жизни, но он все же эгоцентрик иможет стать нравственным идиотом, потерять различие между добром излом.

Похоть наживы и корысти и похоть сладострастия и половыхнаслаждений разрушительно действуют на душевную жизнь и создают свои фантазмы,свои миры, в которых человек живет вместо реального мира Божьего. Вокруг похотинаживы, вокруг самодовлеющей любви к деньгам создается один из самыхфантасмагорических миров, наиболее оторванных от мира реальностей, от бытия.Таким фантасмагорическим миром является мир капитализма, мир банков, биржи,бумажных денег, чеков и векселей, реклам, конкуренции и погони за легкойнаживой. Мир финансовый,, мир денежный есть страшная фантасмагория, наиболееотдаленная от мира, сотворенного Богом, и Божий мир не совершенствующая, неприбавляющая к нему реальности. Л. Блуа был прав, когда говорил, что деньгиесть своеобразная мистерия.<<103>> И вот этот фантастический мир,живущий по своему закону и не желающий знать закона Божьего, есть созданиечеловеческой похоти, эгоцентрических страстей, в которых человек теряет своюсвободу и образ Божий. Фантасмагория всегда есть рабство духа. Совершенно также похоть пола, похоть сладострастия создает свой фантасмагорический мир,отрывающий человека от реальности и порабощающий его. Похоть эта совсем не естьпорождение онтологического ядра пола, онтологического ядра стихийной страсти.Она есть создание дурного, злого воображения, дурной, злой фантазии, она естьмир выдуманный, фантасмагорический, отрицающий реальность Божьего мира. Похотьсладострастия не есть, в сущности, страсть и не знает сладости, это мир, вкотором первичная, онтологическая по своему значению страсть охлаждена изаменена страстями-фантазмами, не знающими утоления и ввергающими человека вдурную бесконечность злого алкания. Похоть вообще по природе своей не знаетутоления и удовлетворения, никакая похоть: ни похоть полового наслаждения, нипохоть наживы и корысти, ни похоть славы и власти, ни более низменная похотьобжорства. 1000 Поэтому она вводит в мир фантасмагорический, поэтому она естьпуть к небытию. Вся мировая литература свидетельствует о фантасмагорическоммире, созданном похотью пола. Фантазмы пола разрушают любовь, котораяпринадлежит миру реальному, бытию. Власть женщины с ее любовью к богатству ироскоши в современном буржуазном мире создается этой похотью. Н. Федоров верноговорит, что капитализм с его фантазмами создан в значительной степениженолюбием, т. е. половой похотью.<<104>> Мужчина во имя женолюбиявынуждается к деньголюбию и совершает преступления, переходит в мир фантазмов.Роскошь очень зависит от похоти сладострастия, и она есть мирфантасмагорический, отличный от мира реальной красоты Божьей. Похоть пола естьнарушение онтологически здорового соотношения между сознанием ибессознательным, в ней дурное бессознательное отравляет сознание, а сознание,раздвоенное и подверженное фантасмагорической мечтательности, извращает иискажает здоровую стихию бессознательного. То, что называется развратом, естьпродукт сознания, бессознательное само по себе не знаетразврата.<<105>> Фантазмы порождаются не бессознательным самим посебе, они всегда уже продукт сознания, сознания, оторвавшегося от истоковбытия. На дне всякого фантазма, созданного похотью, мы находим смерть, невольную смерть, а смерть принужденную. Такова структура бытия. Дурнаямечтательность, которая часто представляется невинной, есть зло и создаетфантасмагорический мир. Это не есть творческая фантазия, это фантазия,истощающая человека. В то время как любовь обращена на личность человека, наобраз Божий в нем и стремится утвердить ее для вечности, похоть знает лишьсебя, она эгоцентрична и не видит никакой реальности в мире. Поэтому она естьфантазм. Фантазм есть все, что не выводит человека из себя к другому, непреодолевает эгоцентризма, ищет лишь для себя, не хочет знать реальностей, невкоренено в бытии. Похоть и фантазм не выводят человека ни к миру, ни к другимлюдям, ни к Богу. В этом проклятие похоти и фантазма. Поэтому похоть носитнетворческий характер, и создание фантазмов не есть творчество, которое всегдаесть самопреодоление. В нравственной жизни огромную роль играет самовнушение. Иэто самовнушение может быть добрым и злым. Есть самовнушение, которое естьоплодотворение бессознательного творческой идеей, а есть самовнушение, котороеесть отрава бессознательного разрушительной похотью и фантазмом. Фантазмпринимает зло за добро.

