WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 31 |

Результаты клинических наблюденийпозволяют сделать заключение, что на всех стадиях развития целостность иустойчивость Эго зависятот жи­вой связи сСамостью. Фордхамприводит примеры проявлений у жертв насилияобразов мандалы,выступающих в качестве магических защитных кругов,когда разрушительные силы угрожают существованию Эго.16 Кроме того, онупо­минает несколькослучаев, происшедших с этими пациентами, когда рисование круга ассоциировалосьсо словом "я"' и таким образом привело к совершению эффективного поступка, накоторый прежде этот пациент был не способен. Аналогичное явление имеетместо в психотерапии травмированных пациентов,когда Бес­сознательное порождает образмандалы. Данный образпередает дестабилизи­рованному и дезориентированному Эго ощущение покоя и сдержанности, Этинаблюдения свидетельствуют о том, что позади Эго стоит Самость, способная играть роль «гаранта» егоцелостности17. Таким образом, между Эго и Самостьюсуществует структурно-динамическая связь. Для обозначения этой существеннойсвязи Нойманн использовал термин «ось Эго-Самость»18

.

Прежде чем приступить к рассмотрениюнарушений оси Эго-Самость вситуации насилия или иной травматической ситуации, необходимо высказатьнесколько предварительных замеча­ний. Каждый архетипический образ отражает, по крайней мере,частный аспект Самости. В Бессознательном не существует разделения различных ве­щей. Каждая вещь сливается сдругой вещью. Поэтому последовательные слои, которые мы научились различать,т.е. тень, анимус или анима, и Самость, существуют нераздельно, а слитно, пребывая в единойдинамической все­общности до тех пор, пока индивид не осознает их. Позади проблемытени или анимуса, или родительской проблемы всегда таится динамизм Самости.Поскольку Самостьсоставляет центральный архетип, она подчиняет себе все остальные архетипическиедоминанты. Она охватывает и содержит их. Поэтому, в конечном счете, всепроблемы отчуждения, будь тоотчуждение между Эго иродительскими фигурами, между Эго и тенью или между Эго и анимой (или анимусом), сводятся к отчуждению междуЭго и Самостью. Хотя в описательных целях мыи разделяем эти различные фигуры, тем не менее, в эмпирическом опыте они обычноне разделяются. При решении всех серьезных психологических проблем мы, всущности, имеем дело с вопро­сом взаимосвязи между Эго и Самостью.

Во время психотерапевтических занятийнаиболее сильное впечатление на пациентов с посттравматическимистрессовыми расстройствами (нарушенной осью Эго-Самость) производит открытие, чтопсихотерапевт признает их. Вначале они не могут поверить в это. Фактпри­знания нередкоставится под сомнение, когда он рассматривается как про­фессиональный прием, лишенныйподлинной реальности. Но если при­знание со стороны терапевта воспринимается как реальность, тогдареа­лизуется мощныйперенос. Источником такого переноса служит проекция Самости, особенно вкачестве органа признания. На этой стадии отчетли­выми становятся центральныехарактеристики терапевта как Самости. Те­рапевт как человек входит в кругмыслей и всей жизни пациента. Терапев­тические сессии оказываютсяцентральным моментом повседневного распорядка клиента. Там, где прежде царилихаос и отчаяние, появился центр смысла и порядка! Эти явления указывают на то,что идет восстанов­ление оси Эго-Самость.Встречи с терапевтом воспринимаются как омо­лаживающее соприкосновение сжизнью, которое вселяет чувства надеж­ды и оптимизма. Вначаледостижение подобного результата требует частого общения и в промежутках междусессиями эффект встреч быстро теряет свою силу. При этом, однако, постепенностановится более отчетливым и вну­тренний аспект оси Эго-Самость.

Чувство признания не тольковосстанавливает ось Эго-Самость,но и вновь активизирует остаточную тождественность Эго и Самости. Это непременно должнопроисходить, пока ось Эго-Самостьостается полностью неосознан­ной. Поэтому возникают инфляцион­ные установки и навязчивыеожидания, вызывающие дальнейшее оттор­жение со стороны терапевта иокружающих. Здесь вновь происходит на­рушение оси Эго-Самость, которое вызывает появлениесостояния относи­тельного отчуждения. Теоретически можно предположить, что впроцессе психотерапевтических занятий и естественного развития распадотожде­ствленияЭго и Самости будетпроисходить достаточно мягко, чтобы не на­рушить ось Эго-Самость. В действительности этожелательное состояние почти не имеет места.

