WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

В процессе работы над задачей каждый пункт методики зас­тавляет что-то осознанно сформулировать и эти осознанные формулировки цели, обобщённых представлений о компонентах системы, формулировки идеального конечного результата и т. д. вызывают активацию имеющейся в памяти, в тезаурусе информа­ции. Распространяющаяся от этих элементов активация способствует тому, что в мыслительный процесс работы над задачей могут теперь включится те элементы, которые с исходными ус­ловиями были связаны системой слабых ассоциативных связей. Первым пунктом алгоритмической методики является форму­лировка цели. Главный недостаток стихийного мышления — от­сутствие осознанных рассуждений и, прежде всего, осознанных формулировок цели. Чтобы решить задачу, необходимы осознан­ные формулировки и переформулировки понимания цели. Когда, в соответствии с первым пунктом АРИЗ (сокращённое назва­ние алгоритмической методики) делаются попытки дать осоз­нанную формулировку цели, это способствует выявлению раз­личных возможных пониманий цели, в отличие от того одного, инерционного, неосознанного понимания цели, которое руководит решающим при стихийном мышлении. Обычно такой неосознанной целью является устранение, преодоление препятствия на стан­дартном, на наиболее простом, само собой разумеющемся пути решения.

Рассмотрим такой пример: "По трубопроводу транспортирует­ся взвесь железной руды в воде. Для регулирования потока на трубопроводе установлена задвижка. Но частицы руды быст­ро истирают задвижку. Как улучшить систему" При стихийной работе над этой задачей внимание в первую очередь концен­трируется на недостатке данного конкретного варианта — истирании задвижки рудой. И цель (не формулируемая осознан­но!) понимается как предотвращение истирания задвижки. Про­является эта неосознанная цель в том, что первые попытки решения представляют собой разные идеи защиты задвижки от истирания. Если же делаются попытки чёткой формулировки, за­даётся самому себе вопрос: "А какова же цель", то возникают разные ответы на этот вопрос — и узкий, конкретный: "Предот­вратить истирание задвижки" и более широкий, общий — "Регулировка потока". Формулировка же более общего понима­ния цели — "Регулировка потока" позволяет увидеть, что регу­лировка с помощью задвижки только один из путей решения и возможны другие варианты.

Переход к более обобщающим формулировкам один из важней­ших приёмов в методике изобретательства. На примере вопроса о транспорте уже было показано, что применение простейшей логической операции классификации, т.е. осознанной формули­ровки названий классов, способствует выявлению новых, ориги­нальных ответов. Всё это обусловлено тем, что обобщающие по­нятия являются узлами в тезаурусе, связанными со множеством конкретных элементов. Активация одного такого узла распро­страняется на многие близко связанные с ним более конкрет­ные понятия. На других этапах АРИЗ обобщающие формулировки используются для описания системы, высшей формой такого об­общения является описание задачи на уровне таких понятий как вещество, поле, информация. При сведении любой техничес­кой задачи к модели на уровне понятий "вещество" и "поле" всегда могут быть предложены какие-то обобщённые решения, стратегии. Необходимо только от этих общих путей решения, стратегий переходить ко всё более конкретной детализации. Варианты общих путей решения обобщённой задачи служат как бы активирующей подсказкой, что облегчает возникновение конкретных идей решения.

Для стихийного мышления типично минимальное восхождение к общим представлениям. Ведь при нём результат предопреде­лён обычно только активацией конкретных представлений, опи­сывающих условия задачи. Эта активация захватывает только близкую им ассоциативную область. Любое представление в структуре знаний имеет обязательно прямую связь с более общим понятием, то в свою очередь с ещё более общим. Таким образом, из одного понятия высшего уровня общности расхо­дится "веер" всё более конкретных понятий. При стихийном мышлении активация захватывает в лучшем случае только бли­жайший уровень обобщения как в отношении условий, так и в отношении понимания цели. В результате опорой для выдвиже­ния идеи решения служит максимально близкая к исходной за­дача, для которой известно решение, прототип.

