WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 31 |

Функционируя подобно иммунной системеорганизма, система самосохранения психики активно атакует объекты психики,которые опознаются, как «чужеродные» или «опасные». В данном случае, имиявляются части переживания, содержащие чувства уязвимости, беспомощности инезащищенности, поскольку они повышаюттревогу. Подобный механизм необходим для того,чтобы разрушить надежды на установление реальных объектных доверительныхотношений и погрузить травмированную личность еще глубже в мир иллюзий. Такжекак и иммунная система может сформировать аутоиммунное расстройство, таки система самосохранения может преобразоваться в «систему саморазрушения»,подвергая внутренний мир аутагрессии. Фигуры злодеев, скорее всего,представляют мифологический уровень переживания пациентом чувства стыда и вины.Полученный в итоге образ является архетипическим внутренним объектом– аспектомбессознательного. Другими словами, убивая свои собственные надежды,пациент находится во власти паттерна «идентификации с агрессором». Такимобразом, преследующий, охваченный тревогой внутренний мир травмы воспроизводитсебя в событиях внешней жизни, и человек, переживший последствия травмы,обречен к повторению паттернов саморазрушающего поведения. Архетипическиезащитные процессы в процессе проработки травматического опыта отражаются всобытиях жизни пациента в виде навязчивого повторения.26 Используятерминологию Юнга, можно сказать, что поскольку в исходной травматическойситуации само существование личности поставлено под угрозу, то в памятииндивида она сохраняется не в формах личностного опыта, а в демоническойархетипической форме. Этот уровень бессознательного не может быть ассимилированЭго, прежде чем не будетвовлечен в межличностное взаимодействие. Эго интерпретирует эти формысуществования архетипического динамизма, как повторную травматизацию.Для эффективного выходаиз состояния внутренней «блокировки» системы, постоянное продолжающеесябессознательное повторение травматического опыта должно стать реальным опытом собъектом из внешнего мира.

Состояние повторной травматизации носитритуальный характер. Именно по этой причине использование инициирующихмеханизмов и ритуалов в работе с тяжелой травмой, вызванной изнасилованиемпредставляется наиболее эффективной. Поскольку во многих случаях происходитсерьезное сопротивление терапевтическому процессу или личности терапевта, ипроцесс этот происходит не на уровне функционирования Эго, ритуальность терапевтическогопроцесса позволяет осуществить максимально «отстраненную» на сознательномуровне и глубокопогруженную вбессознательный процесс проработку травматического опыта. Пациент, отягощенныйдиссоциированным травматическим опытом, интеграцию или «целостность»(путь, предлагаемый многими рациональными направлениями психотерапии)воспринимает как самое худшее, что можно вообразить. Когда подавленный аффектили травматогенное переживание впервые становятся осознанными, данныепациенты погружаются в оцепенение, их внутренний мир расщепляется, они даютсоматическую реакции, злоупотребляют ПАВ, улучшения функционирования илиувеличения энергетического потенциала не происходит. Диссоциативные маневрысопротивляются интеграции травмы и ассоциированных с ней аффектов, вплоть дотого, что Эго пациентаможет подвергнуться разделению на фрагментарные илимножественные личности. Следовательно, инициирующиетехники, используемые в процессуальной психотерапии с жертвами насилия,являются более «мягкими», чем обычные интерпретации и реконструкции, которыеобычно используют какпуть к изменениям. Подобная терапия много внимания уделяет созданию безопасной межличностнойатмосферы, в которой бессознательный материал (сновидения, фантазии,сновидческие процессы и т.п.) может проявиться и быть проработан в болееоткрытой «игровой» манере. Все формы инициирующих механизмов (включая работу стелом, хроническими симптомами, снами, арт-терапию и др. ) оказываютсячрезвычайно эффективными, т.к. позволяют вскрыть травматический аффект быстрее,чем только вербальное исследование.

