WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 54 |

Этика творчества есть этика энергетическая. Повышениеэнергии жизни, качественное и количественное, творческий подъем энергии естьодин из критериев нравственной оценки. Добро есть радий в духовной жизни, иосновное качество его есть радиоактивность, излучаемость и неиссякаемость. И вэтике происходит борьба энергетизма с нормативизмом. Мораль закона и моральтворческой энергии постоянно находятся в борьбе между собой. При онтологическоми энергетическом понимании добра моральное добро совсем не оказывается цельюжизни. Замечательно, что абсолютное и совершенное осуществление добра сделаетего ненужным и приведет к совершенному забвению нравственных различений иоценок. Природа нравственной жизни и добра таковы, что они предполагают дуализми борьбу, т. е. мучительный и трудный путь. Совершенное преодоление дуализма исвязанной с ним борьбы ведет к отмиранию того, что в пути мы называли добром инравственной жизнью. Осуществление добра есть вместе с тем его упразднение. Оносовсем не есть конечная цель жизни и бытия. Оно есть лишь путь, лишь борьба впути. Добро не нужно мыслить телеологически, его нужно мыслить энергетически. Вдобре важнее всего реализуемая творческая энергия, а не идеальная нормативнаяцель. Человек осуществляет добро совсем не потому, что он ставит себе цельюосуществить добро, а потому, что он добр или добродетелен, т. е. заключает всебе творческую энергию добра. Важен источник, а не цель. Человек борется задобро не потому, что он поставил себе сознательною целью бороться за добро, апотому, что в нем есть энергия добра и энергия борьбы. Добро и нравственнаяжизнь есть путь, в котором исходная точка и конечная точка совпадают, это естьизлучающая творческая энергия. Конечную же цель бытия онтологически икосмологически следует мыслить как красоту, а не добро. Совершенное, полное игармоническое бытие есть красота. Платон определял красоту как великолепиедобра. Красота есть осуществление добротной природы, и "добротолюбие" значит"красотолюбие" (filocalia). Этика телеологическая есть этика законническая инормативная. Добро есть цель жизни, т. е. норма, закон, который мы должныисполнять. Телеологическая этика всегда обнаруживает отсутствие нравственноговоображения, ибо мыслит цель как норму должного, а не как образ, т. е.порождение творческой энергии жизни. Нравственная жизнь должна слагаться не поцели и норме, а по образу и творческому излучению. Красота же есть образтворческой энергии, излучающейся на весь мир и преображающей мир.Телеологическая этика, основанная на идее добра как абсолютной цели, враждебнасвободе, в то время как этика творческая и энергетическая есть этика свободы.Красота есть тварь преображенная, добро есть тварь, скованная законом,обличающим грех. И парадокс в том, что закон сковывает энергию добра, он нехочет, чтобы добро было понятно как энергия, ибо тогда мир уходит из-под еговласти. Преодоление морали закона есть преодоление абсолютных повелений,запретов, табу и замена их бесконечной творческой энергией. Инстинкт внравственной жизни человека играет двоякую роль: он унаследован от древнейприроды, от человека архаического, в нем говорит древний ужас и страх, рабствои суеверие, жестокость и звериность, и в нем же есть напоминание о рае, одревней свободе, о древней силе человека, о древней связи его с космосом, опервобытной стихии жизни. Поэтому отношение этики творчества к инстинктамсложное и двойственное - она и освобождает инстинкты, подавленные законом, ипреодолевает их, борется с ними во имя высшей жизни. Ибо инстинкты не толькоподавлены законом, но они сами, порожденные социальной жизнью первобытныхкланов, превращаются в закон, сковывающий творческую энергию жизни. Так, напр.,инстинкт мести, как говорилось уже, есть наследие древней социальной жизни, ион связан с законом. Этика творчества освобождает не всякие инстинкты, аинстинкты творческие, т. е. твор 1000 ческую энергию человека, которая скованазапретами закона. Но она и борется против инстинктов, и хочет их сублимировать.Этика телеологическая, которую можно целиком отнести к этике закона, ведьметафизически предполагает власть времени в дурном смысле слова. Ибо время иликонститурируется идеей цели, которая должна быть осуществлена в будущем, илиидеей творчества, которое реализуется в будущем. В первом случае человекнаходится во власти этой цели и созданного ей времени, во втором случае онвладеет временем, ибо в нем реализует свою творческую энергию.

С этикой творчества связана проблема времени. Проблемавремени, наряду с проблемой свободы, есть коренная и самая мучительнаяметафизическая проблема. По-новому выдвигает эту проблему Гейдеггер в "Sein undZeit", но у него время связано с заботой, а не с творчеством. Творчествобесспорно связано с временем. Обыкновенно думают, что творчество предполагаетвремя, ибо для творчества нужна перспектива будущего, и оно предполагаетизменение во времени. В действительности вернее было бы сказать, что движение,изменение, творчество порождает время. И вот перед нами раскрываетсядвойственная природа времени.