Совершенно особый мир фантазмов создают страхи. Страхмешает различению и восприятию реальностей. У человека, одержимого каким-либострахом, все перспективы жизни меняются. У страха глаза велики, говоритпоговорка. А так как страх в той или иной степени и в том или ином отношениисвойствен всем людям, то можно сказать, что человек в этом грешном мире вообщеневерно распознает реальности и все его перспективы жизни искажены фантазмами.Трусость, которая во всем ищет поводов для страха, всегда создаетфантасмагорический мир. Парадокс тут в том, что трус, который хочет охранитьсебя от опасностей, совсем как будто не заинтересован в том, чтобы раскрыть иувидать реальные опасности в соответствующих им размерах. Он до крайностипреувеличивает существующие опасности, выдумывает несуществующие, а иногда незамечает существующих. Трус - фантаст, он имеет свой собственный мир, каквластолюбец и славолюбец, как корыстолюбец и скупец, как сластолюбец иразвратник. Страх, и особенно страх, переходящий в трусость,- плохой путьпознания вещей, установки реальностей. Самая высокая форма страха, страх вечныхадских мук, страх религиозный, очень неблагоприятна для познания, для чистогопредметного созерцания, для видения соотношения реальностей в мире. И теология,поскольку она кладет в основу страх вечных адских мук, не может быть очищенным,незаинтересованным познанием и созерцанием. Просветители, борющиеся с религией,любят объяснять происхождение религии страхами. И в этом, как почти во всем,есть своя доля истины, но понятая поверхностно, извращенная и соединенная сложью. В проис 1000 хождении религиозных верований страх имел свое место. Ипотому просветители говорят, что религия создает фантасмагорический мир, мир,порожденный страхами и вместе с тем предназначенный избавить от страхов. Вдействительности дело сложнее и глубже. Древний страх, терзавший человека,беспомощность и покинутость человека, искание помощи и покровительства естьсмешение священного, трансцендентного ужаса перед тайной бытия, перед бездной истраха животного, овладевшего грешным миром, страха в узком смысле слова. И вистории религиозного сознания, вплоть до сознания христианского, животный иболезненно-патологический страх всегда примешивается к страху духовному,который я называю ужасом, и искажает чистоту религиозной веры. Религиозная верапо смыслу своему обращает греховного человека, растерзанного миром, к раскрытиюреальности и освобождает от фантазмов, порожденных страхами мира. Но к нейпримешиваются свои фантазмы, порожденные страхами. Суеверие есть всегдафантазм, порожденный страхом. И вера под влиянием страха легко может перейти всуеверие. Мы это видим в народной вере, в народном слое христианства, которомунередко хочет подражать слой культурный и стилизовать себя под его лад. Менеевсего, конечно, можно признать фантазмами народное мифотворчество, ибо всоздании мифа всегда есть глубокий реальный элемент, свидетельствующий отворческом здоровье. Фантазм же есть порождение болезни, патология.

Страх болезней, мнительность порождает фантасмагорическиймир. Страх болезней сам становится болезнью и начинает повсюду видетьнесуществующую опасность заразы, населяет мир бациллами, со всех сторонатакующими человека, парализует возможность здравого восприятия своего тела инормального к нему отношения. Мнительный человек есть фантаст и воображаетбытие как источник заразы, он такой же фантаст, как ревнивец, завистник илиразвратник. Из страха смерти человек перестает реально воспринимать жизнь иреально к ней относиться. Он всюду видит призраки смерти, всюду видит то, чеготак страшится,- подстерегающую смерть. Трансцендентный ужас перед тайной смертине делает человека фантастом и не создает фантасмагорических призраков.Наоборот, он свидетельствует о том, что человек воспринимает глубину жизни, неостается на поверхности жизни. Но патологический, животный страх смерти естьгреховное извращение этого ужаса и даже исчезновение его. Человек, одержимыйстрахом смерти, целиком находится по ею сторону жизни, в этом мире, и неспособен уже испытывать трансцендентного ужаса перед тайной смерти, он слишкомпоглощен своим организмом, слишком привязан к земной жизни и дрожит за нее. Итут мы опять встречаемся с психологическим парадоксом. Фантазмы, которыесоздает страх, нисколько не освобождают от страха. Фантазмы, которые создаетревность, зависть, непомерное честолюбие; половая похоть, корыстолюбие и пр.,не освобождают человека от мучения, а увеличивают мучение. Создание фантазмовне есть телеологический процесс, определяемый целью достижения какого-либоудовлетворения, освобождения от страха, счастья и пр. Неудовлетворенность,страдание, порабощенность всегда только увеличиваются. Это как раз доказывает,что неверна эвдемонистическая психология. Создание фантазмов есть ложный выход.Боль, страдание, смерть не облегчаются, все делается страшнее. Боль, страдание,смерть более страшны или менее страшны человеку в зависимости от духовногосостояния, в котором он находится. И вот пребывание в фантазмах делает всемаксимально страшным. Духовный подъем, творчество, служение истине или правдеделает все менее страшным, освобождает. Основное свойство злых фантазмов нужновидеть в эгоцентрической порабощенности и безвыходности, т. е. состоянияхнетворческих и недуховных.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.