WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Если на заре научных исследований, а в обыденной речи и сегодня, понятие мотива обозначало осознанное побуж­дение к действию, рефлексию его замысла, то позднее профессионалы от такого понимания отказались. Ведь действие оказывается мотивирован­ным, в смысле его целенаправленно­сти, даже не сопровождаясь сознательным намерением субъекта или даже когда вообще, трудно себе представить какое-либо намерение. Должно существовать нечто, что поз­воляет выбрать между различными вариантами действия, «запускает» действие, направляет, регулирует и доводит его до конца, после чего начинается новая последовательность действий, в которой снова можно усмотреть уже другую целенаправлен­ность. Это нечто, называемое пока просто мотивацией (не мотивом),— понятие, используемое прежде всего для объяснена последовательности поведенческих актов, направленных на определенную цель, которая в зависимости от наличных обсто­ятельств может достигаться весьма разными путями.

Целенаправленность поведения осо­бенно бросается в глаза, когда один и тот же человек пытается достичь одну и ту же цель совершенно различными способами. В случае, когда непосред­ственная попытка достижения цели наталкивается на преграду, избирается другой, иногда обходный, путь. Таким образом, совершенно различ­ные способы действия могут обнару­жить одну и ту же целенаправленность (мотивацию). Брунсвик [Е. Brunswik, 1952; 1956] назвал это эквифинальностью и проиллюстрировал ее на так называемой модели линзы (см. рис. 1), разработав тем самым вероятностную модель, позволявшую при наличии данных наблюдения чрез­вычайно разнообразных последова­тельностей действий определить их целенаправленную эквифинальность.

Однако отождествление четкой це­ленаправленности с мотивацией еще ничего не объясняет, мотивация так и остается проблемой. Ничего не меняет и попытка трактовать мотивацию, т. е. целенаправленный характер наблюда­емого поведения, через приписывание субъекту мотива. Подобное выведение мотивации из определенного мотива будет бесполезным, видимостью объ­яснения, или, как говорят, будет стра­дать ошибкой порочного круга. Мы даем название наблюдаемому поведе­нию и считаем, что это название содержит его сокровенную сущность. В действительности же мы всего лишь обозначаем определенные факты на­блюдаемого действия, а именно факт его целенаправленности.

Такие псевдообъяснения сплошь и рядом встречаются в психологическом обыденном языке. Ребенок играет, потому что у него есть «потребность в игре», люди экономят, потому что у них есть «мотив бережливости», кто-то занимается работой и в свободное время, потому что у него высокая «мотивация достижения», и т. д. По­добные рассуждения не имеют никакой научной ценности, они—простая игра словами, которая определяется стрем­лением людей свести наблюдаемые явления к конечным причинам. Однако заключить из этого, что мы все одержи­мы «мотивом объяснения», значит опять впасть в порочный круг (см. об этом в гл. 10).

Научный подход в психологии моти­вации долгое время также нуждался в освобождении от порочного круга псев­дообъяснений: целенаправленное по­ведение объявлялось мотивирован­ным, а мотивация сводилась к лежащему в ее основе мотиву. Спрашивается:

почему же и сегодня еще употребляют­ся понятия «мотив» и «мотивация» Дело в том, что эти понятия приобрета­ют объяснительную ценность, если мы начинаем относиться к ним как к гипотетическим конструктам и выпол­няем все вытекающие отсюда требова­ния.

Рис. 1.4 Модепь пинзы Брунсвик.-ч. тпюглрг-руюшая ~ак на:;ызэеи\'ю экрифинапьность н которой выражав 'ся целенаправленность i"o-ведемяя Совершенно г'й:личн!^е пути и сред­ства. которые мы наблю^аел» н процессе ссу-'Lff'clt'fKS'-ii.ifi дг<~7.".;й,'w/T' wc~'y. к 'vi'ной и 7 с/и же i.jc'fiu

