WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 54 |

Неокантианская идеалистическая этика Германа Когена имеетсвою антропологию. Для Когена человек есть этическая идея, и он отличаетантропологическую психологию, основанную на этой идее, от натуралистическойзоологической психологии, для которой человека не существует.<<33>>Коген решительно восстает против пантеизма, который отождествляет человека иприроду. Для идеалистической этики судьба индивидуума не существует, онацеликом отнесена к мифологии, как и многое другое. Самое понятие души дляКогена мифологическое. И в этом обнаруживается глубокая противоположностьидеалистической этики этике христианской. Также вера в силу зла имеетмифологический характер и оказывается источником зла. Человек в сущностисовпадает с нравственным. Этика у Когена носит юридический и социальныйхарактер. "Я" предполагает другого, индивид - сочеловека. Вся этика Когенаориентирована на будущем и на деятельности. Всякая воля есть воля к будущему. Аэтика есть этика чистой воли. Этика Когена, по-своему замечательная, соединяетКанта с иудаизмом, и она обнаруживает формалистический, правовой,отвлеченно-моралистический характер этого направления. Никакого положительногоучения о человеке она не дает, и интересно лишь резкое противоположениеприродного и этического. Человек создается лишь идеальным, этическим началом.Человек есть долженствование, а не бытие.

Интереснее и современнее другая большая система этики,этика Н. Гартмана. Человек имеет задачу своей свободной активностьюосуществлять ценности, которые без него остаются ирреальными.<<34>>Идеальное царство ценностей находится по ту сторону действительности исознания. Человеческая воля не онтологична и не космологична, а аксиологична,она является носителем ценностей. Тут обнаруживается родство И. Гартмана с Г.Когеном. Но у него по-новому поставлена проблема личности, не без влияния М.Шелера. Личность есть субъект добра и зла. Личность - точка соединенияонтологического и аксиологического. Несомненно влияние Л. Фейербаха на Н.Гартмана. Н. Гартман утверждает, что этика противополагает человекубожественные атрибуты и м 1000 етафизическую природу. Но это метафизическоеочеловечивание вселенной есть унижение человека, отнятие того, что принадлежитему. Это фейербаховский атеистический мотив. Личное бытие у Н. Гартмана имеетэтический характер. Личностью является только человек. Бог же минимум личности.Этика Н. Гартмана резко персоналистическая, хотя личность у него висит ввоздухе и не имеет корней в бытийственной почве. Нравственное существо есть негосударство, не мир, не Бог, а только человек. Человек не есть подчиненнаячасть, а аксиологическое бытие для себя. Телеология существует лишь в человеке.Всякое допущение телеологии в мире, в природе разрушает свободу и нравственнуюжизнь человека. Человек есть свободный посредник между миром ценностей и миромдействительности, цель вносит он. Человек, как нравственное существо, не мог бысуществовать в телеологически детерминированном мире. Нравственная свобода естьсвобода личности, а не ценности. Ценность не предопределяет и не детерминирует,поэтому она соединима со свободой личности. Для религии выше всего Бог, дляэтики - человек. Человеческая свобода противоположна воле Божьей. И Н. Гартманпостулирует атеизм во имя достоинства человека, его свободы и творчества.Такого рода нравственный постулат противоположен постулату Канта. Этика иантропология Н. Гартмана метафизически несостоятельны. Но нельзя отрицатьсерьезность его проблематики. Н. Гартман очень серьезно ставит вопрос о свободечеловека и творчестве ценностей. Он справедливо восстает против этики,основанной на телеологическом понимании мира. Он прав в своей защите свободы итворческого призвания человека. Но, как я уже говорил, остается непонятным,откуда у человека берется свобода, откуда берется сила человека творитьценности. Идеальный мир ценностей остается бессильным. И в проблеме отношенияволи Божьей и свободы человеческой Н. Гартман не считается со всей сложностьюрелигиозной и теологической мысли.<<35>>

Больше значения для антропологии имеют два гениальныхмыслителя, в свое время непризнанных, теперь же очень влиятельных,- Киркегардти Бахофен. Киркегардт, который был замечательным психологом, определяетчеловека по переживаемому им страху и ужасу.<<36>> Страх, или ужас(Angst), выражает духовную значительность человека, его невозможностьдовольствоваться собой, его отношение к трансцендентному Богу, его греховность,а следовательно, его падение с высоты. Бесспорно, человеку свойствен испуг, ииспуг его свидетельствует о том, что человек должен быть определен по отношениюк тому, что выше его. Признаком значительности человека Киркегардт считаетименно беспричинный, ни на чем не основанный страх, страх перед трансцендентнойтайной бытия, то, что Отто называет Mysterium tremendum.<<37>>Огромное значение для философской антропологии имеет также Бахофен. Бахофеноткрывает глубинный, архаический слой человеческой природы, ее изначальнуюсвязь с материнским лоном, борьбу мужского, солярного, и женского,теллурического, начал, метафизику пола в человеке. Для Бахофена полярность естьосновной признак человека. В нем совершается космическая борьба солнца и земли,персонализма и коллективизма.<<38>>

