WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 54 |

Как понять отношение между философией и наукой, какразграничить их сферы, как установить между ними конкордат Совершеннонедостаточно определить философию как учение о принципах или как наиболееобобщенное знание о мире как о целом или даже как учение о сущности бытия.Главный признак, отличающий философское познание от научного, нужно видеть втом, что философия познает бытие из человека и через человека, в человеке видитразгадку смысла, наука же познает бытие как бы вне человека, отрешенно отчеловека. Поэтому для философии бытие есть дух, для науки же бытие естьприрода. Это различие духа и природы, конечно, ничего общего не имеет сразличением психического и физического.<<5>> Философия в концеконцов неизбежно становится философией духа, и только в таком качестве своемона не зависит от науки. Философская антропология должна быть основнойфилософской дисциплиной. Философская антропология есть центральная частьфилософии духа. Она принципиально отличается от научного - биологического,социологического, психологического изучения человека. И отличие это в том, чтофилософия исследует человека из человека и в человеке, исследует его какпринадлежащего к царству духа, наука же исследует человека как принадлежащего кцарству природы, т. е. вне человека, как объект. Философия совсем не должнаиметь объекта, ибо ничто для нее не должно становиться объектом,объективированным. Основной признак философии духа тот, что в ней нет объектапознания. Познавать из человека и в человеке и значит не объектировать. И тогдалишь открывается смысл. Смысл открывается лишь тогда, когда я в себе, т. е. вдухе, и когда нет для меня объектности, предметности. Все, что есть для меняпредмет, лишено смысла. Смысл есть ли 1000 шь в том, что во мне и со мной,т. е. в духовном мире. Принципиально отличать философию от науки только иможно, признав, что философия есть необъективированное познание, познание духав себе, а не в его объективации в природе, т. е. познание смысла и приобщение ксмыслу. Наука и научное предвидение обеспечивают человека и дают ему силу, ноони же могут опустошить сознание человека, оторвать его от бытия и бытие отнего. Можно было бы сказать, что наука основана на отчуждении человека от бытияи отчуждении бытия от человека.<<6>> Познающий человек вне бытия ипознаваемое бытие вне человека. Все становится объектом, т. е. отчужденным ипротивостоящим. И мир философских идей перестает быть моим миром, во мнераскрывающимся, делается миром, мне противостоящим и чуждым, миром объектным.Вот почему и исследования по истории философии перестают быть философскимпознанием, становятся научным познанием. История философии будет философским, ане только научным познанием в том лишь случае, если мир философских идей будетдля познающего его собственным внутренним миром, если он будет его познавать изчеловека и в человеке. Философски я могу познавать лишь свои собственные идеи,делая идеи Платона или Гегеля своими собственными идеями, т. е. познавая изчеловека, а не из предмета, познавая в духе, а не в объектной природе. Это иесть основной принцип философии, совсем не субъективной, ибо субъективноепротивостоит объективному, а бытийственно жизненной. Если Вы пишете прекрасноеисследование о Платоне и Аристотеле, о Фоме Аквинате и Декарте, о Канте иГегеле, то это может быть очень полезно для философии и философов, но это небудет философия. Не может быть философии о чужих идеях, о мире идей, какпредмете, как объекте, философия может быть лишь о своих идеях, о духе, очеловеке в себе и из себя, т. е. интеллектуальным выражением судьбы философа.Историзм, в котором память непомерно перегружена и отяжелена и все превращено вчуждый объект, есть декаданс и гибель философии, так же как натурализм ипсихологизм. Духовные опустошения, произведенные историзмом, натурализмом ипсихологизмом, поистине страшны и человекоубийственны. Результатом являетсяабсолютизированный релятивизм. Так подрываются творческие силы познания,пресекается возможность прорыва к смыслу. Это и есть рабство философии у науки,террор науки.

Философия видит мир из человека, и только в этом ееспецифичность. Наука же видит мир вне человека. Освобождение философии отвсякого антропологизма есть умерщвление философии. Натуралистическая метафизикатоже видит мир из человека, но не хочет в этом признаться. И тайныйантропологизм всякой онтологии должен быть разоблачен. Неверно сказать, чтобытию, понятому объективно, принадлежит примат над человеком, наоборот,человеку принадлежит примат над бытием, ибо бытие раскрывается только вчеловеке, из человека, через человека. И тогда только раскрывается дух. Бытие,которое не есть дух, которое "вовне", а не "внутри", есть тирания натурализма.Философия легко делается отвлеченной и теряет связь с источниками жизни. Этобывает всякий раз, когда она хочет познавать не в человеке и не из человека,вне человека.