Мотивы и мотивация как гипотетические конструкты

В действительности никаких моти­вов не существует. Эта, быть может, озадачивающая формулировка нужда­ется в двояком разъяснении. Во-первых, как уже отмечалось, мотивы ненаблюдаемы непосредственно и в этом смысле они не могут быть пред­ставлены как факты действительно­сти. Во-вторых, они не являются фак­тами в смысле реальных предметов, доступных нашему прямому наблюде­нию. Они суть условные, облегчаю­щие понимание, вспомогательные кон­структы нашего мышления, или, говоря языком эмпиризма, гипотетические конструкты *.(' Мы не следуем здесь введенному Мак-Корксдди/ом и mhjk.)m различи ink:- npow.My. го^^ых пер^^ечны^' и г^п^с^ичос^их ко''-с.труктоз (К, fv'.ikCororodals. P. Meohl 1948)

Гипотетический конструкт есть условная, по Толмену— «промежуточная», переменная, кото­рая может вставляться в схему объяс­нения действия между исходными на­блюдаемыми обстоятельствами ситу­ации и последующими наблюдаемыми явлениями в самом поведении.

Гипотетический конструкт нельзя выдумать и произвольно поместить в мир. Если мы хотим использовать понятие «мотив» в качестве гипотети­ческого конструкта, то сначала долж­ны установить, при каких специфиче­ских исходных условиях срабатывает мотив, а затем определить, какие из наблюдаемых после этого эффектов поведения произведены именно моти­вами. Так, в исследованиях научения у животных оказалось плодотворным введение в качестве гипотетического / конструкта мотивационного понятия V «потребность». Например, потребно­стью объясняется зависимость между длительностью лишения животного пи­щи до эксперимента и его успехами в научении. При более длительном лише­нии пищи животные делали меньше ошибок, быстрее бежали к месту кор­мления и т. п. Пример по психологии человека можно заимствовать из ис­следований так называемого мотива достижения. Начальные условия долж­ны предоставлять субъекту бозможно-сти для деятельности, результаты ко­торой он мог бы приписать себе, а не чистой случайности, и мог бы оценить степень использования своих способ­ностей. Чтобы проявился мотив дости­жения, т. е. возникло соотнесение вы­полнения со шкалой своих способно­стей, задачи должны быть не слишком трудными и не слишком легкими. Этот вывод был сделан на основании таких внешних проявлений деятельности, как усилия и настойчивость в получе­нии хороших результатов.

Но чтобы введение гипотетического конструкта было обоснованным, необ­ходимо наряду с исходными («антеце­дентными») условиями специфициро­вать также последующие эффекты в наблюдаемом поведении, т.е. устано­вить, что должно последовать. Так, если опять воспользоваться примером с мотивом достижения, то необходимо установить, что у человека выражен­ный мотив достижения должен проявляться в предпочтении такой деятель­ности (он занимается ею дольше и упорнее), которая не слишком легка, не слишком трудна и результат которой больше зависит от собственной сноров­ки, чем от случая.

Из этого примера можно видеть, что познавательная ценность гипотетиче­ского конструкта определяется не чем иным, как его местом. Его промежуточ­ное положение между исходными усло­виями ситуации, индивидуальными особенностями субъекта, с одной сто­роны, и наступающим действием, с другой, позволяет объяснить последо­вательно наблюдаемый ряд показате­лей. Понятие мотива имеет свое место во всеобщей сети наблюдаемых связей типа «если..., то...». Гипотетические процессы (или их гипотетические ре­зультаты), объясняющие комплекс свя­зей «если..., то...», с которыми мы сталкиваемся в конкретной поведен­ческой ситуации, обычно (как это было предложено выше) называются моти­вацией, а индивидуальные особен­ности гипотетического процесса— мотивом.

Но понятие мотива будет плодотвор­ным, если позволит предсказать и обнаружить неизвестные связи «ес­ли..., то...». В результате исследова­тель может выявить (и это уже сдела­но) более плотную сеть связей «если..., то...», что в конце концов заставляет расчленить изначально целостный кон­структ «мотив» на более частные, связанные друг с другом конструкты. Такое расчленение позволяет лучше объяснить особенности целенаправ­ленности действий индивида, точнее их предсказать. Так, сегодня от мотива достижения отличают ряд так называ­емых промежуточных когнитивных про­цессов, также представляющих собой гипотетические конструкты. Поскольку такие промежуточные когнитивные, процессы носят личностный характер, т. е. дают информацию об индивиду­альных различиях, они входят как составная часть в понятие мотива.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.