WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 31 |

Первые исследования феномена сексуальногонасилия в нашей стране были проведены в области криминологии. Основнойакцент делался на анализе ситуации насилия, личностей насильников и причин,побудивших к преступлению. Все исследования пострадавших были проведены врамках виктимологии, т.е. как поведение и характеристики жертвы насилия влиялина развитие и исход криминальной ситуации.

Цель таких исследований, к сожалению, частозаключается в поиске провокационных черт поведения жертвы и отождествлении их спричинами совершения преступления. Неудивительно, что подобное отношение неспособствует обращению пострадавшей в официальные органы, где предметомразбирательства станет ее интимная жизнь, поведение и личностныехарактеристики.

Высокая латентность половых преступленийсоставляет основную сложность изучения этой проблемы. Данные различныхисследований о соотношении зарегистрированных и фактических случаев варьируютот 1:3.6 до 1:15 [Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кубряков Ю.Н., 1990].

Виктимилогия особо остро нуждается в помощипсихологов [Конышева Л.П.,1988.]. Психологическое изучение пострадавших должно искать ответы насовсем другие вопросы, нежели криминологические, а именно – как снизить вероятностьпопадания в число жертв, как помочь людям, подвергшимся нападениям, избежатьхудших отрицательных последствий для себя, и как справиться с негативнымипсихологическими реакциями, если событие произошло.

Таким образом, криминологическиеисследования не охватывают всей проблемы сексуального насилия. Однако, ксожалению, возникшие в криминологии представления часто экстраполируют на весьспектр явлений изнасилований, рождая стереотипы и установки (мифы), которыеслужат факторами дополнительной травматизации пострадавших. В качествепримеров подобных мифов можно представить убеждения: типичные изнасилованияпроисходят поздно ночью в незнакомом месте, насильник – незнакомый вооруженныйчеловек; главная причина изнасилования – сексуальное влечение; женщины втайне мечтают быть изнасилованными и провоцирую насилие и т.п. Такие мифыпрочно держатся в культуре, т.к. позволяют людям чувствовать себя вотносительной безопасности, поддерживая убеждения, что подобные происшествияслучаются довольно редко, и то по вине жертвы.

Понятие изнасилования, как принуждения ксексуальной близости против желания, включает в себя целый спектр случаев: отситуаций, когда незнакомец внезапно нападает на жертву, используя оружие илиугрожая им, нанося физические повреждения, до ситуации, когда насильник ижертва были знакомы, и может быть даже имели сексуальные контакты прежде.Ситуации второго типа составляют, вопреки распространенному мнению, большую,хотя и почти всегда скрытую от посторонних глаз, часть этих преступлений[Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кубряков Ю.Н.,1990]. Пострадавшие от насилия знакомых чащесталкиваются с негативным отношением окружающих, испытывают чувства вины истыда за то, что не сумели предвидеть опасность, их чаще обвиняют в ненадежномповедении. Изнасилование знакомым считают менее травмирующим, хотя, напротив,состояние жертвы усугубляется фактом злоупотребления ее доверием. В то времякак очень небольшой процент женщин-жертв заявляет о совершенном изнасиловании,оценить количество мужчин, подвергшихся сексуальному насилию, еще сложнее. Вотличие от расхожего мнения, эти случаи не ограничиваются средойгомосексуалистов, заключенных или изнасилованиями детей. Невозможностьрассказать о случившемся усугубляет психологические последствиянасилия.

Неоднозначное отношение к жертвеизнасилования, осложненных многочисленными культурными установками, можносчитать особенностью данного вида стрессора.

В середине 70-х годов ХХ века возниклитри новые теоретические версии объясненияизнасилования: феминистская, теория социальногонаучения и эволюционная. В рамках этих трех подходов проводилось большоеколичество исследований, анализировавших как «жестокие» изнасилования, так иситуации сексуального насилия над знакомыми и семейного насилия. Стоитоговориться, что в основе различных теорий объясняющих изнасилования лежатстереотипы восприятия данного акта, а также модели поведения жертвы иотреагирование ее травматического опыта.