Травматический опыт обращает пациента кструктуре внутреннего ребенка. Травма подразумевает переживание разрыважизненного континуума, жизненной целостности. Поэтому, начиная с этого момента,примитивные защиты организуются таким образом, чтобы предотвратить повторениепереживания «немыслимой тревоги» или возвращения острого состояния спутанности,обусловленного дезинтеграцией нарождающейся структуры Эго. Юнг обозначал это следующимобразом: «немыслимый» уровень тревоги возникает в том случае, когда попыткаочеловечивания архетипических энергий терпит неудачу и сталкивается с дульнойпарой архетипических образов Насильника и Защитника. Хайнц Кохут назвал этутревогу «тревогой дезинтеграции», считая ее самой глубокой тревогой,испытываемой человеком [Kohut, 1984]. Она угрожает тотальной аннигиляцией самой человечности– полнымразрушением человеческой личности. Архетипическая сила в данном случаевыполняет защитную функцию, предотвращая это разрушение. Эта архетипическаясила представляет защитную систему самосохранения, которая более архаична иопустошительна, чем обычные защитные механизмы. Тревога дезинтеграции,испытываемая жертвой насилия на телесном уровне, берет свое начало в самомраннем детстве, до формирования связного Эго. Поэтому, возникая вновь, этатревога несет угрозу фрагментации личности. Диссоциация, призваннаяпредотвратить эту угрозу, архаичнее и глубже, чем более «доброкачественные»формы диссоциации, сопутствующие невротическому конфликту. В невротическомслучае возвращение невротического теневого материала также вызывает тревогу, нов этом случае материалможет быть принят и интегрирован, что приводит к внутреннему объединениюпротивоположностей и большей целостности личности. Это происходит потому, что уневротика имеется место внутри структуры личности, где бы он мог «хранить»вытесненный материал. С людьми, перенесшими травму, а особенно насилие, делообстоит иначе. Отторгнутый материал не имеет у них психической репрезентации,переводясь или на соматический уровень, или в дискретные психические фрагменты,между которыми возводятся амнестические барьеры. Этот материал старательноподавляется, а объединение противоположностей становится самым пугающимиз всех возможных вариантов. Таким образом, диссоциация, направленная на защитупациента от катастрофы в случае травмы, является более глубоким, архетипическимрасщеплением психики.

Можно представить, что дьявольскаяархетипическая фигура действует в двух областях опыта для того, чтобы добитьсяразделения травматического переживания на части. Одной из этих областейявляется переходное пространство между Эго и внешним реальным миром. Втораяобласть –внутреннее символическое пространство, разделяющее различные части внутреннегомира. Действуя между Эгои внешним миром, дьявольская фигура пытается инкапсулировать личность в некойсфере, препятствующей установлению зависимости и поддерживающей состояниесамодостаточности. В тот момент, когда имеет место «немыслимая» тревога,происходит нечто ужасное в этом переходном пространстве [Winnicott, 1965]. Это «переходноепространство» представляет собой особую область, в которой личность учитсяиспользованию символов, восприятие информации идет на мифологическом уровне.В ней мы имеем дело не только с расщеплением Эго (типичная шизоидная позиция), но исоответствующее ему расщепление «потенциального пространства» - там, гделичность живет между иллюзией и реальностью.

Повторяющиеся переживаниятравматической тревоги закрывают возможность использования переходного пространства, убиваетсимволическую активность творческого воображения, заменяя ее«фантазированием»27 [Winnicott,1971b].Находясь в подобном состоянии Бессознательноепациента «соскальзывает» в состояние недифференцированности, бегства отосознания своих чувств. В данном случае тяжелая работа сепарации, необходимаядля достижения «целостности», подменяется уходом в «одиночество». Это незащитная регрессия, обслуживающая Эго, а «злокачественная регрессия»,которая удерживает часть «я» пациента в аутогипнотическом сумеречном состояниидля того, чтобы обеспечить выживание клиента в качестве человеческой личности.

Одной из основных функций диссоциативнойзащиты является временное разделение переживания на части, внутреннее отделениеЭго и «де-катексис» егофункции контакта с реальностью в интересах психического оцепенения. Это, в своюочередь, включает атаку на саму способность к переживанию, что означает«нападение на связи» (Bion, 1959) между аффектом и образом, восприятием и мышлением,ощущением и знанием. В итоге переживание лишается смысла, связные воспоминания«дезинтегрированы», процесс индивидуации прерван.

Наиболее интересные современныетеории, рассматривающие последствия травматических переживаний, принимают вовнимание тот факт, что жертве трудно переработать некоторые аспектытравматического опыта [Eigen, 1995]28. Нормальныеинтегрированные переживания включают в себя как соматические, так и психическиеэлементы – аффектыи телесные ощущения, мысли, образы, когнитивные механизмы, а также и«смысловую» составляющую, согласно которой то или иное переживание может бытьинтегрировано как часть личностной идентичности, встроено в личную историю. Сэтой смысловой составляющей соотносится редко обсуждаемый живительный дух(трансцендентная сущность Самости). Этот дух при тяжелых травматическихпереживаниях, психологических травмах подвергается серьезной опасности. Онникогда не может быть полностью уничтожен, т.к. его уничтожение означаетбуквальную смерть индивида. Однако он может быть «убит» в том смысле, что он неможет существовать в воплощенном Эго. Он может быть подавлен в низшем Бессознательном психики или проявитьсебя в причудливых формах безумия.

