WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 34 |

Н. Д. Завалова, Б. Ф.Ломов, В. А. Пономаренко.

Образ в системе психическойрегуляции деятельности.

Оглавление

Введение. 2

Глава 1. Проблема образа как фундаментальнаяпроблема психологии и ее значение в исследовании трудовой деятельностичеловека. 6

1.1. Образ как феномен психическогоотражения. 6

1.2. Уровни психическогоотражения. 8

1.3. Проблема образа в инженернойпсихологии. 12

1.4. Исходные посылки, принципы и методыисследования образа в профессиональной деятельности (летчика). 16

Глава 2. Образ полета (психический образ) впрофессиональной деятельности (летчика). 20

2.1. Структура, содержание и функции образаполета. 21

2.2. Представленность психического образасознанию летчика. 26

Глава 3.Особенности психического образа, обусловленныеавтоматизацией процесса управления. 38

3.1. Изменение образа полета при директорномуправлении. 39

3.2. Психический образ. регулирующийдействия летчика в автоматическом режиме управления. 43

Глава 4.Содержание и свойства психического образа,регулирующего действия в так называемых нестандартных ситуациях. 48

Глава 5.Изменение структуры образа в связи с изменениемпсихического состояния субъекта деятельности. 57

Глава 6.Учет характеристик образа полета винженерно–психологическом проектировании деятельности летчика. 68

6.1. Информационная среда полета иформирование образа пространственного положения самолета. 69

6.2. Экспериментальная оценка влияниясоотношения информационной среды и концептуальной модели на содержаниеоперативного образа и надежность действий человека (проблема визуализацииполета). 75

6.2.1. Исходные теоретические положения иметодика экспериментального исследования. 75

6.2.2. Результаты исследования. 77

6.3. Учет специфики образа полета припроектировании индикации пространственного положения самолета. 81

6.4. Использование психологической теориирегулирующей роли образа при обучении летчиков. 88

Заключение. 98

Литература. 103

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ

Ответственный редактор докторпсихологических аук профессор Ю.М.Забродин

МОСКВА «НАУКА» 1986

Утверждено к печати Институтом психологии АН СССР

Редактор А.Л.Куприянова

Художник М.Р.Ибрагимов

Художественный редактор Н.А. Фильчагина

Технические редакторы Г. А. Фетисова. И. И. Джиоева КорректорР.Г. Ухина

В книге представлены результатытеоретического и экспериментального исследования регулирующей функции образа вдеятельности человека. Особое внимание уделено вопросам формированияинтегрального образа. Исследуется зависимость эффективности деятельностичеловека от уровня сформированности образа. На основе экспериментальных данныхсформулированы инженерно–психологические и психолого–педагогические рекомендации дляприменения их на практике.

Для психологов, физиологов,техников.

Рецензенты: Т.Н. Ушакова. Л.С.Хачатурьянц

Введение.

Одной из наиболее отчетливо выраженныхтенденций развития современной психологической науки является все болееактивное включение ее в решение задач, которые ставятся практикой. Круг такихзадач, возникающих в различных сферах жизни общества, непрерывно расширяется.Но чем более возрастает многообразие практических задач, адресуемых психологии,тем острее становится необходимость разработки ее фундаментальных проблем,четкого определения основных принципов и подходов, создания единой системыметодов исследования. Эффективность прикладных психологических разработокзависит от того, насколько они направляются теорией, раскрывающей сущностьпсихических явлений, их природу и управляющие ими закономерности.

Вместе с тем теоретические концепции исхемы, сложившиеся в ходе фундаментальных исследований, оказываются переднеобходимостью их проверки практикой.

Разделение исследований на прикладные ифундаментальные, конечно, условно. В реальном процессе развития науки онинепрестанно переходят одни в другие. Результат глубокого фундаментальногоисследования всегда рано или поздно находит применение в практике, а добротноеприкладное исследование обогащает теорию.

Положение о диалектическом единстве теории ипрактики для современного этапа развития психологической науки имеетпервостепенное значение.