Человек же погружен в жизнь, в первожизнь, и ему даны откровенияо мистерии первожизни. Только в этой глубине философия соприкасается срелигией, но соприкасается внутренне и свободно. В основании философии лежитпредположение, что мир есть часть человека, а не человек часть мира. Учеловека, как дробной и малой части мира, не могла бы зародиться дерзновеннаязадача познания. На этом основано и научное познание, но оно методологическиотвлечено от этой истины. Познание бытия в человеке и из человека ничего общегоне имеет с психологизмом. Психологизм есть, наоборот, замкнутость в природном,объективированном мире. Психологически человек есть дробная часть мира. Речьидет не о психологизме, а о трансцендентальном антропологизме. Страннозабывать, что я, познающий, философ,- человек. Трансцендентальный человек естьпредпосылка философии, и преодоление человека в фи 1000 лософии или ничего незначит, или значит упразднение самого философского познания. Человекбытийствен, в нем бытие, и он в бытии, но и бытие человечно, и потому только внем я могу раскрыть смысл, соизмеримый со мной, с моим постижением. С этойточки зрения феноменологический метод Гуссерля, поскольку он хотел преодолетьвсякий антропологизм, т. е. человека в познании, есть покушение с негоднымисредствами. Феноменологический метод имеет большие заслуги и вывел философию изтупика, в который завела ее кантианская гносеология. Он дал плодотворныерезультаты в антропологии, этике, онтологии (М. Шелер, Н. Гартман, Гейдеггер).Но феноменология Гуссерля связана с особого рода онтологией, с учением обидеальном, внечеловеческом бытии, т. е. с своеобразной формой платонизма. Вэтом ее ошибочная сторона. Познание предполагает не идеальное, внечеловеческоебытие и совершенную пассивность человека, впускающего в себя предмет познания,мир сущностей (Wesenheiten), а человека, не психологического, а духовногочеловека и его творческую активность. Смысл вещей открывается не вхождением ихв человека, при пассивной его установке к вещам, а творческой активностьючеловека, прорывающегося к смыслу за мир бессмыслицы. В предметном, вещном,объектном мире смысла нет. Смысл раскрывается из человека, из его активности иозначает открытие человекоподобности бытия. Внечеловеческое идеальное бытиебессмысленно. А это значит, что смысл открывается в духе, а не в предмете, не ввещи, не в природе, только в духе бытие человечно. Феноменологический методплодотворен, несмотря на свою пассивность и внечеловечность, и правда его внаправленности на бытие, а не конструкции мысли. Творческая активность человекасовсем не означает конструкции. Смысл не в объекте, входящем в мысль, и не всубъекте, конструирующем свой мир, а в третьей, не объективной и несубъективной сфере, в духовном мире, духовной жизни, где все активность идуховная динамика. Если познание происходит с бытием, то в нем активнообнаруживается смысл, т. е. просветление тьмы бытия. Познание есть самадуховная жизнь. Познание происходит с тем, что познается.

2. Объект и субъект. Обьективирование в познании. Немецкая гносеология всегда говорито субъекте и объекте, о субъективном и объективном в познании. Познание естьобъективирование. Познающий же субъект не есть бытие, субъект гносеологичен, ане онтологичен, он есть идеальные логические формы, совсем не человеческие,связь которых с человеком остается непонятной. Бытие разлагается и исчезает,заменяется субъектом и объектом. Познает совсем не "я", не живой человек"имярек", не конкретная личность, а гносеологический субъект, вне бытиянаходящийся и бытию противостоящий. Гносеологический субъект не есть человек,не есть бытие. Но и познает он совсем не бытие, а противостоящий ему объект,коррелятивный субъекту и для познания специально созданный. Бытие исчезает изсубъекта и из объекта. Само противоположение субъекта и объекта уничтожаетбытие. В объективировании умирает всякая жизнь, исчезает бытие. Познание естьобъективирование, но в объективировании цель познания не достигается. В этомтрагедия познания, которую многие философы отлично сознавали и формулировалиэто так: бытие иррационально и индивидуально, познаю же я всегда рациональное иобщее.<<7>> Объект оказывается совершенно чуждым субъекту ипротивоположным ему. Субъект и объект находятся в состоянии логическойкоррелятивности, друг без друга не существуют и вечно противополагаются ипротивопоставляются. Если "Платон", или "первохристианство", или "германскаямистика" делаются для меня объектом познания, то я не могу их понять и не могуоткрыть в них смысла. Объективирование будет уже уничтожением, ибо к смыслунужно приобщиться, приобщение же не есть объективирование.<<8>> Этосовершенно ясно в так называемых "науках о духе", где объективирование всегдаесть смерть истинного познания.