Ни один из известных нам типов антропологических учений неможет быть признан удовлетворительным и исчерпывающим. Научно наиболее сильноопределение человека как создателя орудий (homo faber). Орудие, продолжающеечеловеческую руку, выделило человека из природы. Идеализм определяет человекакак носителя разума и ценностей логических, этических и эстетических. Но втакого рода учении о человеке остается непонятным, каким же образом соединяетсяприродный человек с разумом и идеальными ценностями. Разум и идеальные ценностиоказываются в человеке началами сверхчеловеческими. Но как нисходитсверхчеловеческое в человека Человек тут определяется по принципу, который неесть человеческий принцип. И остается непонятным, что есть специфическичеловеческое. Пусть человек есть разумное животное. Но ни разум в нем, ниживотное не есть специфически 1000 человеческое. Проблема человека подменяетсякакой-то другой проблемой. Еще более несостоятелен натурализм, для которогочеловек есть продукт эволюции животного мира. Если человек есть продукткосмической эволюции, то человека, как существа отличного, ни из чегонечеловеческого не выводимого и ни на что нечеловеческое не сводимого, несуществует. Человек есть преходящее явление природы, усовершенствовавшеесяживотное. Эволюционное учение о человеке разделяет все противоречия, всеслабости и всю поверхностность эволюционного учения вообще. Верным остается то,что человеческая природа динамична и изменчива.. Но динамизм человеческойприроды совсем не есть эволюция. Этот динамизм связан со свободой, а не снеобходимостью. Не более состоятельно социологическое учение о человеке, хотячеловек, бесспорно, есть социальное животное. Социология утверждает, чточеловек есть животное, подвергшееся муштровке, дисциплине и выработке состороны общества. Все ценное в человеке не присуще ему, а получено им отобщества, которое он принужден почитать как божество.<<39>>Наконец, современная психопатология выступает с новым антропологическимучением, согласно которому человек есть прежде всего больное существо, в немослаблены инстинкты его природы, инстинкт половой и инстинкт власти, подавленыи вытеснены цивилизацией, создавшей болезненный конфликт сознания сбессознательным. В антропологии идеализма, натуралистического эволюционизма,социологизма и психопатологии схвачены отдельные существенные черты - человекесть существо, носящее в себе разум и ценности, есть существо развивающееся,есть существо социальное и существо больное от конфликта сознания ибессознательного. Но ни одно из этих направлений не схватывает существочеловеческой природы, ее целостность. Только библейско-христианскаяантропология есть учение о целостном человеке, о его происхождении и егоназначении. Но библейская антропология сама по себе недостаточна и неполна, онаветхозаветна и строится без христологии. И из нее одинаково может быть выведенои возвышение и унижение человека. В христианской мысли была разработанаантропология католическая. Но она вся основана на резком различении природы иблагодати, акта творения и акта сообщения ему благодати. Такого родаантропология учит о человеке как о существе природном, а не духовном и потомуне раскрывает учение об образе и подобии Божьем в человеке. Унижает человека ипротестантская антропология школы К. Барта.<<40>> Она прежде всегонастаивает на том, что человек греховен, ничтожен и бессилен и все божественноеему трансцендентно. Заслуга этой антропологии, следующей за Киркегардтом, втом, что она видит в человеке существо парадоксальное итрагическое.