В данной книге предпринята попыткаприменения одного из фундаментальных методологических принципов советскойпсихологии — принципаотражения — визучении деятельности человека–оператора. На основании многолетних исследований авторы пришли квыводу, что инженерно–психологическое обеспечение надежности и эффективности действийчеловека–оператора, атакже его обучение не могут обходиться без опоры на теоретическую концепциюобразного отражения, разработанную в советской психологии, прежде всего втрудах Б.Г. Ананьева [7—9], С.В. Кравкова [78], А.Н.Леонтьева [87, 88], С.Л. Рубинштейна[132], А.А. Смирнова [137], Б.М. Теплова [147] и их последователей.

Серия исследований, результаты которыхизложены в этой книге, проводилась в русле того направления, которое былоопределено в наших прежних работах: "Человек и техника (очерки инженернойпсихологии)" (1963), "Методы инженерно–психологических исследований вавиации" (1975), "Экспериментально–психологические исследования в авиации и космонавтике" (1978), атакже в [45, 53, 122, 124].

По существу она является продолжениемперечисленных работ. Мы попытались конкретизировать и развить общиетеоретические положения, сформулированные в них, проверить возникшие гипотезы иотработать некоторые методы.

Особенность данного исследования в том, что,являясь инженерно–психологическим, оно вместе с тем относится и к проблематике общейпсихологии. Необходимость все более тесного контакта инженерной психологии (каки других специальных психологических дисциплин) с общей диктуется самой логикойее развития. В то же время и общая психология испытывает большую потребность вданных, накапливаемых специальными дисциплинами, в том числе инженернойпсихологией (подробнее см. [100]).

Инженерная психология как самостоятельнаянаучная дисциплина в нашей стране начала развиваться в конце 50–х годов, хотя исследованияинженерно–психологического типа проводились и ранее, уже в 20—30–е годы (интересно отметить, чтонекоторые из них уже тогда были связаны с практическими задачами, возникающимив авиации [60, 159]).

На первом этапе развития инженернойпсихологии основное внимание уделялось решению частных вопросов: проводилисьсравнительные исследования восприятия человеком отдельных приборов разныхтипов, скорости и точности его реакций в разнообразных условиях, изучалисьпроцессы приема и переработки информации, передаваемой в знаковой форме, еефиксации в кратковременной и долговременной памяти, влияние тех или иныхизолированно рассматриваемых условий на эффективность и надежность действийчеловека и т.д.

В этих исследованиях (преимущественнолабораторных экспериментах) был накоплен большой фактический материал,сформулирован ряд инженерно–психологических принципов и конкретных практических рекомендаций[33, 65, 66, 68, 93, 158]. Уже на первом этапе развития инженерная психологияопиралась на ту методологическую платформу, которая была выработана в советскойпсихологии, и ее общую теорию. В инженерно–психологических исследованияхиспользовались общетеоретическая концепция деятельности как основного способасуществования человека, а также теоретическая концепция восприятия, памяти,мышления, психических процессов в целом. Инженерная психология уже на начальномэтапе развития дала много ценного и полезного, но она служила в основномрешению частных задач. Однако уже в то время испытывалась потребность вконкретной реализации основных положений психологии, сформулированных наметодологическом уровне.

С самого начала в советской инженернойпсихологии утвердилось понимание отношения "человек—машина" в системах контроля иуправления как отношение "субъект труда — орудие (средство)труда".

Она не приняла распространенную в те годы зарубежом механистическую схему, согласно которой человек и машина трактовалиськак одно-порядковые элементы системы, и подчеркивала качественную специфику"человеческого звена".

Но что значит общетеоретическое положение"человек–оператор— это субъектдеятельности" на конкретно–научном уровне Как раскрыть это положение применительно к анализусистем "человек—машина—среда" Эти вопросы возникали и велись поиски подходов к их решению.Исследование частностей, естественно, не могло привести к их решению.Требовался более общий взгляд.

В этой связи была предложена новая (посравнению с традиционной) трактовка системы "человек—машина", в которой базовоезначение придавалось деятельности оператора [61, 93, 96]. Согласно этойтрактовке, функционирование системы подчиняется той цели, которую он передсобой ставит: прием, хранение, переработка информации и принятие решенияосуществляются относительно цели (представления будущего результата), ейподчиняется и оценка сигналов обратной связи (подробнее см. [18,100]).

