WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 33 |

Современная логическая наука успешноразрабатывает вопросы логики "возможных миров". Особо продуктивным в этомнаправлении являются работы известного финского логика Я. Хинтикка [64]. Этотавтор трактует возможные миры как "возможные направления развития событий".Интересным для психологической науки представляется идея автора о разработкесемантики пропозициональных установок с использованием понятия "возможный мир".Пропозициональными установками Я. Хинтикка называет высказывания, включающиетакие выражения, как "А (знает, верит, надеется, хочет, помнит), что Р". Какпишет Я. Хинтикка, "наиболее характерной чертой использования пропозициональныхустановок является то, что употребляя их, мы рассматриваем сразу нескольковозможных состояний нашего мира" [64, с. 73]. Опираясь на эти работы, можнопопытаться формализовать теоретические суждения в области психологии личности,выражающие как действительные, так и возможные ее состояния. В вышеупомянутойработе М. Гелашвили [17] дана попытка логической формализации теоретическихположений психологической концепции установки Д. Н. Узнадзе на основе работ Я.Хинтикка о семантике пропозициональных установок и логики возможных миров.

С гносеологической точки зрения вопрос о"возможных мирах" рассмотрел И. Кант. В "Критике чистого разума" возможность идействительность представлены в качестве априорных категорий модальности [24].Не вдаваясь в детали изложения кантовских взглядов, подчеркнем лишь то, как имбыл поставлен и решен вопрос о возможных видах и способах познания. В "Критикеспособности суждения" [25] И. Кант попытался осмыслить, насколько возможнонайти тот общий признак, на основе которого можно было бы охарактеризоватьосновную структуру человеческого суждения, а также на основе такой структуры инайденного признака установить отличие человеческого познания от другихвозможных видов познания. И. Кант после тщательного анализа проблемы приходит квыводу, что таким отличительным признаком является различение в человеческомсуждении возможности и действительности вещей. "Для человеческого рассудкабезусловно необходимо различать возможность и действительность вещей. Основаниедля этого лежит в субъекте и в природе его познавательных способностей" [25, с.430]. Мысль Канта о том, что для человеческого суждения необходимым моментомявляется различие между возможностью и действительностью вещей, относится нетолько к специфике теоретического, но и практического разума. Нравственностьвсегда включает в себя моменты возможности и невозможности, действительности иирреальности, а также отношения между этими моментами. Специфическая чертачеловеческого разума –различие возможности и действительности – позволяет, как отмечаетнеокантианец Э. Кассирер [26, с. 99], "определить место человека в общейструктуре бытия", ибо ни нижестоящие, ни вышестоящие (гипотетическидопускаемые) существа не обладают такой способностью; лишь в человеке и передчеловеком возникает проблема возможности. Э. Кассирер связывает этучеловеческую особенность с общетеоретическим положением о том, что человек этосущество, бытие которого проходит в особом символическом мире. Другойнеокантианец Г. Файхингер, выдвинувший концепцию фикционализма, попыталсяобосновать принцип "как если бы" (als ob). С одной стороны, этот принципозначает доведение до фикции идей возможности, а с другой стороны, полагается,что человек создает особые фикции, не имеющие место в действительности, ноимеющие определенную познавательную ценность: с их помощью можно лучшепредставить окружающий мир. Принцип "как если бы" довольно часто применяется всовременной науке в качестве способа познания состояний определенного объекта.Наглядным примером тому служит эволюция футурологических исследований идеятельности т. н. "Римского клуба", имеющих целью прогнозированиеобщечеловеческих, глобальных процессов.

Что же следует из только что сказанногоприменительно к нашей проблеме исследования возможных состояний системы"личность – социальнаясреда" Во-первых, если человеческому познанию необходимо присуще по И. Кантуразличение между действительностью и возможностью, если человек в своемсуждении постоянно "прорывает" границы налично существующего и познавательносоприкасается с "возможными мирами", то из этого следует, что научное изучениесущности личности и ее взаимодействия с социальной средой с необходимостьютребует привлечения категории возможности. При этом возможность идействительность выступают не только как существующее или мыслимое(Аристотель), но и как средства или способы познания.

