WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 31 |
  1. Создание терапевтическогопространства.
  2. Создание рисунка мандалы (выборкарты, соответствующей одной из стадий) и пояснения автора к нему.
  3. Анализ рисунка

1 Этап – создание доверительнойатмосферы. Рисунок мандалы отчасти напоминает ритуал. В ходе работы,участники вовлечены в своего рода сакральный акт, коим является их диалог ссамим собой. Работая с травмами, подавленными на сознательном уровне, клиентимеет возможность взаимодействовать со своими глубинными переживаниями,фигурами жертвы/агрессора, болезненного «Я». Результаты работы с травмойпроявляются в мандале в том, что пациент преодолевает фиксацию на ограниченномкруге связанных с перенесенной травмой состояний и начинает осваивать новыеформы опыта. Поэтому так важно создать специальную атмосферу.

2. этап– создание рисункамандалы.

Вербальная инструкция по технике созданиямандал, которая да­ется пациентам в терапевтической группе, в большинстве случаевзаключается в кратком сообщении того, что нужно сначала начертить круг, а затем, начав с центра, заполнить изображением все еговнутрен­неепространство. Если пациент не имеет достаточной мотивации, даже такая простая инструкция будет им проигнорирована. В арт-терапиисчитается приемлемой любая созданная пациентамипродукция. Веду­щийгруппы не учит участников рисовать, а помогает им найти свой уникальный способ коммуникации.

3 этап– анализ рисунка.

Данный этап проводится на несколькихуровнях:

- личностный – осуществляется пациентом,когда он делится своими впечатлениями от процесса и рисунка, пытаясьпроанализировать свое состояние.

- групповой – осуществляется участникамигруппы в процессе обмена мнениями и впечатлениями о своем и чужихрисунках.

- терапевтический – осуществляетсяпсихотерапевтом, (анализ рисунка и мнений участников группы).

ГЛАВА IV. РЕЗУЛЬТАТЫИССЛЕДОВАНИЯ

4.1. Результаты исследования последствийнасилия и проявлений травматического синдрома изнасилования

Для исследования последствий насилия ипроявлений травматического синдрома изнасилования использовались данные,полученные в результате интервьюирования и обследованияэкспериментально-психологическими методами. Оценивались следующиепоказатели:

- факторы, предшествующие сексуальномунасилию (данные, полученные из Формы сбора данных для оценки травмысексуального насилия);

- субъективная оценка чувств и поведенияжертвы во время ситуации насилия (данные, полученные из Формы сбора данных дляоценки травмы сексуального насилия);

- эмоциональные и поведенческие проявленияпосле ситуации насилия (данные полученные из Формы сбора данных для оценкитравмы сексуального насилия, по Шкале оценки влияния травматического событияIES-R, Опроснику депрессивности BDI, Шкале тревожности ТейлораTMAS)

Результаты интервьюирования

Ситуация предшествующая насилию.

Семейная динамика

В исследованиях K.A.Kendall-Tackett et al.(1993 г.) обнаружено, что внутрисемейное и внесемейное насилие по-разномувлияют на жертву. Поэтому мы обращали пристальное внимание на семейнуюситуацию, как на фактор риска или фактор защиты в ситуации насилия.

Условия воспитанияреспонденток.

Проведя интерьюирование респонденток, мывыявили, что только часть русских и чеченских женщин выросли ивоспитывались в полных семьях (см. табл. 11). Данный факт свидетельствует отом, что у данных респонденток присутствовала определенная модель гендерных отношений. В то же время15.2% русских и 6.3% чеченских женщин воспитывались в неполных семьях, спреобладанием женского воспитания. Кроме того, в обследуемой группе былиженщины - сироты, воспитывающиеся без родителей: либо в учрежденияхсоциальной защиты (интернаты, детские дома) - 1.6 % русских и 4.5%чеченских женщин, либо находящиеся под опекунством (как правило, в семьяхближайших родственников) - 1.6% русские и 3.6% чеченские женщины.Интересен тот факт, что 39.2% русских и 45% чеченок отказались говорить о своейсемье, утверждая, что в их сознании таковой не существует. Это свидетельствуето насильственной ситуации в семье и механизмах психологической защиты утравмированной личности жертвы. Подобное «вытеснение» и «смерть» членов семьи всознании жертвы облегчает состояние респондентов.

