WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 34 |

Выше отмечалось, что у человека в процессеего развития формируются определенные функциональные органы, объединяющиеразные анализаторы в единую систему: эти системы состоят из жестких,однозначных связей —стереотипов. Компоненты образа, которые формируются по законам работыстереотипных звеньев, обычно не осознаются. Однако они могут статьосознаваемыми при специальной направленности познавательной активности, а такженеобычной (извращенной с точки зрения соответствия стереотипу) афферентации,создаваемой экспериментально или возникающей в некоторых специфических условияхдеятельности.

Вот это последнее обстоятельство и побудилонас уделить особое внимание проблеме многоуровневой структуры образа. Дело втом, что в своей практической деятельности человек–оператор иногда вынужден работатьв условиях извращения рецепции внешних воздействий, точнее, ее несоответствиясложившимся стереотипам. В частности, такие условия обычны для летчика:оптические искажения (необычный ракурс видения предметов, расположенных наземле, большая удаленность от видимых ориентиров, ослабленная видимость втумане, в сумерках и т.д.), а также воздействие "негравитационной вертикали"; вэтих условиях сохранение предметного содержания образа составляет для человекаспециальную задачу.

Практически важным является вопрос о том,как человек может решить эту задачу, в частности, может ли, он обеспечитьсохранение содержания образа при помощи сознательного контролясенсорно–перцептивныхпроцессов и волевого усилия.

Другое, не менее важное обстоятельствосостоит в том, что человек–оператор часто не имеет возможности воспринимать реальный объект,которым он управляет. Информация об объекте передается при помощиинструментальных сигналов в виде информационной модели. Образ этой модели,возникающий при ее восприятии, не совпадает, конечно, с образом реальногообъекта. При этом могут возникать противоречия между представлением и понятием,с одной стороны, и сенсорно–перцептивным образом — с другой. У человека–оператора возникает особое состояние: отчуждение от объектауправления, теряется чувство реальности физического объекта, которым онуправляет. Сам процесс управления воспринимается им как "обнуление" абстрактныхсигналов. Человек не управляет машиной (самолетом), а только "сводит стрелки",не представляя себе, какие реальные эволюции совершает самолет, какие процессывозникают в машине. Это происходит в связи с тем, что восприятию операторапредставлен не реальный объект во всем многообразии его сенсорных свойств, аабстрактная модель объекта, воплощенная в обобщенной, но чувственно обедненнойформе. Отчуждение от объекта управления, утрата непосредственности в восприятиии оценке его реальных свойств могут привести к снижению личностной значимостивыполняемых действий и, отсюда, к притуплению ответственности, интереса и т.д.,а в конце концов к снижению надежности.

Один из способов элиминации негативноговлияния отчуждения —это формирование у оператора такого яркого, четкого и дифференцированногообраза —представления, который позволял бы ему мысленно видеть за показаниями приборовреальные изменения управляемого объекта.

В условиях отчуждения особенно опаснынарушения привычных, ставших стереотипными связей между разными сенсорнымимодальностями.

Выше уже отмечалось, чтостереотипизированные сенсорно–перцептивные компоненты образа, как правило, не осознаются. Однакоони тотчас становятся предметом сознания, как только возникает нарушение илиизвращение рецепции внешних воздействий. Человек при этом способендифференцировать отражаемый в понятиях реальный объект и специфическоесостояние сенсорно–перцептивной сферы. Влияние на поведение человека несовпаденияэтих составляющих образа изучалось в специальных психологическихэкспериментах[91,153]. Была выявлена возможность адаптации к искажениювизуальных сигналов (псевдоскопическое восприятие и инверсия сетчаточногоотображения) и показано, что адаптация заключается в восстановлении предметногосодержания зрительного образа на фоне измененной "чувственной ткани", ипроисходит она в форме приобретения неких новых перцептивных новообразований,но не вместо старых, а наряду с ними [91].