Развитие сознания осуществляетсяциклически (см. рисунок 1). Как пока­зано на рисунке, психическое развитие включает в себя рядинфляционных или героических актов. Последние вызывают отторжение исопровожда­ютсяотчуждением, сожалением, восстановлением прежнего состояния и по­вторной инфляцией. На раннихстадиях психологического развития этот циклический процесс непрестанновоспроизводится, причем каждый цикл расширяет область сознания. Тем не менее, вцикле могут происходить сбои, обусловленные расстройствами, особенно на раннихстадиях жизни, Вдет­стве связьребенка с Самостью вомногом совпадает с его отношением к ро­дителям. Поэтому, если этоотношение носит насильственный характер, то и связь ребенка с внутреннимцентром своего бытия будет характеризо­ваться сбоями и недостатками.Это обстоятельство позволяет понять ту важ­ную роль, которую играют вразвитии личности первоначальные семейные отношения. Если межличностныеотношения в семье оказывают слишком травмирующее воздействие, а также неоказывают поддержку в травматических ситуациях, тогда в цикле психологическогоразвития может произойти почти полный разрыв. Такой разрыв можетпрои­зойти в двухместах (точки А и Б на рисунке 1). При отсутствии достаточного признания и возрождения любви вточке А может возникнуть препятствие/барьер (рисунок1). В цикле развития может произойти «замыкание»,если после наказания за проступок пациент не найдет полного признания. Вместозавершения цикла и достижения точки покоя и нового признания Эго пациента нередко вовлекается вбесплодные колебания между инфляцией и отчуждением, которые усугубляют чувстваразочарования и отчаяния.

Другое препятствие может возникнуть вточке Я. В цикле развития про­исходит замыкание, если пациентживет в обстановке такой снисходительности, что вообще не ощущает значимогоотторжения, и если члены семьи ни в чем ему не отказывают. Из процесса терапиивыпадает целый комплекс переживаний отчужденности, который несет с собойсознание, и индивид получает признание за свою инфляцию. Это приводит кразвитию психо­логии«испорченного ребенка» и способствует формированию временной жизни, т.е. такойустановки, при которой практически не воспринимаются ограничения иотторжения.

На рисунке 1 показано чередование инфляциии отчуждения, которое происходит на ранних стадиях. Здесь не учитываетсядальнейшая стадия развития, когда происходит замещение цикла. Как толькоЭго достигаетопределенного уровня развития, ему нет нужды повторять, по крайней мере, также, как и прежде, этот однообразный цикл. В таких случаях цикл замещается болееили менее сознательным диалогом между Эго иСамостью. В состоянии отчуждения Эго не только лишается желательнаяидентификации с Самостью, но и утрачивает связь с ней, что весьма нежелательно.Связь между Эго и Самостью имеет существенное значение для психическогоздоровья и благополучия. Она создает у Эго ощущение опоры, структурыбезопасности, обеспечивая энергию, заинтересованность, смысл и цель. Нарушениесвязи, особенно вследствие перенесенного травматического стресса иформирования травмы, приводит к ощущениям опустошенности, отчаяния,бессмысленности, ухода в зависимости, а в некоторых случаях исамоубийству.

Травма – это и острое разрушительноепереживание детского злоупотребления (подавления, насилия), и «кумулятивная»травма, вызванная ситуацией недавнего насилия. Отличительной чертой такойтравмы является переживание невыразимого ужаса перед угрозой растворения«связного Я», то, что в ряде источников называется «тревогойдезинтеграции».

Тревога дезинтеграции, угрожающая полнойаннигиляцией личности, может привести к разрушению человеческого духа. Истокиданной травмы, как правило, лежат в раннем детстве, когда еще не сформированосвязное Эго (и его защиты). Поэтому при предотвращении разрушения духаактивизируется вторая линия защит, назначение которой состоит в том, чтобы«немыслимое» не было пережито. В рамках процессуальной психотерапии эти защитыобозначаются как «примитивные» или «диссоциативные»19. Природаэтих защит двойственна, с одной стороны, они препятствуют нормальной адаптациив дальнейшей жизни жертвы насилия, но с другой – несут защитную функцию,жизненноохранную мудрость, архетипическую природу и значение. Травматическийсиндром изнасилования вызывается не только внешними событиями. Психикапереводит внешнюю травму в самотравмирующую внутреннюю «силу», которая сначалаявляется защитной, но, в конце концов, превращается в саморазрушающую. Когдаархетипические защиты берут верх над травмированной психикой, их благиепоначалу «усилия» предохранить нерушимый личностный дух превращают их из«системы самосохранения» в «систему самоуничтожения». Архаические защиты,несомненно «обучаемы», иначе не были бы возможны изменения в ходе терапииранней травмы. Жизнь людей изменяется, и травма день за днем постепенноисцеляется, по мере того, как примитивные защиты смягчаются и раскрываются под защитой глубинно-психотерапевтических отношений.Травматические защиты отличаются высокой сопротивляемостью к изменениям– особенно до того,как будет установлено доверие – и даже это сопротивление следует понимать как часть естественныхдействий психики, направленных на самосохранение.