Таблица 11. Условия воспитания респондентов


Отрицаниесемьи

Полныесемьи

Неполныесемьи

Сироты

Учреждениясоцзащиты

Опекунство (ближайшийродственник)

русские

49(39.2%)

53(42.4%)

19(15.2%)

2(1.6.%)

2 (1.6%)

чеченки

50 (45%)

45(40.5%)

7 (6.3%)

5 (4.5%)

4 (3.6%)

Семейный статус респондентов

В данном случае оценивался семейный статус женщин на моментинтервьюирования (без учета родительской семьи).

Таблица 12 Семейный статус респондентов

Беспорядочная половаяжизнь*

Имеют постоянногосожителя*

В стабиль-номбраке

В браке, находящ. награни распада

Незамуж-ние

Разведены

вдовы

Русские

14 (11.2%)

18 (14.4%)

17 (13.6%)

16 (12.8%)

73 (58.4%)

18 (14.4%)

1 (0.8%)

Чеченки

3 (2.7%)

5(4.5%)

37(33.3%)

9(8.1%)

51 (45.9%)

2(1.8%)

12 (10.8%)

* данные по женщинам, не состоящим вофициальном браке

Преимущественное большинство женщин (73% -русских и 51% -чеченок), принявших участие в обследовании, не состояли вофициальном браке. Из них часть респонденток отметили, что ведут беспорядочнуюполовую жизнь (11.2% - русских и 3% - чеченок), имеют постоянногосожителя/живут в «гражданском браке» (18% - русских и 5% - чеченок), разведены(18% русских и 2% чеченок). Более низкие показатели в чеченской выборкеобусловлены культуральными особенностями отношения к браку и семье.

Замужние респонденты определяли свойсемейный статус по критерию удовлетворенности семейной жизнью. Так 17% русскихи 37% чеченок продемонстрировали удовлетворенность семейной жизнью,стабильными, прочными отношениями с супругом. Тогда как, 16% русских и 9%чеченок заявили о том, что их брак находится на грани распада в силудисфункциональности семейных отношений. Следует отметить, что более высокиепоказатели степени удовлетворенности семейной жизнью в (и более низкие– по степенинеудовлетворенности) в чеченской выборке также обусловлены культуральнымиособенностями. В частности, женщина «обречена» на счастливый брак в исламскойсемье.43

Однако0.8% русских женщин и 10.8% чеченских определили свой семейный статус,как - вдова. Следует отметить, так же характер потери супруга. Русскиереспонденты связывали гибель супруга с несчастным случаем (автомобильнаякатастрофа), в то время как у чеченских женщин большинство мужей погибло ввоенных действиях (восприятие смерти супруга, как насильственнаяпотеря).

Функциональность семьи

Как показали дальнейшие исследования,структура семьи и характер семейного воспитания во многом определяли отношениек ситуации собственного насилия, а также связана с типом насилия и егопереживанием. Поэтому, помимо структуры семьи, мы оценивали ее функциональность (см. табл.13). Наличие взаимопомощи и поддержки, доверительныхотношений, восприятие семьи как «открытой системы» характеризовало семью, какфункциональную, здоровую. Под дисфункциональной семьей мы понимали «закрытую»систему, в которой преобладали конфликтные отношения, равнодушие к членамсемьи, различные формы зависимостей и созависимостей, отсутствоваловзаимопонимание, доверительные отношения, искренность в отношениях.

Таблица 13. Функциональность семьиреспондентов

Функциональныесемьи

Дисфункциональныесемьи

Русские

20 чел(16%)

105 чел(84%)

Чеченки

34 чел(30.6%)

77 чел(69.3%)

Так, 182респондента: 84% русских и 69.3% чеченских женщин подтверждали, что в их семьяхотсутствует доверие и взаимопонимание, родственники употребляют психоактивныевещества (ПАВ), присутствуют факты домашнего насилия – физического, психологического,сексуального; тем самым, подтверждая дисфункциональность своих семей. И лишь 54человека: 16% и 30.6% женщины свидетельствовали о функциональности семьи:наличии поддержки, понимания, взаимопомощи, открытых и искреннихотношений.

