WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

Характеризуя эмпирические работы по психологии личности, необходимо остановиться на исследовании Т.В. Драгуновой «О некоторых психологических особенностях подростка», полностью опубликованном в 1961 г., но выполненном в конце 50-х гг. XX в. Автор поставил своей задачей изучить некоторые психологические особенности личности советского подростка. Основным методом исследования был избран оригинальный эксперимент, позволивший изучить отношение подростков к литературным образам сверстников. Учащимся предлагалось определить свое отношение к Николеньке Иртеньеву — герою повести Л.Н. Толстого «Детство, отрочество и юность». Автор приводит данные индивидуальных бесед и сочинений подростков. Тот факт, что Николенька Иртеньев принадлежал к иной социальной среде, чем большинство советских подростков, позволил при изучении их отношения к этому образу выявить как общие, так и своеобразные черты личности подростков, развивающихся в различных конкретно-исторических условиях. Проведенный анализ показал, что некоторые переживания Николеньки были близки и понятны советским подросткам: повышенная чувствительность к тому, что задевает их самолюбие, к недооценке их возможностей, к покушению на их права, на их самостоятельность. Автор отмечает, что советские подростки тоже считают себя взрослыми и требуют от окружающих признания этого и соответствующего отношения: уважения, учета их мнения, подтверждения определенных прав и т. д. (Т. В. Драгунова, 1961, с. 161). Вместе с тем они осуждают Николеньку за то, что он жил «обособленной жизнью», замыкался в себе. Им не нравится самоуглубление Николеньки, его погружение в себя, его интерес только к своим переживаниям и то, что он «слишком копался в них» и «не думал о важном — об окружающей жизни», «о том, какую он пользу может принести» (там же, с. 141). По данным автора, формирование самосознания у советских подростков не приводит к «самоуглублению» и отрыву от действительности. Т. В. Драгунова пишет по этому поводу: «Возникающий в этом возрасте интерес к своему внутреннему миру, своим переживаниям ни в коей мере не является доминирующим и не подавляет интереса к окружающей жизни и людям» (там же, с. 142). Советским подросткам не нравится в Николеньке то, что он считал себя «выше всех», «умнее всех» и стремился показать это окружающим. По данным исследования, советские подростки не хотят быть особенными, исключительными. По их мнению, это привело бы к тому, что их чуждались бы товарищи, они оказались бы одинокими, исключительность мешала бы их жизни и общению в коллективе. Подростки отмечают в своих сочинениях, что они тоже хотят быть известными, уважаемыми людьми, но ими руководят не эгоистические побуждения, а желание приносить пользу.

На основании полученных данных Т. В. Драгунова приходит к выводу о том, что протест против общественной морали и конфликты подростков с окружающими являются результатом неправильной организации их жизни и воспитания. В заключение автор формулирует условия, при которых возникают конфликты подростков со взрослыми. К таким условиям исследователь относит требование от подростка беспрекословного подчинения и повиновения, предъявление требований в категоричной форме, отношения к нему как к маленькому, чрезмерный контроль, опеку, недооценку его самостоятельности.

Следует отметить излишнюю категоричность выводов данного исследования, что во многом является следствием идеологизированности науки того времени, выражающейся, в частности, в требовании подчеркнуть коренные различия в психологических особенностях подростков, воспитывающихся в советском и буржуазном обществах. Вместе с тем данное исследование содержит целый ряд конкретных и весьма интересных фактов, касающихся особенностей развития личности подростка. Разработанный Т.В. Драгуно-вой оригинальный метод исследования был впоследствии использован в работе A.M. Прихожан и Н.И. Толстых, которые сопоставили особенности становления личности подростков 50-х и 80-х гг. XX в. и пришли к выводу, что для подростков 80-х гг. «самоуглубление», стремление к саморефлексии, познанию самого себя и своего внутреннего мира также не характерно. Зато большую роль в их поведении играло удовлетворение пассивно-развлекательной потребности, посещение дискотек, концертов рок-групп и т. д. (A.M. Прихожан, Н.И. Толстых, 1990).

Психологическому анализу проявлений личностных качеств в практической деятельности посвящена работа Б.М. Теплова «Ум и воля военачальника» (Б.М. Теплое, 1985).