Можно предположить, что архаические защиты,связанные с травмой изнасилования, персонифицированы в архетипическихдемонических20

образах. Т.е. образы сновидческихпроцессов, связанных с травмой, представляют собой автопортрет архаичныхзащитных действий психики. Сновидения и клинические исследования показываютнам, что при воздействии травмы на развивающуюся психику происходитфрагментация сознания, при этом разные части21 организуют себя всоответствии с определенными архаичными и типичными (архетипическими)паттернами, обычно диадами иди сизигиями, состоящими из персонифицированных«существ». Наиболее типичной картиной является регрессия одной части Эго кинфантильному периоду, и одновременно, прогрессия другой части Эго, т.е.слишком быстрое взросление, которое приводит к преждевременному становлениюспособности к адаптации во внешнем мире, - часто в качестве «ложного Я»[Winnicot, 1960]. Вследза этим прогрессировавшая часть личности начинает опекать другую,регрессирующую часть. Диадическая структура подтверждает ее архетипическийбазис.

Регрессирующая часть личности обычнопредставлена в сновидениях в образах уязвимых, юных, невинных (чащеженского рода) созданий – ребенка или животного, которые, как правило, прячутся илииспытывают стыд. (В рисунках пациентов проявляется как дети с регрессирующимповедением (прячущиеся или сосущие палец); или животные (в норках, убегающие,отвернувшиеся). Каким бы ни было конкретное воплощение этого «невинного»,напоминающего целостное Я, видимо, именно эта часть репрезентирует ядронеразрушимого личностного духа22. Этот дух, являясьсущностью индивидуальности, всегда представлял тайну и никогда не был полностьюпонят. Это неразрушимое ядро личности Winnicot обозначил как «истинное Я»(Winnicot, 1960), а Юнг,подыскивая понятие, которое отображало бы его трансперсональное происхождение -Самостью. Повреждение этого внутреннего ядра личности является немыслимым.Когда другие защитные механизмы не справляются со своей задачей, архетипическиезащиты делают все возможное для того, чтобы защитить

Рисунок 1. Цикл психическойжизни

Самость, вплоть до убийства той личности,в которую заключен этот дух, что проявляется в парасуицидальномповедении.

В то же время прогрессировавшая частьличности представлена в сновидениях образами могущественных благодетелей илизлобных существ, которые защищают или преследуют, а иногда удерживают впределах какого-то замкнутого пространства другую, уязвимую часть. Иногда, всвоей ипостаси защитника, это доброжелательное/злобное существо имеет видангела или чудесного дикого животного, например, необычного коня или дельфина.Но чаще всего подобная фигура является демонической или ужасающей длясновидческого Эго. Поройдемоническая фигура оборачивается другой стороной и открывает другой,более доброжелательный аспект своего существа, таким образом, демонстрируя своюдвойственность -защитник и преследователь в одном лице.

В целом мифологизированные образы, как«прогрессирующей», так и «регрессирующей» частей «Я», составляютархетипическую систему самосохранения психики. Эта система являетсяархетипической, т.к. те меры, которые психика принимает по обеспечениюсамосохранения, являются архаичными и в то же время типичными, а крометого, они появляются на более ранних этапах развития и более примитивны, чемобычные защиты Эго. Всилу того, что эти защиты, по-видимому, координируются центром, находящимся в болееглубоких слоях личности, чем Эго, их называют «защитами Самости» [Stein, 1967]. Такое название являетсявесьма подходящим, т.к. оно подчеркивает «нуминозный», устрашающий характерэтих «мифопоэтических структур». Злобная фигура, представляющая одну из частейсистемы самосохранения, соответствует образу того, что Юнг назвал темнойстороной самости.

Система самосохранения наделена какфункцией сохранения, так и функцией медиатора между внутренним и внешним миром;обычно, при нормальных условиях, эти функции представлены Эго. Если травматическая защитаоднажды возникла, все отношения с внешним миром переходят в ведение системысамосохранения. То, чтопредполагалось быть защитой от дальнейшей или повторной травматизации, становится основнымкамнем преткновения, сопротивлением для любых спонтанных проявлений «Я»,направленных во внешний мир. Личность выживает, но не может жить творчески: еекреативность блокирована. Психотерапия становитсянеобходимой.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.