Для того, чтобы переживание было осознано,приобрело смысл, требуется, чтобы телесным возбуждениям (включая архаичныеаффекты младенчества, посредничающими родительскими фигурами) были данымысленные представления. Это позволяет переживаниям достичь уровня вербальноговыражения и, ускорить рестимуляцию. Этот процесс проработки архаичных аффектов,их окончательная символизация и выражение в общепринятых языковых формахявляется центральным элементом персонализации всех архетипических аффектов,включая и те, которые возникли при ранней травматизации.

В случае психологической травмы, полученнойвследствие насилия, аффективные переживания становятся слишком интенсивными длятого, чтобы вынести их. Расщепление становится жизненно необходимым. Целостноепереживание травмы разделяется на части. Связи между элементами BASK подвергаются атаке со стороныархаичных защит. События и их смысл разъединены, дьявольский архетипическийвнутренний образ убеждает жертву в том, что эти невыносимые события никогдабольше не повторятся. В особо тяжелых случаях переживание теряет все своисоставляющие. В результате внутренний мир остается населен архаичными аффектамии фантастическими архаическими объектами, неосознанными и отчужденными отличностного смысла или значения. Первичные аффекты не модулируются, неочеловечиваются, не персонифицируются посредством обычного процессапроекции/идентификации. В результате развивается психосоматическое заболеваниеили алекситимия.29 Он становится «деаффектированным» или «деспиритуализированным»[сf. McDougall, 1985].

В более благоприятных случаях диссоциацияне является такой глубокой и фигуры внешнего мира не становятсяпреследователями. Архетипические фантазии начинают доминировать, замещая собой процессвзаимодействия воображения и внешнего мира. Иногда развитие внутреннего мира вподобных случаях достигает позитивной составляющей Самости, чьи нуминозныеэнергии поддерживают хрупкое Эго. Эта «шизоидная» картина более предпочтительна дляаналитической терапии, т.к. здесь ситуация характеризуется тем, что позитивнаясторона архетипического мира воплощена в следах опыта раннего детства. В томслучае, если удается найти безопасное промежуточное «игровое » пространство иесли базовые ценности доступны контакту с помощью метафор и символов,процесс восстановления может быть начат, и между терапевтом и пациентом можетустановиться достаточная степень доверия для того, чтобы негативные аффектымогли стать переносимыми и проработанными.

Таким образом, архетипические защитыспособствуют выживанию ценой прекращения процесса индивидуации. Они гарантируютвыживание личности за счет ее развития. Их основной задачей является сохранениеличностного духа в «безопасности». Ноудаленным из единой структуры душа/тело, лишенным возможности пребывания вреальном мире пространства и времени, вместо болезненного постепенноговоплощения в связное «я», дуальная система архетипических символовконсолидируется для обеспечения защитных целей, образуя «системусамосохранения» индивида. Вместо индивидуации и интеграции душевной жизни,архаичные защиты устраивают развоплощение и дезинтеграцию для того, чтобысохранить травмированное Эго, хотя бы в качестве «ложного я».

Основываясь на данных знания о психическихпроцессах жертвы насилия, была составлена программа психотерапевтической помощив контексте процессуальной психотерапии.

ГЛАВА III. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫИССЛЕДОВАНИЯ

В данной главе мы обратились кнепосредственному опыту системного анализапоследствий сексуального насилия и особенностей переживаний травматическогоопыта женщин - жертв насилия различных этнических групп, в рамках проведенногокросскультуральное исследование особенностей проработки травматического стрессаизнасилования. В данной работе впервые описаны результаты процессуальнойпсихотерапии, которая была применена к жертвам сексуального насилия вРоссии и на Северном Кавказе (где возможности психотерапевтических интервенцийограничены).

3.1 Характеристика материала.

Объектом исследования стали 236 женщин-жертв сексуального насилия, в возрасте от 14 до 35 лет, жителей г.Санкт-Петербурга, Ставропольского края и Чечено-Ингушскойреспублики.

Группы были представлены русскими ичеченскими женщинами, отличающимися по возрасту, уровню образования,вероисповеданию, семейному положению, наличию сексуального насилия ранее исексуальной ориентации.

1. Возрастное распределение

Как видно из таблицы 2, в обеихвыборках преимущество составляли женщины в возрасте от 14 до 26лет.

Таблица 2. Возрастное распределение респондентов


14-1630

лет

17-20лет

21-35лет

Итого

21-26 лет

27-28 лет

29-32

33-35 лет

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.