Это первая работа, где был применен деятельностный подход к изучению личности, но при этом принцип деятельности не абсолютизировался, не затмевал собой психологию личности. Наоборот, скрупулезный анализ практической деятельности выдающихся полководцев позволил автору не только выявить и описать синдром умственных способностей этих людей, но и фактически, как отмечал А.Р. Лурия, осуществить клиническое изучение личности в условиях конкретной деятельности.

Исследование Б.М. Теплова «Ум и воля военачальника» примечательно во многих отношениях.

Во-первых, в смысле актуальности. Работа написана в суровый 1942 год (опубликована в 1943 г. в журнале «Военная мысль», № 12). Это был душевный порыв, желание внести свой вклад в дело победы над сильным и жестоким врагом. Проведенный Б.М. Тепловым анализ был, несомненно, интересен для военачальников того времени, но представляется, что целый ряд обоснованных автором положений и выводов не потерял своей актуальности и сегодня.

Во-вторых, по методу исследования. Построив его на базе военно-исторических материалов, Б.М. Теплов показал, что этот метод применим не только в области военного искусства, что он глубоко психологичен и может дать адекватные и выразительные характеристики личности. В результате возникла потребность сопоставить полученные Б.М. Тепловым данные о психических свойствах личности с полученными при помощи экспериментальных методик психофизиологическими коррелятами индивидуальных различий (такая работа была проделана В.В. Суворовой, 1997).

В-третьих, по способу рассмотрения эмпирического материала. Пафос работы состоял не в описании отдельных свойств ума вьщающихся полководцев, а в целостном аналитико-синтетическом подходе к изучению их личности в противоположность функциональному подходу к изучению человеческой психики. «Обычное понимание проблемы «ум и воля полководца» имеет в основе чрезвычайно важную ошибку. Ум и воля рассматриваются как две разные способности, как две, пользуясь любимыми выражениями греков, «части души». Признается, конечно, влияние их друг на друга, зависимость ума человека от волевых качеств человека и наоборот, но все же предполагается, что каждая из этих способностей может функционировать и сама по себе... что полководец может осуществлять волевые функции, не беспокоя ума и даже не имея его вовсе. Предполагается - и это наиболее важно для темы моей работы, - что можно иметь хороший или даже выдающийся ум полководца, не имея, однако, соответствующих волевых качеств: решительности, мужества, твердости и т. п.», -пишет Б.М. Теплов (Б.М. Теплов, 1985, с. 232). И далее обосновывает мысль о том, что практический ум есть одновременно и ум, и воля, что его своеобразие как раз и заключается в единстве ума и воли (там же, с. 233).

Конкретизируя фундаментальный тезис о том, что ум полководца не чистый интеллект, исследователь фактически дает целостную характеристику психологии личности полководца, в которой ум как бы слит со стремлением, моральным мужеством, способностью брать на себя ответственность, смелостью и одновременно с осмотрительностью. Чрезвычайно интересный и до сих пор не оцененный ход мысли: «Большими полководцами могут быть только те, у которых эти противоположные свойства — осторожность и смелость мысли образуют единство, создают новое качество, которое наиболее естественно было бы назвать несколько странно звучащим выражением осторожная смелость. Нельзя понимать дело так, что здесь идет речь о какой-то золотой середине, о некотором качестве, среднем между смелостью и осторожностью» (там же, с. 254). И далее: «Неверно было бы думать, что у больших полководцев смелость как бы умеряется, ослабляется, сдерживается осторожностью. Наоборот: осторожность, высокая критичность мысли дают возможность идти на такую смелость решения, которая без этого немыслима» (там же).

Здесь, таким образом, продемонстрирован совершенно новый подход к изучению личности (и характера), суть которого состоит не в рассмотрении личности как определенной суммы личностных качеств и даже не в указании на их взаимосвязь и взаимовлияние, а в рассмотрении личности как «целого, которое больше частей», как некоего «сплава», составные компоненты которого, вступая во взаимодействие, дают новое качество.