Инцест

Отдельного, пристального внимания,заслуживает такая разновидность насилия, как инцест44, характеризующий тяжелейшуюдисфункциональность семьи.

Нами были выявлены факты инцеста, имеющиеили имевшие место в жизни респонденток. Респонденты русской выборки достоверночаще отмечали наличие инцестных отношений по отношению к ним, перенесенных вдетском или младшем подростковом возрасте (8-13 лет). В то время как чеченскиеженщины достоверно часто свидетельствовали о наличие инцестных отношений вплотьдо 24 лет (см. рис. 4).

В русской выборке инцестное поведениедостоверно чаще (p≤0.05) характерно для семей, основными чертами которых былифинансовые проблемы, выраженная материальная зависимость жертв от насильника (вобследуемой группе, наблюдается высокая частота насилия по отношению к женщинамсо стороны отчима, брата или дяди, или выросших под опекой), алкоголизация членов семьи. Данные семьиотличались некой «внутрисемейной общностью», отражающей страх перед внешниммиром и запрещающей выход за пределы семейной группы. В русской выборкенаиболее часто встречается «алкогольный» инцест - 4 случая (постоянно пьющий ибуйствующий отец жестоким обращением заставляет вступать в интимную связь своюдочь) и «житейский» инцест - 5 случаев (инцест, происходящий в обычной жизнибез каких-либо чрезвычайных ситуаций).

Рисунок 4Респонденты, пережившие инцест

У русских жертв инцеста наблюдаетсяположительная корреляция между возрастом и суицидальным поведением(r=0.21*): чем старше жертвы инцеста, тем выше частота суицидальных попыток, вт.ч. самоповреждения.

Рис 5. Корреляционная плеяда 1. Русские женщины, пережившиеинцест

Некоторые респонденты мотивировалисамоповреждающие действия тем, что они надеялись таким образом снизить своюпривлекательность в глазах насильника. Достоверно чаще (р=0.04) жертвы инцеставпоследствии меняли сексуальную ориентацию, и становились проститутками (науровне тенденции р=0.08). (См. рис 5.)

В чеченской выборке инцестмежду старшими мужчинами и дочерьми достоверно чаще (p=0.04) встречался вслучаях, когда мужчины играли доминирующую роль в семье и, следовательно,подчиняли себе детей, принуждая их к кровосмесительномусожительству.

Кроме того, проявления симптомовпосттравматического стресса у чеченских жертв инцеста наблюдались на уровнетенденции (р= 0.09), т.к. женщины не оценивают факт насилия родственником (муж,отец, дядя, старший брат, свекор) как таковой. Это обусловленокультурологическими особенностями (например, до сих пор в ряде населенныхпунктов Чечечно-Ингушской республики жив ритуал права первой брачной ночистаршего мужчины семьи с невестой. Джихад женщины – исполнение супружескихобязанностей наилучшим образом, соблюдение верности семье и удовлетворениежелания мужчины, и в этом случае факт насилия оценивался как инициирующийритуал посвящения в женщину). Кроме этого, в данной культуре достаточнораспространено было воровство девушек, которые в последствии были вынужденывыходить замуж за насильника.

Рис 6. Корреляционная плеяда 2. Чеченские женщины, пережившиеинцест

*p=0.09 (на уровнетенденции)

Опыт сексуального насилия ранее (до 14лет)

Наличие сексуального насилия ранее (см. табл.14) является фактором, отягощающим развитие посттравматическогострессового расстройства. 26.4% русских и 27.9% подтвердили факт наличиясексуального насилия в своей истории жизни.

Таблица 14. Наличие опытараннего насилия у респондентов

Не ответили навопрос

Наличиенасилия

Отвергают фактнасилия

Русские

2 чел(1.6%)

33 чел(26.4%)

90 чел(72%)

Чеченки

7 чел(6.3%)

31 чел(27.9%)

73 чел(65.7%)

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.