Выявление механизмов регуляции действийчеловека в условиях изменения афферентации имеет принципиальное значение,например, для проектирования деятельности летчика, у которого в структуруобраза пространственного положения самолета включаются необычные с точки зренияземных условий сенсорно–перцептивные компоненты, что провоцирует формированиенеадекватного, ложного образа пространства, возникновение иллюзийпространственного положения. В этом случае происходит дезинтеграция уровнейпсихического отражения. Чтобы преодолеть такую дезинтеграцию, т.е. сновапривести в соответствие сенсорно–перцептивные, "представленческие" и понятийные компоненты образа,требуются специальные сознательные усилия. При этом важно, чтобы возникшеерассогласование между уровнями отражения и соответствующими им компонентамиобраза стало предметом специального субъективного анализа. Как известно,сенсорно–перцептивныекомпоненты образа чрезвычайно динамичны. Они изменяются при измененииосвещенности (если речь идет о зрительном образе), ракурса наблюдения,состояния органов чувств и т.д. В то же время значение, фиксирующее предметноесодержание образа, остается неизменным. Это и создает возможность сохранитьадекватный образ при искажениях его сенсорно–перцептивных компонентов. Приопределенных условиях вербально–логический уровень отражения может выполнить организующую ирегулирующую функцию в построении образа и его стабилизации. В процессеподготовки операторов, вынужденных работать в условиях, вызывающих необычныесенсорно–перцептивныеэффекты, целесообразно обучать их методам самонаблюдения, формироватьсубъективную установку на осознание необычности "чувственной ткани" образа, стем чтобы уменьшить вероятность возникновения ложного образа.

Но самонаблюдение — лишь частный случай испецифический вариант более общей формы познавательной активности субъекта:целенаправленного познания действительности. Его результативность в планестабилизации образа существенно зависит от того, как и насколько знания,получаемые в ходе самонаблюдения, соотносятся со знаниями о самом объекте,отражаемом в этом образе (в рассматриваемом случае — необычные сенсорно–перцептивные эффекты спредставлением реальных изменений управляемого объекта).

В этой связи подчеркнем, что в любойдеятельности значительная роль принадлежит процессам познания. Чем более полнопознан предмет деятельности, тем большими возможностями располагает человек вотношении выбора средств и способов действий с ним. В любом конкретном действиизнания о его предмете реализуются частично; само действие раскрывает этотпредмет также лишь частично. Поэтому совершенствование деятельности необходимымобразом должно включать познавательную активность. "Помимо непосредственногофункционирования вещи, в предметном действии существенное значение имеетсознательная установка на созерцание, которая компенсирует ограниченностьпредметного действия в отношении восприятия", — писал Б. Г. Ананьев [7, с. 27],подчеркивая не только наличие когнитивной составляющей предметного действия, нои сознательную направленность на нее человека, выполняющего этодействие.

В процессе созерцания, а точнеецеленаправленного наблюдения, развивается и обогащается образ, осуществляющийрегуляцию деятельности. При формировании такого образа накапливается и как бызапасается впрок информация о предмете деятельности, средствах, способах иусловиях ее выполнения. Эта информация может длительное время неиспользоваться, но в какой–то момент (например, в сложной ситуации) она окажется крайненеобходимой. Одно из важнейших качеств личности мастера — это профессиональнаянаблюдательность, позволяющая ему непрестанно накапливать впрок информацию опредмете его деятельности.

Все сказанное позволяет заключить, чтообраз, регулирующий деятельность, имеет сложное строение. Он многомерен ивключает ряд уровней. В процессе его формирования так или иначе синтезируютсясенсорные данные разных (практически всех) модальностей. Однако ведущая рольсреди них обычно принадлежит визуальной, так как именно зрение даетсимультанную пространственную дифференцированную картинуокружающего2.

По мнению Б.Г. Ананьева [8, 9] и С.Л.Рубинштейна [132], образное отражение действительности человеком носит попреимуществу зрительный характер. Особая роль зрительной системы в процессахчувственного отражения определяется тем, что она выступает как интегратор ипреобразователь сигналов всех модальностей. Как отмечал Ананьев,"универсальность ее по интеграции и переинтеграции любых по модальностисигналов поразительна" [9, с. 184]. Зрительный образ вещи как бы вбирает,синтезирует, организует вокруг себя данные остальных органов чувств.Экспериментально это подтверждено В.Е. Бушуровой [24].

Визуальный характер образа имеет большоезначение в процессе регуляции действий человека–оператора: Успешность принятиярешения во многом зависит от способности человека "визуализировать проблемнуюситуацию", наглядно представлять ее и оперировать нагляднымиобразами.

1.3. Проблема образа в инженерной психологии.

В общей психологии образ исследуетсяпреимущественно как феномен когнитивной функции психики. Но функции психики неограничиваются только познанием, не менее важна осуществляемая психикойрегуляция деятельности (и поведения человека в целом). Эта функция выступает напервый план, как только мы обращаемся от общепсихологических исследований кисследованиям различных видов человеческой деятельности в плане психологиитруда, спорта, инженерной психологии и т.п.