Даже доведенный до своейкрайности познавательный принцип допущения возможных состояний личности,сформулируемый в качестве принципа "как если бы", представился бы весьмаэффективным; однако же такая Эффективность имела бы место тогда и лишь тогда,когда моделируемые по этому принципу возможные состояния системы"личность-социальная среда" соотносились бы с её действительными проявлениями– настоящими илиимевшими место в прошлом. Во-вторых, коль скоро сама познавательная активностьвыступает в качестве одного из конституирующих факторов сущности человеческогобытия, специфическая черта человеческого познания – различение возможности идействительности –определяет "место человека в структуре бытия" (Э. Кассирер), то из этого можносделать еще один эвристически ценный вывод: дело не только в том, чтоисследователь, познающий сущность конкретной личности, должен смотреть наобъект изучения сквозь призму категории возможности и ее отношения кдействительности, но и в том, что сама изучаемая конкретная личность в своейпознавательной активности и вообще, в своем реальном бытии постоянно смотрит намир сквозь призму "что могло (может) быть" или "как если бы". Иными словами,объект изучения (вернее, субъект) – личность в своей реальной жизнедеятельности сама применяетуказанный инструментарий. Более того, личность не только постоянно сталкиваетсяс возможностью, но и как отмечают философы-экзистенциалисты М. Хайдеггер [89],Ж. П. Сартр [105], К. Ясперс, сама является "возможностью своегоосуществления". Личность постоянно находится в процессе становления и, какотмечает M. M. Бахтин [13], она никогда не "дана" как нечто завершенное,состоявшееся. С одной стороны, мы как внешние наблюдатели-исследователи можемизучать личность, применив познавательный метод допущения определенныхвозможных состояний и событий, а с другой стороны, сама изучаемая личностьпредстает перед нами как существо, постоянно сталкивающееся с проблемойразграничения возможности от действительности в своей жизнедеятельности. Онасама является носителем определенных виртуальных схем взаимодействия сокружающим миром. Изучение этих виртуальных схем или возможных образцоввзаимодействия личности с социальной средой – одна из важных задач науки оличности. Этой задаче и посвящается одна из частей представленной работы,изложенная в последующих главах.

Вопросы диалектического перехода возможностив действительность в домарксистской философии тщательно были разработаныГегелем, а К. Маркс, фундаментально переработав и переосмыслив идеалистическуюфилософию Гегеля, в своем "Капитале" дал наиболее глубокое пониманиесоотношения возможности и действительности в связи с исследованиемкапиталистического способа производства. Мы не будем здесь излагать марксовыйанализ капиталистического общества с применением категорий возможности идействительности, ибо в марксистско-ленинской философской литературе этотвопрос тщательно изучен. К сказанному о категории возможности хотелось быдобавить лишь несколько положений, имеющих важное значение для дальнейшегоизложения нашего понимания проблемы возможных состояний системы "личность– социальная среда " ипутей ее разработки.

Сначала сформулируем положение, котороегласит: "возможность есть то, что может стать, но может и не статьдействительностью. Поэтому если в одной плоскости возможность противоположнадействительности, то в другой плоскости она противоположна невозможности (тому,что не может стать действительностью) и необходимости (тому, что не может нестать действительностью). Возможность есть то, что, с одной стороны, неневозможно, а с другой – не необходимо. В пределах от невозможности до необходимостизаключены различные как по качеству, так и по количеству виды возможности" [11,с. 270]. В качестве таких видов можно выделить абстрактную, формальную иконкретную, реальную возможность. Абстрактная возможность может осуществитьсятолько при отсутствии других возможностей, она рассматривается как возможностьтолько при отвлечении, абстрагировании от других возможностей; она же являетсяформальной возможностью т. к. мыслится в согласии с законами формальной логики.Конкретная возможность осуществляется при наличии всех других возможностей ипри учете всех их рассматривается как возможность; она же предстаёт в качествереальной возможности, ибо согласуется с закономерностями объективнойреальности. Относительно изучения характера взаимодействия личности ссоциальной средой в свете сказанного следует предполагать, что обнаружениемеханизмов превращения абстрактной возможности в конкретную возможность и черезнеё в действительность может иметь фундаментальное научное значение.