Время есть и источник надежды, и источник ужаса имуки. Обаяние будущего связано с тем, что будущее может быть изменено и вкакой-то степени зависит от нас. С прошлым же мы ничего не можем сделать, можемлишь вспоминать о нем или с благодарностью и почитанием, или с раскаянием инегодованием. Будущее может принести с собою осуществление наших желаний,упований, нашей мечты. Но будущее внушает нам также ужас, нас терзает забота оневедомом будущем. И вот та часть времени, которую мы именуем будущим и которуюставим в зависимость от своей активности, может определяться двояко. Илибудущее определяется мучительной заботой и долгом и повелением осуществитьпоставленную цель, или оно определяется нашей творческой энергией,созидательным жизненным порывом, в котором выковываются ценности. В первомслучае время нас давит, мы в его власти. Самая высокая цель, проецированная вовремени, в будущее, порабощает нас, трансцендентна нам и вызываетозабоченность. Озабоченность вызывается не только низшими материальныминуждами, но и высшими, идеальными целями. Во втором случае, когда мыопределяемся свободной творческой энергией, своей свободной жизненной силой, мысчитаем будущее имманентным себе и являемся его господами. Во времени все ужепредставляется детерминированным и необходимым, и мы в своем чувстве будущегопредвосхищаем эту детерминированность, история иногда представляется намнадвигающимся роком, фатумом. Но свободный творческий акт совершается вневласти времени, ибо в нем нет никакой детерминированности, он исходит из тойглубины бытия, которая не подчинена времени, он есть прорыв из другого порядкабытия. Детерминированным во времени все представляется позже. И вот задачаэтики творчества заключается в том, чтобы перспективу жизни сделать независимойот рокового хода времени, от будущего, которое вызывает в нас ужас и мучит нас.Творческий акт есть выход из времени, он совершается в царстве свободы, а не вцарстве необходимости. Он, по существу, противоположен заботе, создающей ужасвремени. И если бы вся жизнь человеческая могла превратиться в сплошнойтворческий акт, то времени больше не будет, не будет и будущего, как частивремени, будет движение вне времени, во вневременном бытии. Не будетдетерминированности, не будет необходимости, не будет давящих законов. Будетжизнь духа. У Гейдеггера бытие, подчиненное времени, есть ведь падшее бытие,хотя и неизвестно, откуда падшее. Это есть царство обыденности. Оно связано сзаботой о будущем, со страхом. Но Христос учит не заботиться о будущем."Довлеет дневи злоба его". Это есть выход из власти времени, кошмара будущего,порожденного заботой. Будущее может принести человеку разочарование, страдание,несчастье, может и не принести. Но, уж наверное, несет оно для каждого человекасмерть. И страх будущего, свойственный каждому человеку, есть прежде всегострах грядущей смерти. Смерть для каждого челове 1000 ка детерминирована в этоммире, она есть для него фатум. И вот творческий и свободный дух человекавосстает против этого рабства смерти, рабства фатальному будущему. И есть унего иная перспектива жизни, определяющаяся из свободы и творчества. Во Христеи через Христа фатум смерти отменяется для человека, хотя эмпирически каждыйчеловек и умирает. Ложь нашего отношения к будущему, которое кончается для нассмертью, определяется тем, что мы над ним рефлектируем как раздвоенные существаи познаем его как детерминированное. Но будущее непознаваемо и не может бытьпредметом рефлексии. О нем возможно лишь пророчество, тайна которого в том изаключается, что она не знает детерминированности и не есть познание вкатегориях необходимости. Для свободного творческого акта не существуетдетерминированного будущего и нет рока. В мгновение, когда совершаетсясвободный творческий акт, нет мысли о будущем, нет мысли о неотвратимой смерти,о грядущей муке, есть выход из времени и из всякой детерминации. Будущее втворческом воображении не есть детерминированное будущее. Творческий образ сюитвне детерминированного процесса во времени, он в вечности. Время есть дитягреха, греховного рабства, греховной заботы. Оно остановится и исчезнет, когданаступит преображение мира. Но это преображение мира наступит уже в каждомподлинном творчестве. Мы обладаем энергией, через которую мы выходим извремени. Эта энергия, это творчество благодатны и изымают из власти закона. Ивеличайшая нравственная задача заключается в том, чтобы построить жизнь внеперспективы времени, вне беспокойства о будущем, вне детерминации. Этанравственная свобода нам дана, но мы плохо ею пользуемся.

Свобода нуждается в сопротивлении и борьбе. И потому мыпоставлены перед обыденным детерминированным миром, в котором происходятпроцессы во времени и будущее представляется фатальным. Человек связан иотяжелен. Он и стремится к свободе, и боится свободы. Парадокс освобождениязаключается в том, что, для того чтобы сохранить свободу и бороться за свободу,нужно уже в каком-то смысле быть свободным, иметь свободу в себе.