Психический образ является не просто звеномв цепи познавательных процессов — он выполняет функцию регулятора предметных действий, обеспечиваяих адекватность предмету, средствам и условиям. В деятельности цель выступаетдля субъекта в форме образа будущего результата. Такой образ предваряет самудеятельность. На его основе формируются планы, стратегия деятельности,совокупность конкретных действий, операций и т.д. Психический образ будущегорезультата предстоящей деятельности как ее цель должен существовать длясубъекта так, чтобы он мог оперировать с этим образом, видоизменять его всоответствии с наличными условиями. Но это возможно лишь в том случае, еслиобраз осознается. Осознаваемый образ выступает в качестве идеальной меры,которая овеществляется в деятельности [81].

Деятельность человека имеет сложнуюпсихологическую структуру, включающую ряд "взаимоперекрывающихся блоков",соотношение между которыми весьма динамично. Эта структура описана в [18, 67,113]. Не рассматривая ее здесь, отметим, что все "блоки" так или иначе связаныс различными уровнями и формами образного отражения, которое как бы пронизываетвсю деятельность, является ее важнейшей составляющей.

Существенная роль в механизме регуляциидеятельности принадлежит сличению образов, возникающих в процессе еевыполнения, с образом—целью, выступающей в качестве идеальной меры.

Эта роль была впервые наиболее отчетливораскрыта в теории функциональной системы, разработанной П.К. Анохиным [12].Любой поведенческий акт, согласно этой теории, необходимо включает сличениевыполняемого действия с акцептором результата действия, осуществляющимопережающее отражение. Аналогичная роль отводится сличению в теории физиологииактивности Н.А. Бернштейна [20].

Здесь механизм регуляции понимается каксличение "реально существующего образа" с должным, с "потребным будущим". Этотобраз будущего выступает в качестве определяющего фактора в возникновениимикропрограммы двигательного акта. Именно смысловой образ через сличениеуправляет движением на предметном уровне.

В работах П.К. Анохина, Н.А. Бернштейнапсихология находит наиболее общую теоретическую схему механизма регуляциицелесообразного поведения и деятельности, а именно: сличение текущего образа сзаданной целью и сенсорные коррекции как способ устранениярассогласований.

Концепция сличения развивалась в работахА.В. Запорожца [56, 57], который писал о том, что, когда у субъекта сложилсяадекватный образ ситуации и тех действий, которые должны быть выполнены,возникают резкие сдвиги в характере поведения; с появлением образа ориентировкане угасает, а начинает осуществлять новую функцию — контроля за выполнением движенияпутем сличения со сложившимся образцом.

Д.А. Ошанин указывает на конфронтацию,сопоставление соотносящих и соотносимых оперативных образов как на механизмрегуляции предметных действий [115]. Значение сличения оценки текущегосостояния объекта с образом—целью, т.е. образом задаваемого будущего состояния объекта(состояния, которое должно быть достигнуто в результате действия) в психическойрегуляции деятельности, отмечается также в других работах [102].

Применительно к проблематике инженернойпсихологии разными авторами предложен ряд понятий, используемых дляхарактеристики образа, регулирующего предметные действия оператора; три из нихможно выделить как фундаментальные: "концептуальная модель", "оперативныйобраз" и "образ—цель". По содержанию они близки, но не тождественны. В каждом изэтих понятий выделяются определенные характеристики образа, формирующегося уоператора и осуществляющего регулятивную функцию.

Многообразие характеристик этого образа,выявленное в исследованиях [75, 115, 158], позволяет рассматривать его каксистемный феномен, включающий ряд взаимосвязанных и весьма динамичныхкомпонентов.

Пожалуй, наиболее емким является понятиеконцептуальной модели, в котором фиксируются момент отражения операторомобъекта и ситуация управления во всей их полноте. Это понятие (сопсер1иа1то(1е1) было предложено английским психологом А.Т. Велфордом в 1961 г. на XIVМеждународном конгрессе по прикладной психологии [176]. Автор раскрываетконцептуальную модель как глобальный образ, формирующийся в голове оператора.Он пишет, что хотя такая модель часто груба и не точна, но она все же даетоператору целостную картину и поэтому обеспечивает возможность соотнесенияразных частей процесса с целым, а соответственно и действовать эффективно [175,с. 186]. Отметим, что в то время в англо–американской инженернойпсихологии наиболее распространенными были теоретические схемы и концепции,заимствованные из технических наук и трактующие деятельность оператора втерминах "входных" и "выходных" характеристик, "передаточных функций" и т.д.Деятельность описывалась в основном как последовательность "стимулов иреакций". Выступление Велфорда имело принципиальное значение, поскольку онподчеркивал необходимость исследования не только внешне наблюдаемой картиныдействий оператора, но и его внутреннего мира: тех психических процессов,которые выступают в роли регуляторов действий.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.