В середине 60–х годов была сформулированазадача проектирования деятельности оператора как главная задача инженернойпсихологии [97]. Участвуя в создании системы "человек—машина", инженерный психологдолжен не только оценивать и корректировать проекты технических устройств сточки зрения их соответствия человеку, но и проектировать его деятельность,подобно тому, как конструктор и инженер–проектировщик проектируюттехнику.

Эта задача стала рассматриваться как главная(и глобальная) не только в инженерной психологии; она превратилась в общуюзадачу всего научно–практического комплекса, направленного на изучение и созданиесистем "человек—машина—среда" (эргономики). Так, В.М. Мунипов связывает с этой задачейновый этап развития эргономики — проективную эргономику (в отличие от коррективной)[109].

Но здесь снова возникают общие,методологические вопросы: как подойти к решению задачи проектированиядеятельности Что именно возможно проектировать в работе операторапсихологическими средствами Какие методы нужно при этом использовать ит.д.

Чтобы определить подход к решению вопросовтакого рода, необходимо располагать общей, но вместе с тем дающей возможностьконкретных решений психологической теорией.

В общей психологии сложилось несколькоблизких, хотя и различающихся, теоретических концепций деятельности (Б. Г.Ананьев, [9], А.Н. Леонтьев [86], С.Л. Рубинштейн [132], Б.М. Теплов [147]). Непроводя их сравнительного анализа, отметим только, что все они формировались всвязи с разработкой методологических проблем и поэтому обладают высокимуровнем, обобщенности и абстрактности. Однако попытки прямого применения любойиз них к задачам инженерной психологии наталкиваются на большие трудности;методологический аппарат, который позволял бы конкретизировать эти концепции,не разработан.

Понимание деятельности в этих концепцияхчетко противопоставляется упрощенным бихевиористским схемам; оно исключаетвозможность описывать и проектировать человеческую деятельность просто какпоследовательность реакций на последовательность стимулов, а требует преждевсего анализа ее психологического содержания.

В инженерно–психологических исследованиях,опирающихся на общетеоретическую платформу советской психологии, наметилосьнесколько подходов к анализу деятельности. Один из них направлен на выделение в"потоке деятельности" действий и операций, выяснение взаимосвязей ивзаимопереходов между ними. Достоинство данного подхода в том, что припроектировании деятельности он позволяет определить связанную с целью системузадач (и подзадач), которые должен будет решать оператор, а также конкретныхусловий. При описании деятельности в русле этого подхода часто используются такназываемые алгоритмические методы1, методы структурного анализаи др. Иногда считают, что эти способы описания фиксируют лишь внешнюю,формальную картину деятельности, не раскрывая ее психологического содержания.Такое мнение не вполне правильно. Дело в том, что эти методы дают возможностьподойти к оценке психологической напряженности деятельности и степениразнообразия (или однообразия) выполняемых действий и операций (например, приалгоритмическом описании определяются коэффициенты логической сложности истереотипности [59]), а это, конечно, очень важно учитывать при еепроектировании, в частности при решении вопроса о том, какие действияцелесообразно, а какие нецелесообразно доводить до навыка.

Основой второго подхода являетсяпсихологическая профессиограмма, принципы и методы которой возникли впсихологии труда более полувека тому назад, но сейчас ими стали пользоваться ив инженерной психологии, что, конечно, "высветило" некоторые новые аспекты. Врусле этого подхода деятельность описывается с точки зрения тех требований,которые при ее выполнении предъявляются к восприятию, вниманию, памяти,мышлению и т.д. Для проектирования деятельности такой анализ важен прежде всегопотому, что он дает возможность предсказать (если, конечно, опирается напсихологические закономерности), как могут складываться соотношения междуразными модальностями сенсорно–перцептивной сферы и потребует ли это перестройки сенсорнойорганизации человека, какими могут быть взаимосвязи разных уровнейпсихологического отражения и т.д. В определенной мере этот подход позволяеттакже наметить наиболее эффективные пути подготовки профессионала. Конечно, ондает возможность выявить психологическое содержание деятельности более полно,чем тот, о котором говорилось выше. Однако он все же не дает целостной картиныдеятельности (и ее субъекта как целостности) и не раскрывает механизмов еепсихической регуляции.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 34 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.