В основе христианской антропологии лежат две идеи: 1)человек есть образ и подобие Бога-Творца и 2) Бог вочеловечился, Сын Божийявился нам как богочеловек. Но из этих основных христианских идей не былисделаны все антропологические выводы. Как образ и подобие Творца, человек саместь творец и призван к творчеству, к творческому соучастию в деле Творца.Человек есть не только существо греховное и искупающее свой грех, не толькосущество разумное, не только существо эволюционирующее, не только существосоциальное, не только существо больное от конфликта сознания с бессознательным,но человек есть прежде всего существо творческое. Это в нераскрытом иодностороннем виде заключено в понимании человека как существа, изготовляющегоорудия. Но человек есть существо творящее в том лишь случае, если он естьсущество свободное, обладающее творческой свободой. В человеке есть двапринципа, и лишь совмещение и взаимодействие этих двух принципов создаетчеловека. В человеке есть принцип свободы, изначальной, ничем и никем недетерминированной свободы, уходящей в бездну небытия, меона, свободыпотенциальной, и есть принцип, определенный тем, что он есть образ и подобиеБожье, Божья идея, Божий замысел, который она может осуществить или загубить.Божье откровение сообщается и действует в мире через человека. Человек страстнои мучител 1000 ьно хочет услышать голос Божий, но голос Божий слышен лишь вчеловеке и через человека. Человек есть посредник между Богом и самим собой.Бог всегда говорил через человека, через Моисея, через пророков, через великихмудрецов, через апостолов, учителей церкви, святых. Иного пути к Богу, какчерез человека, нет. Человек несет в себе божественное начало, слово Божие. Икак существо свободное, он несет в себе творческое начало, слово Божие,творчески-активно, а не пассивно рецептивно. Бог выражает себя в мире черезвзаимодействие с человеком, через встречу с человеком, через ответ человека наЕго слово и Его призыв, через преломление божественного начала в человеческойсвободе. Отсюда необычайная сложность религиозной жизни человека. В человекеесть то, что называют тварным ничто и что и есть несотворенное в нем, т. е.свобода. Человек произошел от Бога и от праха, от Божьего творения и отнебытия, от Божьей идеи и свободы. В этом сложность человеческой природы и ееполярность. Совмещение в человеке противоположных начал определяется не толькогрехопадением, как часто думают, но и изначальной двойственностью человеческогопроисхождения и человеческой природы. Стихийный и иррациональный элемент вчеловеке есть не только результат падения человека, но есть прежде всегорезультат свободы, предшествующей бытию и миротворению меонического начала,скрытого за всем бытием. Человек есть существо загадочное не только потому, чтоон не есть продукт процессов природного мира, что он есть Божье творение, дитяБожье, но и потому, что он есть дитя свободы, что он вышел из бездны бытия, изничто. Грехопадение есть лишь возврат от бытия к небытию, есть свободноесопротивление Божьему творению и Божьей идее о человеке. Грехопадение не можетбыть объяснено в категориях Творца и твари, оно невозможно как восстание тварипротив Творца. Тварь не может отпасть от Творца, не может найти силы для этогои не может породить самой мысли об этом. Грехопадение объяснимо лишь изтретьего принципа, из свободы несотворенной, из небытия, предшествующего бытию,из той меонической бездны, которая не есть ни Творец, ни творение и которая неесть бытие, сосуществующее бытию Божьему. Это и есть последняя тайна, скрытаяза бытием. Отсюда вытекают и неисчислимые последствия для этики. Отсюдаобъяснимы и зло и творчество нового, не бывшего. Этика творчества восходит кэтой изначальной истине.

2. Персонализм. Личность и индивидуум. Личность и общество. Учение о человекеесть прежде всего учение о личности. Истинная антропология должна бытьперсоналистичной. И вот основной вопрос - как понять отношение между личностьюи индивидуумом, между персонализмом и индивидуализмом Индивидуум естькатегория натуралистически-биологическая. Личность же есть категориярелигиозно-духовная. Я хочу строить персоналистическую, но отнюдь неиндивидуалистическую этику. Индивидуум есть часть вида, он вышел из вида, хотяон может изолировать себя от вида, противопоставить себя ему и вести борьбу сним. Индивидуум порожден биологическим родовым процессом. Индивидуум рождаетсяи умирает. Личность же не рождается, она творится Богом. Личность есть Божьяидея и Божий замысел, возникшие в вечности. Личность для природного индивидуумаесть задание. Личность есть категория аксиологическая, оценочная. Мы говорим ободном человеке, что у него есть личность, а о другом, что у него нет личности,хотя и тот и другой являются индивидуумами. Иногда даже натуралистически,биологически и психологически яркий индивидуум может не иметь личности.Личность есть целостность и единство, обладающие безусловной и вечнойценностью. Индивидуум может совсем не обладать такой цельностью и единством,может быть разорванным, и все может быть в нем смертным. Личность и есть образи подобие Божье в человеке, и потому она возвышается над природной жизнью.Личность не есть часть чего-то, функция рода или общества, она есть целое,сопоставимое с целым мира, она не есть продукт биологического процесса иобщественной организации. Личность нельзя мыслить ни биологически, нипсихологически 1000, ни социологически. Личность - духовна и предполагаетсуществование духовного мира. Ценность личности есть высшая иерархическаяценность в мире, ценность духовного порядка. В учении о личности основнымявляется то, что ценность личности предполагает существование сверхличныхценностей. Именно сверхличные ценности и созидают ценность личности. Личностьесть носитель и творец сверхличных ценностей, и только это созидает еецельность, единство и вечное значение.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.