Разбирая механизмы активации информации в структуре зна­ний мы показали на некоторых примерах как активация одних элементов (например, общих понятий при классификации), вызы­вая распространяющуюся подпороговую активацию, способствует выдвижению оригинальных, маловероятных идей. Но подобные же механизмы могут играть и отрицательную роль при решении изобретательских задач. При восприятии условий задачи про­исходит активация элементов, соответствующих каждому элементу условий. Вокруг каждого из них возникает область подпороговой активации. Эти области могут отчасти пересекаться. В рай­онах пересечения элементы получают двойную активацию. В ре­зультате при стихийном мышлении выдвигаемые идеи как бы автоматически учитывают сразу весь комплекс требований и идея, удовлетворяющая одно требование и неудовлетворяющая другие, может возникнуть с большим трудом. Безусловно, такой механизм является полезным в 90% случаев. Это необходимей­ший элемент обыденного мышления. Но изобретательские проб­лемы возникают тогда, когда обычное "вероятное" мышление не может найти решение. Для выявления новых решений в данном случае необходимо было бы проанализировать те альтернати­вы, которые удовлетворяют не всему комплексу требований. Чтобы проанализировать маловероятные альтернативы, необхо­димо насилие над стихийным ходом мышления, специальные искусственные приёмы. В методике изобретательства такими при­ёмами, разрушающими автоматический, комплексный учёт всех сторон, являются морфологический анализ и формулировка иде­альных частных решений. Морфологический анализ помогает разрушить комплексное представление об исходных условиях задачи, формулировка идеального частного решения разрушает ком­плексное представление об ожидаемом конечном результате.

Морфологический анализ заключается в том, что объект изобретения мысленно расчленяют на составляющие компонен­ты и рассматривают в отдельности какими могут быть эти компоненты вообще. Концентрация внимания на отдельных час­тях помогает обнаружить такие варианты их реализации, кото­рые при стихийном мышлении не могут "прийти в голову" из-за того, что возникновение стихийных идей предопределено ком­плексной активацией. Под формулировкой идеального частного решения мы подразумеваем то, что сам Г. С. Альтшуллер называ­ет формулировкой идеального конечного результата. Факти­чески же, как это следует из разбираемых им примеров, это представление о конечном результате идеально обычно толь­ко с точки зрения какого-то одного требования задачи, а с другими оно вступает в резкое противоречие. При стихийном мышлении такие идеи не приходят, так как этому препятствует комплексная активация требований задачи. Анализ же таких идей позволяет приходить к оригинальным решениям.

Изложенный выше механизм эффективности алгоритмической методики изобретательства относится фактически не к той трактовке, которая была предложена её автором Г. С. Альтшуллером. Им в качестве основного принципа использования предлагаемой программы работы над задачей выдвигалось по­ложение о том, что программа "Алгоритм изобретения" основа­на на выявлении им "объективных закономерностей развития техники" и пользование этой программой состоит в том, что­бы давать чёткие, однозначные ответы на каждый пункт. При "правильных" ответах гарантируется якобы высокая вероят­ность получения изобретательского решения. Особенно ярко тенденция к жёстко детерминированной схеме работы над за­дачей проявляется в последних книгах Г. С. Альтшуллера "Крылья для Икара" и "Творчество как точная наука". Однако детальное ознакомление с ними пожалуй наиболее чётко пока­зывает слабость такого подхода. Основываясь в своих приме­рах на готовых изобретениях, Г. С. Альтшуллер задним числом обосновывает какой ответ должен быть дан на каждый пункт методики, чтобы прийти к контрольному ответу. С точки же зре­ния предлагаемой модели мышления эффективное применение про­граммных методов возможно, если пункты методики рассматри­ваются как источник активации, которая способствует осозна­нию самых различных ответов на каждый пункт программы.