В "науках о природе" обстоит дело несколькоиначе, но сейчас это не есть предмет моего исследования.

Основной вопрос гносеологии есть вопрос о том, кто познаети принадлежит ли к бытию тот, кто познает Как осмыслить и углубить тонеустранимое предположение познания, что познает человек. Кант иидеалистические теории познания утверждают, что познает совсем не человек, ибоэто означало бы психологизм и антропологизм, т. е. релятивизм в познании, ипознается совсем не мир, ибо это означало бы наивный реализм. Теория познания,идущая от Канта, подменяет проблему человека и его силы познавать бытиепроблемой трансцендентального сознания, гносеологического субъекта или мировогодуха, божественного разума. Если же она не говорит о трансцендентальномсознании, то она говорит о психологическом сознании. Но и трансцендентальноесознание, и психологическое сознание одинаково не есть человек. Теория познанияне хочет изучать человека как познающего, она отдает изучение человека целикомв ведение психологии или социологии. Между тем как основной вопрос познанияесть вопрос об отношении между трансцендентальным сознанием илигносеологическим субъектом и человеком, живой и конкретной человеческойличностью. Кант имеет неоценимые заслуги в проблематике познания, но он, всущности, ничего не разрешает, он не преодолевает скептицизма и релятивизма илипреодолевает их призрачно. Априорные формы должны гарантировать прочностьпознания и преодолеть скептицизм, но априорные формы не имеют никакого прямогоотношения к живому человеку, который и познает. Пусть трансцендентальноесознание имеет твердые и незыблемые основания для познания, нотрансцендентальное сознание совсем не есть человек; человек обречен бытьпсихологическим сознанием, которое находится во власти релятивизма. И остаетсясовсем невыясненным, как трансцендентальное сознание овладевает психологическимсознанием, как психологическое сознание возвышается до трансцендентальногосознания. Мне, как живому конкретному существу, как человеку, поставившему себедерзновенную задачу познавать, нисколько не легче от того, что существуеттрансцендентальное сознание, что в нем есть a priori, что скептицизм ирелятивизм в этой внечеловеческой сфере побеждены извечно. Мне важно победитьскептицизм и релятивизм в человеческой сфере, в познающем человеке, а не вгносеологическом субъекте. Я хочу сам познавать, а не предоставлять познаниегносеологическому субъекту или мировому разуму, хочу познания, как творческогоакта человека. Теория познания должна стать философской антропологией, учениемо человеке, а не учением о трансцендентальном сознании и гносеологическомсубъекте, но и не психологическим или социологическим учением о человеке, аонтологическим и пневмотологическим учением о человеке. Какое для меняутешение, что существует мировой или божественный разум, если совсем не выясненвопрос о действии этого мирового и гносеологического разума во мне, о моемчеловеческом разуме. Так же бесплодны и не нужны все учения о Боге, которые неучат о благодатном действии Бога на человека и мир. Вот я и спрашиваю, в чемблагодатное, просветляющее действие трансцендентального сознаниягносеологического субъекта или мирового духа на человека, на живую, конкретнуюличность, как раскрывается сила и прочность познания в человеке, и притом вданном человеке, а не в сфере внечеловеческой. Это и есть основной вопрос. Каку Канта не выяснен этот вопрос, так он не выяснен и у Гегеля. У Гегеля познаетне человек, а сам мировой разум, мировой дух, в конце концов само Божество.Правда, самосознание и самопознание Божества происходят в человеке и черезчеловека. Но какая мне от этого радость Может показаться очень гордым ивозвеличивающим достоинство человека учение о том, что Божество в человекеприходит к самосознанию, что мировой дух достигает своей вершины черезфилософию, которая есть дело человека. Но при этом никакой самостоятельностичеловека не существует, человек есть лишь функция мирового духа, мировогоразума. Божества, лишь орудие, средство, путь для осуществления совсемнечеловеческих целей. Так и идеальное бытие Гуссерля совсем не спасает человекаот релятивизма и скептицизма. Философия с 1000 пасается от человека, он от неене спасается. Для того чтобы познавать предмет согласно феноменологическойустановке, нужно совершенно отречься от человеческого, прийти в состояниесовершенной пассивности, дать возможность самому предмету, самой сущностиговорить во мне. Человек должен перестать существовать в акте познания.Познание происходит в сфере идеального логического бытия, а не в человеческойсфере. Принципиально был более прав св. Фома Аквинат, который, правда, унижаетчеловека, причисляя его к низшим интеллектам, но ставит вопрос о человеческомпознании, о познании человека.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.