Феминистскую теорию можно считать наиболее распространенной (и, пожалуй, наиболееизвестной сейчас) (Brownmiller S., 1993, Gordon M.T.,1989, SchwendingerT.&H., 1983 и др.). Данный подход рассматривает изнасилование, какрезультат глубоко укоренившихся традиций, в которых мужчины доминируютпрактически во всех важных жизненных сферах - социополитических иэкономических. Отражением и усилением этого мужского доминирования иэксплуатации женщин, по мнению феминистов, служат явления проституции ипорнографии. Феминисты утверждают, что в патриархальном обществе существуеттенденция не расценивать женщину как равноправного участника межличноговзаимодействия. Крайним выражением этой тенденции является взгляд на женщину,как на собственность. Изнасилование, в данном случае, рассматривается, какжестокая форма проявления власти и контроля мужчины над женщиной, гдесекс играет роль оружия. Т.е. изнасилование – некий «псевдосексуальный акт»,мотивируемый желанием власти и контроля, а не сексуальным влечением, асексуальная интимность и эксплуатация используется мужчинами для поддержания ихпервенства. Страх возможного изнасилования и других форм сексуальныхпосягательств сужает круг активности женщины до относительно «безопасногоповедения».

Приверженцы данной теории считают, чтоизнасилование – этопреступление, связанное с властью и помогающее удерживать женщину на болеенизком социальном уровне. Но если это утверждение верно, возникает вопрос– почему насильники,используя свое превосходство в физической силе, не просто бьют и унижаютженщин. Много споров ведется и о том, является ли изнасилование актомполитической доминантности или актом сексуального влечения. Однако не вызываетсомнения тот факт, что изнасилование несет в себе гораздо больше унижения ипозора, чем любое другое преступление против личности; и эту установку какженщины, так и мужчины усваивают с детства из установок общества, примеровистории, постулатов религии. Наличие сексуального аспекта в преступленииприбавляет к физическим повреждениям ряд долговременных эмоциональныхпоследствий.

Исследования, проведенные назаключенных-насильниках [Gordon M.T.,1989, Schwendinger T.&H., 1983],показывают, что около 1/3 из них были женаты и жили активной половой жизнью сосвоими женами на момент совершения насилия. Из тех, кто не был женат,большинство имели регулярные добровольные сексуальные отношения.Психологический профиль заключенного-насильника похож на профиль любого другогопреступника, значимое отличие состоит лишь в том, что 70-80% осужденных заизнасилование сами в детстве подвергались сексуальному насилию (для всейпопуляции заключенных эти цифры составляют 30-40%). Такие люди обычнохарактеризуются особой эмоциональной незрелостью, тенденцией выражать гнев ифрустрацию через агрессию.

Американский психолог Николас Гротисследовал 348 осужденных насильников (мужчин) с целью выяснения преобладающихмотивов преступления [Groth N.,1979, Brownmiller S., 1993].

55% отметили желания контроля и власти наджертвой, 40%- ярость, желание унижения, избиения жертвы. Около 5% изнасилованийбыли расценены исследователями, как садистские; в них присутствовали как гнев,ярость, так и желание власти. Эти данные подтверждают феминистскую гипотезу отом, что с точки зрения преступника изнасилование не является лишь актомсексуального влечения. Однако с позиции жертвы это преступление редковоспринимается как акт политического доминирования.

Важно отметить, что изучение мотивовповедения насильников представляет значительную трудность и отделитьсексуальные мотивы от мотивов доминирования в ситуации сексуального насилияочень сложно. Подобные исследования проводятся чаще всего на заключенных втюрьмах, а эта выборка дает представление только о некоторых типах лиц,совершающих изнасилование. Латентность сексуальных преступлений очень велика:далеко не все жертвы заявляют о случившемся в правоохранительные органы, не всезарегистрированные преступления бывают раскрыты, не все преступники пойманы иосуждены.

Считая изнасилование результатом социальногонеравенства полов, феминистская теория, к сожалению, не дает ясного направлениярешения ситуации. Приверженцы этого подхода разделились в мнениях о том, какуменьшить процент изнасилований. Часть из них акцентирует необходимость болеестрогого наказания насильников [Brownmiller S., 1989], другая часть утверждает,что фокус внимания должен быть смещен на достижение равноправия всоциоэкономической сфере [Schwendinger T & H, 1983].

Эмпирические исследования показывают, чтоизнасилование действительно имеет отношение к половым различиям в социальной,политической и экономической сферах, однако не в том смысле, что уменьшениеэтих различий приведет к снижению насилия, а скорее наоборот. Существуютданные, подтверждающие «версию фрустрации», а именно: чем больше в обществеразличий в статусе мужчины и женщины, тем меньше показатель сексуальногонасилия, и наоборот [Ellis L., 1989]. Тем не менее, эти факты не наносятсущественного ущерба феминистской теории, так как могут иметь следующееобъяснение: тенденция продвижения к социальному равноправию сопровождаетсярасширением юридического понятия изнасилования и увеличением вероятностизаявления жертвы о преступлении.