Например,адаптация к социальному окружению или стремление личности к такой адаптацииможет выступить в качестве абстрактной возможности. Её превращение в конкретнуювозможность зависит от того, как и насколько она осуществляется при наличиидругих возможностей, насколько широк тот контекст возможностей, в рамкахкоторого мыслится данная абстрактная возможность (устремленность на адаптацию сокружением). Конкретной возможностью в этом контексте может быть, например,стремление личности приспособиться к среде с одновременной устремленностьюприспособить к себе, к своим нуждам саму среду (т. н.адаптивно-адаптирующаядеятельность по Э. С. Маркаряну) и тем самым пытаться повысить уровеньсамоприятия –приспособиться к самой себе, к результатам своей деятельности. В последующихглавах мы попытаемся, основываясь на марксистском принципе восхождения отабстрактного к конкретному, проследить превращение абстрактивных возможностейвзаимодействия личности со средой в конкретные возможности. Если учесть, чтоколичественная сторона возможности выражается в понятии вероятности, а различиямежду абстрактными и конкретными возможностями по количественным признакамотражают разные степени вероятности превращения возможности в действительность,при которой вероятность перехода конкретной возможности в действительностьзначительно выше, чем при абстрактной возможности, то мы приходим к следующейсхеме исследования системы "личность – социальная среда": абстрактнаявозможность –конкретная возможность – вероятность превращения определенных конкретных возможностей вдействительность –переход возможности в действительность.

Следует оговориться, что понятие возможностичасто мыслится как будущее в настоящем. Тем самым вопрос о возможности,выраженной через определенную вероятностную степень, связывается с вопросомпрогнозирования будущих событий. В таком случае говорят о вероятностномпрогнозировании. Думается, что при исследовании проблем психологии личностибыло бы неправомерно связывать момент возможности лишь с будущностью событий иих представленностью в настоящем. Более правильным представляется взгляд напрошлые события или состояния не только сквозь призму того, что свершилось, чтои как состоялось, но и под углом зрения "что могло случиться, что и как моглоиметь место". Вопрос о возможных линиях поведения личности и возможныхвариантах ее взаимодействия с окружением должно относиться как к анализу ееактуальных и будущих состояний, так и психобиографических фактов из ее прошлойжизни. Это положение становится еще более очевидным и аргументированным, еслиучесть тот простой факт, что люди в реальном жизненном общении (асоответственно и в психоконсультационной беседе) во время рассказа о прошлом нетолько констатируют и припоминают те или иные события, но и приводят возможныеварианты поведения. Порой настолько увлекаются "расчётом таких вариантов", чтостроят целую конструкцию возможных поведенческих линий в прошлом. Внутреннийдиалог (монолог) личности часто проходит также под знаком подобнойвнутренне-когнитивной работы.

Последующее положение связано с осмыслениембросающегося в глаза обстоятельства: когда говорят о том, что личность этовозможность своего осуществления, что в ней следует видеть не нечто ужесостоявшее, а постоянную виртуальность, то обычно подобное рассуждение опревалировании момента возможности вписывается в общий контекст пониманияличности через категории становления и стремления "быть самим собой".Абсолютизация момента становления и возможности в личностном бытии,основывающее на провозглашение того, что "существование предшествует сущности",связано с тем, что дается разграничение подлинного и неподлинногосуществования. Подлинное существование помимо прочего характеризуется еще итем, что лаконично можно выразить формулой "быть самим собой", а неподлинноесуществование включает помимо других характеристик все то, что можно выразитьсловами "быть как другие". При этом, такие философы, как М. Хайдеггер и Ж. П.Сартр, признаки устойчивости и завершенности соотносят с природой вещей и. вконечном итоге, с "ничто", со смертью. Духовная жизнь личности мыслится какпроцесс постоянного становления, что можно было бы удачно выразить словами П.Валери: "Дух есть бесконечное сопротивление тому, чтобы быть чем либо вообще.То, что не установилось, не является и чем-то. То, что установилось, мертво".

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.