WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 54 |

6. Евангельская весть о ЦарствеБожьем. Евангелие невозможно понять как норму и закон.Если так понять Евангелие, то оно становится враждебным жизни и несоединимым сжизнью. Тогда абсолютность евангельского учения о жизни делается непонятной инеосуществимой. И главный аргумент, который мир всегда приводил противЕвангелия, это его неосуществимость, его противоположность самим законам жизни.И действительно, мораль, возвещенная в Евангелии, парадоксальна ипротивоположна морали нашего мира, даже самой высокой морали. Евангелиепротиворечит не только злу, но и тому, что люди почитают добром. ОбычноЕвангелие пытались приспособить к требованиям мира и тем сделать егоприемлемым. Но это всегда бывало искажением христианства. Как же понятьабсолютность и надмирную максимальность возвещенной Евангелием правды жизниЕвангелие есть благая весть о наступлении Царства Божьего. Учение о ЦарствеБожьем есть не только сущность Евангелия, но и всего христианства. Ищите преждевсего Царства Божьего, и все остальное приложится вам. Евангелие открываетабсолютную жизнь Царства Божьего, и в нем все оказывается непохожим наотносительную жизнь мира. Евангельская мораль потому не есть норма и правило,что она есть райская мораль и стоит по ту сторону нашего добра и зла, нашегозаконнического различения добра и зла. Трудно, почти невозможно применитьевангельскую абсолютность к человеческой жизни, к жизни общества, к истории,где все во времени и относительно.<<84>> Слишком ясно, что наЕвангелии невозможно обосновать государства, хозяйства, семьи, культуры, нельзяоправдать Евангелием насилий, которыми движется история. Христиане придумываливсякие другие нормы и правила для обоснования своей жизни. Христос пришелнизвести огонь с неба, и в огне этом сгорает все, что людям казалось ценным,сгорают все построенные ими царства. Будьте совершенны, как совершенен Отец вашНебесный. Есть ли это норма и правило жизни Конечно нет. Совершенство ОтцаНебесного не может быть нормой для грешного мира, оно абсолютно, а закон всегдаотносителен к греху. Это есть откровение абсолютной, божественной жизни,непохожей на грешную жизнь мира. Не убий, не укради, не прелюбодействуй - всеэто может быть нормой, правилом для грешной жизни мира, все это относительно кней. Но совершенство Отца Небесного, но Царство Божье ни к чему не относится инеприменимо, как правило. Евангелие обращено к внутреннему, духовному человеку,а не к внешнему, социальному человеку. Оно призывает к пробуждению ивозрождению духовной жизни, к новому рождению, к врастанию в Царство Божье, ане к внешним делам в мире социальном. Евангелие обращено к вечному началучеловеческой души, не зависящему от исторических эпох и социальных положений, ив известном смысле оно не социально. В Евангелии все связано с личностью самогоХриста и все непонятно без связи с Христом. Евангельские заветы совершеннонеосуществимы и непосильны как правила. Но невозможное для человека возможнодля Бога. Лишь во Христе и через Христа осуществляется совершенство, подобноесовершенству Отца Небесного, и действительно наступает Царство Божье. В основеЕвангелия не закон, хотя бы новый, а сам Христос, Его личность. Такова новаяэтика искупления и благодати. Но мы живем в двух планах, под законом и подблагодатью, в порядке природном и в порядке духовном, и в этом безмернаятрудность и сложность жизни христианина в мире. Под властью закона живетчеловеческое общество, строит свои царства и цивилизации. И евангельскоеоткровение о Царстве Божьем для всей этой строящейся в порядке закона жизниесть катастрофа, есть апокалипсис и страшный суд.