Это были подступы к рассмотрению личности как определенной структуры, в которой главный, ведущий компонент обусловливает специфику функционирования всей иерархии. В «Уме и воле военачальника» подчеркивается роль «руководящей идеи», благодаря которой Кутузов видел внутренний смысл событий и предвосхищал их конечный исход. Это, отмечает исследователь, стоит в ярком контрасте с внутренними метаниями и с бесперспективностью действий Наполеона в 1812 г. (там же, с. 278). В работе «Способности и одаренность», а затем в «Психологии музыкальных способностей» Б.М. Теплов выделяет роль общей направленности личности как ведущей личностной характеристики, которая обусловливает проявление и развитие способностей. Его тезис «не бывает у человека никаких способностей, не зависящих от общей направленности личности» фактически положил начало разработке личностного подхода к способностям. Рассматривая особенности жизни и деятельности русских композиторов Танеева и Бородина, Б.М. Теплов формулирует значимый тезис о «разно-вершинности» личностной направленности: «Проводя параллель между Танеевым и Бородиным, очень важно отметить, что первый представлял собой несомненно одновершинную, тогда как второй двухвершинную личность. У Танеева музыкальная и научная деятельность сливались в одно целое (в этом отношении исключительный интерес с точки зрения психологии творчества представляет собой композиторская деятельность Танеева), тогда как у Бородина всегда были две линии жизни: одна — научная и общественно-педагогическая, другая — музыкальная». Личностный подход к способностям особенно отчетливо выступает в небольшой, но чрезвычайно интересной работе Б.М. Теплова «Заметки психолога при чтении художественной литературы». Анализируя пушкинскую трагедию «Моцарт и Сальери», он показал, что вопреки расхожему мнению источник этой трагедии — не в зависти бездарного Сальери к гениальному Моцарту, а страшная узость личности Сальери. «Несмотря на большой талант и профессиональное мастерство, Сальери становится рабом злой страсти, — пишет Б.М. Теплов, — потому что он человек с пустой душой». И далее он формулирует весьма значимый и до сих пор недостаточно оцененный тезис: «Наличие одного лишь изолированного интереса, вбирающего в себя всю направленность личности и не имеющего опоры ни в мировоззрении, ни в подлинной любви к жизни во всем богатстве ее проявлений, неизбежно лишает человека внутренней свободы и убивает дух».

Обобщая результаты исследовательской работы по психологии личности в 30 — 50-х гг., следует отметить, что это был период, когда задача изучения личности стала чрезвычайно актуальной, когда накапливались факты, свидетельствующие о роли внутренних противоречий и внутренних регуляторов в развитии личности, когда появились первые попытки рассмотреть личность не как совокупность психических функций, а как сложное целое, которое «больше суммы частей». Это был период, когда закладывались необходимые предпосылки для систематического изучения личности как психологического феномена и создания оригинальных теорий личности.

Концепция личности в трудах Л.И. Божович

Л.И. Божович оставила чрезвычайно богатое наследство не только в виде фундаментальных научных публикаций, во многом опередивших свое время, она вырастила плеяду ярких и самобытных психологов-исследователей, среди которых следует упомянуть Л.С. Славину, М.С. Неймарк, ТА. Флоренскую, С.Г. Якобсон и других.

В 1968 г. вышла в свет фундаментальная монография Л.И. Божович «Личность и ее формирование в детском возрасте». Книга подверглась критике со стороны властей. Недовольство вызвали два обстоятельства: 1) в книге мало ссылок на К. Маркса и В.И. Ленина; 2) анализируя концепцию 3. Фрейда, Л.И. Божович наряду с недостатками указала на позитивные стороны его концепции. В частности, она подчеркнула, что стремление раскрыть динамику побудительных сил человеческого поведения, их взаимозависимостей и конфликтов, выявить роль бессознательных процессов и их влияние на поведение человека является несомненной заслугой 3. Фрейда (Л.И. Божович, 1968, с. 69).

Разумеется, оппонентов не устраивало не только недостаточное количество марксистских цитат и даже не только признание некоторых заслуг 3. Фрейда. Главное заключалось в том, что концепция Л.И. Божович не вписывалась в официальную идеологию и противоречила господствовавшим в те годы установкам и воспитательной стратегии. Для последней была характерна абсолютизация социального и недооценка природного, индивидуального, что на практике воплощалось в «подравнивании» учащихся под некий стандарт «среднего ученика» и в пресловутом проценте успеваемости.

Такая воспитательная стратегия не могла не сказаться на психологических теориях личности. Официальное признание получила концепция, рассматривавшая личность главным образом как результат присвоения общественных форм сознания, в большей мере как момент деятельности, чем как ее субъект.

Пикантность ситуации заключалась в том, что Л.И. Божович в своей монографии все же цитировала классиков марксизма, но делала это не так, как было принято: вместо того чтобы цитатами из К. Маркса и Ф. Энгельса подтверждать официальную точку зрения, она использовала классиков марксизма в полемике с иерархами отечественной психологии.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.