Согласно феминистской теории, большую рольиграют факторы установок и мифов, существующих в обществе относительногосексуального насилия. Исследования подтверждают, что насильники имеют болееагрессивные по отношению к женщинам и более рационализирующие, защитныеустановки, чем другие мужчины [Burt M.R., 1980].

Существующие эмпирические данные иногдатрактуют как подтверждение мифов. Например, значительное количество женщин ванонимных опросниках отмечают, что они, по крайней мере, иногда, фантазируют осексуальном контакте с элементами насилия, атаки. Однако неправомерно делать изэтого вывод, что «большинство женщин мечтает быть изнасилованными». Около 1/3женщин признали, что в их жизни бывали ситуации, когда они, сказав «нет», насамом деле желали сексуального контакта [Burt M.R., 1980]. Эти данные как будтоподтверждают миф о том, что «нет» часто означает «да». Тем не менее, подобныеданные скорее служат поддержкой феминистской теории, чем подтверждают мифы.Каковы бы ни были фантазии здорового человека, их развитие и последствия он/онавсегда контролирует. В реальной жизни человек также стремится сохранятьконтроль над ситуацией. Значит потеря этого контроля, невозможность действийсогласно собственным желаниям является экстремально стрессогенным фактором вситуации сексуального насилия.

Недостатком феминистской теории ее критикисчитают взгляд на изнасилование, как на «псевдосексуальный» акт, в которомсексуальное влечение играет незначительную роль. Те исследования, в которыхпредпринимались попытки изучения мотивации изнасилования, не подтверждают этуточку зрения [Quinsey V.L., 1984]. «Жестокие изнасилования» часто включаютдевиантные сексуальные фантазии, реализовать которые принуждает жертвунасильник. В случаях «изнасилования на свидании» мужчины часто используютразличные «тактики», чтобы добиться сексуального контакта: совместноеупотребление ПАВ, ложные заверения в любви, угроза разрыва отношений. Такимобразом, можно заключить, что феминистская теория недооценивает степеньсексуальной мотивации изнасилования и несколько переоценивает роль«сексистских» установок.

Теория социального научения [Bandura A., Donnerstein E., Linz D. и др.]. Толчком к созданиюданной теории послужил следующий факт. В 1973 году президентская комиссия попорнографии (США) заключила, что распространение порнографии не имеет тенденцииусиливать агрессию или другие формы асоциального поведения. Этот вывод былподвергнут сомнению исследованием проведенным A. Bandura [Bandura, 1973].Результаты показали, что многократное предъявление любых стимулов имееттенденцию образовывать положительное отношение к этим стимулам. A. Banduraпредполагает, что агрессивному поведению научаются большей частью черезимитацию моделей, которые исходят из трех источников:

    • а) Ранние ассоциации с членами семьи и/илисверстниками;
    • б) Культура и субкультура
    • в) Средства массовой информации

Исследование показало, что телевидение идругие визуальные средства массовой информации имеют особое влияние, таккак они:

    • «учат» актуальным методамагрессии;
    • очень редко дают примеры нормальногосоциального подавления агрессии;
    • уменьшают восприимчивость к насилию путеммногократного предъявления;
    • «учат» методам рационализации и оправданияагрессии;

Теория социального научения рассматриваетизнасилование как часть агрессивного поведения по отношению к женщинам,усвоенного через четыре взаимосвязанных процесса:

      1. «эффект модели» - имитация сценизнасилования и других видов насилия над женщиной, которые можно увидеть вреальной жизни и в средствах массовой информации,
      2. «эффект связи секса и насилия» -образование ассоциаций между сексуальностью и насилием (в результатемногократного предъявления порнографии),
      3. «эффект мифов» - вера вмногочисленные мифы, касающиеся сексуального насилия («нет» означает «да»,«женщина в тайне мечтает быть изнасилованной») и т.п.
      4. «эффект нечувствительности» -уменьшение восприимчивости к чужой боли, страху и унижению, сопровождающимсексуальное насилие.

Теория социального научения некоторымиаспектами объяснения изнасилований похожа на феминистскую теорию.Во-первых, обе теории рассматривают социальное и культурное научение, какимеющее важное влияние на число изнасилований. Во-вторых, обе они выделяютчерты современного западного общества, позволяющие мужчинам сексуальноэксплуатировать женщин. В-третьих, обе теории опровергают предположения овнекультуральных переменных, которые могли бы влиять на индивидуальнуюизменчивость склонности к совершению изнасилования.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.