Мы видели уже, как велик переворот, совершенный Евангелиеми нравственных оценках. Произошла самая радикальная переоценка ценностей, какуютолько знает мир. Все делается необычным, непохожим 1000 на то, чем живет мир ичем дорожит мир. Мир принужден отказаться не только от своего зла и от своегодобра. Не противься злу насилием. Мир же видит добро в противлении злунасилием. Солнце восходит одинаково над добрыми и злыми. Мир же видит добро втом, чтобы солнце восходило лишь над добрыми. Любите врагов ваших,благословляйте проклинающих вас. Мир же видит добро лишь в том, чтобы любитьдрузей своих, а не врагов. И потому только христианство прорывает магическийкруг мести. Мытари и блудницы впереди идут в Царство Божье. Мир же думает, чтовпереди идут добрые, праведные, чистые, исполнившие закон и норму. Нужновходить тесными вратами. Мир же идет широкими вратами. Оскверняет то, чтовыходит из уст, т. е. скверное состояние человеческого сердца. Мир же думает,что оскверняет то, что входит в уста, оскорбляет отношение людей и окружающегомира. Евангелие призывает к беззаботности птиц небесных и полевых лилий,рекомендует не думать о завтрашнем дне. Мир основывает свою жизнь на заботе ина неустанном думании о завтрашнем дне. Нужно оставить отца, мать, жену и дажевозненавидеть их, если они мешают искать Царство Божье. Мир же требует преждевсего любви к близким, к отцу, к матери, к жене. Трудно богатому войти вЦарство Небесное. Мир же прежде всего уважает богатых, воздает им почести,считает их первыми. Блаженными оказываются совсем не те, которых мир считаетблаженными,- блаженны плачущие, кроткие, милостивые, чистые сердцем, алчущие ижаждущие правды и пр. и пр. Мир же считает блаженными богатых, знатных,сильных, обладающих властью, прославленных, смеющихся и пр. Взявший меч мечом ипогибнет. Мир же отстаивает свое существование мечом. В Евангелии разлит духсвободы, который страшит мир и представляется ему разрушительным. МеждуЕвангелием и миром существует полная противоположность и несовместимость.Царство Христово не от мира сего. Как же ввести его в мир А вот уже скоро 2000лет, как его пытаются ввести в мир. Христос пришел не судить, а спасать. Мир жепрежде всего любит суд и нуждается в суде и плохо понимает спасение, хотянуждается в нем более всего. Абсолютное откровение Евангелия о Царстве Божьемневместимо ни в какие социальные и исторические формы, всегда относительные ивременные. Правда духовной жизни невместима в жизнь природную. Христианскогогосударства, христианского хозяйства, христианской семьи, христианской науки,христианского быта никогда не было и быть не может. Ибо в Царстве Божьем и всовершенной божественной жизни нет ни государства, ни хозяйства, ни семьи, нинауки, нет никакого быта, стоящего под знаком закона. Сама церковь висторических своих воплощениях заражалась государством и принимала его насилия,попадала во власть порядка закона. Но евангельское откровение о Царстве Божьемнеприметно, сокровенно, внутренне внесло перемену во все сферы жизни, изменилосамую структуру человеческой души, вызвало новые эмоции. Царство Божье приходитнеприметно. И когда оно приходило слишком приметно, это всегда было ложью иподменой. Благодатная сила, исходящая от евангельского откровения, освобождаетлюдей от терзающего их страха, самолюбия, властолюбия, от не знающей утоленияпохоти жизни. Но многие основные вопросы жизни решаются в Евангелии не прямо, априкровенно. И самому человеку, его свободе предоставлено творческое разрешениевсе вновь и вновь предстоящих ему задач. Евангелие не столько учит о разрешениизадач жизни, сколько об излечении и перерождении ткани души.

 