Тот, кто рабдо глубины существа своего, не знает имени свободы и не может за нее бороться.Древние табу со всех сторон окружают человека, связывают его нравственнуюжизнь. И для того чтобы освободиться от их власти, человек должен сначалаосознать себя внутренне свободным, а потом уже внешне бороться за свободу.Внутренняя победа над рабством есть основная задача нравственной жизни. И речьидет о победе над всяким рабством, над рабством перед властью прошлого и надрабством перед властью будущего, над рабством у внешнего мира, и над рабством усамого себя, у своего низшего "я". Пробуждение творческой энергии человека естьвнутреннее освобождение и сопровождается чувством свободы.<<93>>Творчество есть путь освобождения. Освобождение человека не может образовать внем пустоты. Освобождение человека - не только от чего-то, но и для чего-то. Ивот это для и есть творчество человека. Творчество не может быть беспредметными бесцельным. Творчество есть восхождение и потому предполагает гору, высоту. Аэто значит, что творчество идет от мира к Богу. Творчество движется не поплоскости в бесконечном времени, а по восходящей вверх линии, к вечности.Продукты творческого акта оседают во времени. Но сам творческий акт, творческийвзлет приобщается к вечности. Всякий творческий акт наш, совершенный вотношении к людям, акт любви, жалости, помощи, миротворения, не только естьбудущее, он есть вечное.

Преодоление категории господина и раба <<94>>в нравственной жизни есть великое нравственное достижение. Человек не долженбыть рабом других людей, но не должен быть и господином других людей, ибо тогдабудут рабы, но другие. И это есть одна из задач этики творчества, которая незнает господства и рабства. Творящий не раб и не господин, он дающий,жертвующий. Всякая зависимость человека от человека нравственно унизительна. Иоткуда почерпнули то рабское учение, что освобожденную личность покидаетблагодат 1000 ь Божья Где Дух Господен, там и свобода. Где свобода, там и ДухГосподен, там и благодать. Благодать действует на свободу, только на нее она иможет действовать. Рабское состояние не может воспринимать благодати, она неможет на него действовать. Но рабьи теории, искажающие христианство, кладут воснову не благодать и свободу, а господство и рабство, тиранию общества, семьи,государства. Рабьи теории любят признавать свободу воли и призывать ее дляповиновения. Но к свободной воле нельзя прибегать только с угрозой. Нужноосвобождать "свободу воли", которая нередко порабощала человека, т. е. сообщатьей благодатную энергию. Творчество есть благодатная энергия, делающая свободнуюволю свободной, свободной от страха, от закона, от рефлексии и раздвоения.Парадокс добра и зла, основной парадокс этики, заключается в том, что добропредполагает существование зла и требует допущения зла. Так поступает Творец,допускающий существование зла. И потому абсолютное совершенство, абсолютныйпорядок, абсолютная разумность могут оказаться злом, злом большим, чем жизньнесовершенная, неупорядоченная, иррациональная, допускающая некоторую свободузла. Абсолютное добро, не допускающее существования зла, возможно лишь вЦарстве Божьем, когда будет новое небо и новая земля, когда Бог будет всяческоево всем. Вне же Царства Божьего, царства благодати, свободы и любви, абсолютноедобро, не допускающее существования зла, есть всегда тирания, царство великогоинквизитора и антихриста. Это положение этика должна признать до конца. Покасуществует различение добра и зла, а следовательно, наше посюстороннее добро,необходима борьба, неизбежно столкновение противоположных начал исопротивление, т. е. упражнение человеческой свободы. Абсолютное добро иабсолютное совершенство вне Царства Божьего превращает человека в автоматдобра, т. е., в сущности, отрицает нравственную жизнь, ибо нравственная жизньневозможна без свободы духа. Поэтому к злу определяется двоякое отношение: кзлу нужно относиться терпимо, как терпимо относится Творец, и со злом нужнобеспощадно бороться. Из этого парадокса этика выйти не может, он порожденсвободой и самым фактом различения между добром и злом. Этика не может не бытьпарадоксальна в силу своего генезиса, т. е. своей связи с грехопадением. Добродолжно быть осуществлено, но оно плохого происхождения. И подлинно прекрасно внем лишь воспоминание о райской красоте. Есть ли вся борьба, которую ведет вмире добро, подлинная жизнь, первожизнь Не вращается ли она в окружениях жизнии не относится ли она к средствам жизни И в чем достигается жизнь в себе,первожизнь Мы можем смело сказать, что любовь есть жизнь в себе, первожизнь,что творчество есть жизнь в себе, первожизнь, что созерцание духовного мираесть жизнь в себе, первожизнь. Но этой жизни в себе, этой первожизни нет взначительной части нашей законнической нравственной жизни, как ее нет вфизиологических процессах, в политике, в цивилизации. Жизнь в себе, первожизньесть лишь в первородных, свободных нравственных актах и суждениях.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.