Вывод, вытекающий из тезаурусной модели — "чтобы прихо­дить к оригинальным решениям, надо рассуждать" — может по­казаться, по меньшей мере, странным. Ведь рассуждения, явные или подразумеваемые как свёрнутые, считаются само собой разумеющимся компонентом решения любых задач. Здесь мы подходим к одной из фундаментальных проблем психологии — проблеме "сознание — бессознательное". Понятие "сознание" в одном слове объединяет фактически три малосовместимых аспекта: во-первых, то, что находится в поле осознанного вни­мания в данный момент, во-вторых, сознание как "со-знание", как вся совокупность знаний, хранимая в памяти, и, в-тре­тьих, эффект рационализации, т.е. способность (выработанная коммуникативными потребностями) после совершения действия (физического или в форме ответа на задачу) давать "задним числом" объяснение в форме рассуждения, логического обосно­вания. Иначе можно сказать, что понятие сознания неправомерно отождествляет информацию актуально апперцептированную, ин­формацию потенциально апперцептируемую и информацию рет­роспективно апперцептируемую. К факту рационализации внима­ние привлёк ещё З. Фрейд. Но его фантастическая теория бессознательного скорее скомпрометировала проблему. В случае реализации постгипнотического внушения, служившем примером 3.Фрейду,не тождественность процессов, предшествующих дей­ствию, их последующему ретроспективному объяснению высту­пает наиболее ярко. В остальных же случаях этого обычно не замечают. С точки зрения тезаурусной модели существует фак­тически два различных проявления "осознанного " мышления — "дискурсивное" и "псевдодискурсивное" мышление. Дискурсив­ное мышление — это система актуально апперцептируемых рас­суждений, предшествующая выдвижению гипотезы, идеи решения задачи, псевдодискурсивное — логическое объяснение "задним числом" того, почему пришла та или иная идея. При истинно дискурсивном мышлении происходят процессы первичной и вто­ричной активации в структуре знания, что и предопределяет характер генерируемой идеи; при псевдодискурсивном мышле­нии идея генерируется интуитивно, т.е. путём реализации систем сильных ассоциативных связей, а затем эта система связей в какой-то мере "осознаётся", ретроспективно апперцептируется.

Предложенная модель мышления вскрывает взаимоотношения информации, находящейся в поле осознанного внимания, со всем объёмом информации, хранимой в памяти, взаимоотношения со­знания в узком смысле этого слова и со-знания в широком смысле. Из этого анализа видно, что использование единого понятия "сознание" для обозначения этих разных аспектов (причём здесь указаны не все аспекты, объединяемые поня­тием "сознание"!) не может способствовать прогрессу пси­хологии. Для конкретных научных исследований в психологии и кибернетике противоречивые понятия "сознание" и "бессоз­нательное" должны быть заменены совокупностью более дифференцированных понятий. Интегральное же понятие "сознание" видимо приемлемо только в рамках решения основного вопроса философии о взаимоотношении материи и сознания.

Литература.

1. Ярошевский М.Г. История психологии. М.,1966.

2. Ярошевский М.Г. Психология в 20 столетии. М.,1971.

З. Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления. М., 1981.

4. Тихомиров O.K. Структура мыслительной деятельности чело­века. М.,1969.

5. Розенблатт Ф. Принципы нейродинамики.М.,1965.

6. Миллер Д., Галантер Ю., Прибрам К. Планы и структура пове­дения. М.,1965.

7. Пушкин В.Н. Психология и кибернетика. М.,1971.

8. Энциклопедия кибернетики. Т.2.К.1973.

9. Бирюков Б.В. Кибернетика и методология науки. М.,1974.

10. Дружинин В.В., Конторов Д.С. Проблемы системологии.М.1976.

11. Бойко А.Н. Проблема бессознательного в философии и кон­кретных науках.К.,1978.

12. Славская К.А, Мысль в действии. М.,1968.

13. Пономарёв Я.А. Психология творчества. М.1976.

14. Ушакова Т.Н. Функциональные структуры второй сигнальной системы. М.1979.

15. Ушакова Т.Н., Павлова Н.Д. Аспекты исследования семантики слова. — Психологический ж.,1981,T.2,№5,c.23-34.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.