Глава III

ЭТИКА ТВОРЧЕСТВА

1. О природетворчества. В Евангелии постоянно говорится о плоде,который должно принести семя, когда оно падает на добрую почву, о талантах,данных человеку, которые должны быть возвращены с приростом. Это Христосприкровенно, в притчах, говорит о творчестве человека, об его творческомпризвании. Зарывание даров в землю, т. е. отсутствие творчества, осужденоХристом. Все учение Ап. Павла о различных дарах человека есть учение отворческом призвании человека. Дары даны от Бог 1000 а, и они указуют натворческое призвание. И дары эти разные, каждый призван к творческому служениюсогласно особому данному ему дару. Поэтому нельзя сказать, как часто говорят,что в Священном писании, в Евангелии ничего не говорится о творчестве.Говорится, но нужно уметь читать, нужно угадать, чего Бог хочет и ждет отчеловека. Творчество есть всегда прирост, прибавление, создание нового,небывшего в мире. И проблема творчества есть проблема о том, возможно ли новое,небывшее.<<85>> Творчество по самому существу своему естьтворчество из ничего. Ничто стало тем-то, небытие стало бытием. Творчествопредполагает небытие, подобно тому как у Гегеля становление предполагаетнебытие. Творчество, подобно платоновскому Эросу, есть дитя бедности ибогатства, ущербности и избытка сил. Творчество связано с грехом и вместе с темоно жертвенно. В подлинном творчестве всегда есть катарсис, очищение,освобождение духа от душевно-телесной стихии или одоление душевно-телеснойстихии духом. Творчество принципиально отличается от эманации и рождения. Вэманации происходит излучение материи и отделение материи. Творчество не естьтакже перераспределение материи и энергии, как в эволюции. Эволюция не тольконе есть творчество, она противоположна творчеству. В эволюции ничто новое несоздается, а лишь старое перемещается. Эволюция есть необходимость, творчествоже есть свобода. Творчество есть величайшая тайна жизни, тайна явления нового,небывшего, ни из чего не выводимого, ни из чего не вытекающего, ни из чего нерождающегося. Творчество предполагает ничто, мЮ пн(а не пхк пн). И этот меон есть тайна изначальной, первичной, домирной,добытийственной свободы в человеке. Тайна творчества и есть тайна свободы.Творчество только и возможно из бездонной свободы, ибо лишь из бездоннойсвободы возможно создание нового, небывшего. Из чего-то, из бытия нельзясоздать нового, небывшего, возможно лишь истечение, рождение,перераспределение. Творчество же есть прорыв из ничего, из небытия, из свободыв бытие и мир. Тайна творчества раскрывается в библейско-христианском мифе отворении мира Богом. Бог сотворил мир из ничего, т. е. свободно и из свободы.Мир не был эманацией Бога, рождением или эволюцией, а творением, т. е.абсолютной новизной, побывшим. Творчество в мире потому только и возможно, чтомир сотворен, что есть Творец. И человек, сотворенный Творцом и по его образу иподобию, есть также творец и призван к творчеству. Но творчество имеет сложныйсостав. Оно предполагает не только свободу, изначальную, меоническую,несотворенную свободу человека, оно предполагает также дары, данныечеловеку-творцу Богом-Творцом, предполагает мир как арену творчества.Творчество человека предполагает три элемента - элемент свободы, благодарякоторой только и возможно творчество нового и небывшего, элемент дара исвязанного с ним назначения и элемент сотворенного уже мира, в котором исовершается творческий акт и в котором он берет себе материалы. Человек не самвиновник своего дара и своего гения. Он получил его от Бога и потому чувствуетсебя в руке Божьей, орудием Божьего дела в мире. Нет ничего более смешного ижалкого, как гордиться своим гением. Гордиться еще можно было бы своейсвятостью, но не своим гением. Поэтому гений чувствует, что он действует как быне сам, что он одержим Богом, что он есть орудие Божьих свершений ипредназначений. Демон Сократа не он сам, а вселившееся в него существо. Творецпостоянно чувствует себя одержимым демоном, вселившимся в него гением. Воля кгениальности есть лишь обнаружение через свободу данного свыше дара. Такжечеловек не может черпать материал для творчества из самого себя, из собственныхнедр, из ничего. Природа творческого акта брачная, она всегда есть встреча.Материалы творчества черпаются из сотворенного Богом мира. Это мы видим во всехискусствах. Это мы видим во всех изобретениях и открытиях. Это мы видим втворчестве познания, в философии, которая предполагает бытие и сотворенныйБогом мир, предметные реальности, без которых мышление проис 1000 ходит впустоте. Богом дан человеку творческий дар, талант, гений и дан мир, в котороми через который должен совершаться творческий акт. От Бога исходит зов, чтобычеловек совершил творческий акт, осуществил свое призвание, и Бог ждет ответана свой зов. Ответ человека на зов Божий не может целиком слагаться изэлементов, данных Богом и от Бога исходящих. Что-то должно исходить и изчеловека, и это и есть то, что есть творчество по преимуществу, творчествонового и небывшего. Это что-то не есть что-то, а ничто, есть свобода, безкоторой нет творческого акта. Свобода, ничем не детерминированная, дает ответна Божий зов к творческому деланию, но она дает этот ответ в соединении сдаром, с гением, полученным от Бога при творении, и с материалами, находящимисяв сотворенном мире. Творчество человека из ничего нужно понимать в смыслетворчества человека из свободы. Во всяком творческом замысле есть элементпервичной свободы человека, ничем не детерминированной, бездонной, свободы неот Бога идущей, а к Богу идущей. Зов Божий и обращен к этой бездне и из бездныждет ответа. Эта бездна свободы есть во всяком творчестве, но творческоесозидание так усложнено, что нелегко открыть в нем этот первичный элемент.Творческий акт есть также взаимодействие благодати и свободы, идущих от Бога кчеловеку и от человека к Богу. И творческий акт можно описывать то попреимуществу в терминах свободы, то по преимуществу в терминах благодати,благодатной одержимости и вдохновения. Но вдохновение невозможно без свободы.Платонизм есть философия неблагоприятная для истолкования творчества, каксозидания нового и небывшего.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.