WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

Отталкиваясь от известного рассуждения С.Л. Рубинштейна о двух способах существования человека и двух отношениях его к жизни (первый, когда человек весь «внутри жизни» и всякое его отношение есть отношение к отдельным явлениям, но не к жизни в целом; второй связан с появлением рефлексии, выходом из полной поглощенности непосредственным процессом жизни и занятием позиции вне ее и над ней), Л.М. Митина выделяет две основные модели труда учителя: модель адаптивного поведения и модель профессионального развития учителя. Для первой модели характерны установление отношения лишь к отдельным фрагментам профессиональной деятельности, но не к деятельности в целом; приспособительное поведение, пассивность, конформность; стратегия «экономии сил», основанная преимущественно на использовании наработанных алгоритмов, превращающихся в штампы и стереотипы. Вторая модель характеризуется способностью учителя выйти за пределы непрерывного потока повседневной педагогической практики и увидеть свой профессиональный труд в целом. Это дает возможность самостоятельно и конструктивно разрешать трудности и противоречия, оптимально использовать свои потенциальные возможности, творчески осмысливать прошлый опыт, искать и находить новые пути совершенствования педагогического процесса.

Подчеркнем, что главное достоинство этой концепции — обоснование принципиального положения о том, что профессиональное развитие неотделимо от личностного. На основе данной концепции Л.М. Митиной разработаны модель конструктивного изменения поведения учителя, научно-практический семинар, тренинг-семинар и тренинг развития самосознания учителя (Л.М. Митина, 1998).

В исследовании индивидуальных аспектов саморегуляции личности В.И. Моросановой открывается новое направление в изучении саморегуляции произвольной активности человека. Впервые традиционная для общей психологии проблема психической саморегуляции исследуется в аспекте дифференциальной психологии с выходом на психологию личности. В.И. Моросанова исходит из тезиса о том, что личностные структуры различного уровня влияют на то, какие цели и как ставит перед собой человек, а также модулируют специфическим образом индивидуальный профиль саморегуляции, т. е. особенности достижения этих целей.

Ключевым для данного направления является «индивидуальный стиль саморегуляции», который характеризует типичные для индивидуальности способы саморегуляции своей произвольной активности и опосредствует влияние личности человека, ее инструментальных качеств на особенности достижения принятых целей. Стилевые особенности проявляются в том, как человек планирует и программирует свои действия, в какой мере он способен при этом учитывать значимые для достижения поставленных целей условия окружающей действительности, какова индивидуальная развитость у него процессов контроля, оценки и коррекции своих действий, а также насколько он при этом самостоятелен, целеустремлен, способен учитывать изменения внешних обстоятельств и т. д.

В стиле регуляции аккумулированы типичные для данной личности спосо­бы организации своей активности, устойчиво проявляющиеся в различных ви­дах деятельности. Индивидуальный стиль саморегуляции произвольной актив­ности человека характеризуется индивидуальным профилем саморегуляции, т. е. индивидуальной выраженностью в структуре саморегуляции частных регуляторных процессов.

Исследование индивидуальных особенностей саморегуляции привело к со­зданию иных, чем при исследовании общих закономерностей саморегуляции деятельности, эмпирических методов исследования. На первый план выступи­ло создание и использование многошкальных опросных методик диагностики саморегуляции, позволяющих определять не только индивидуальную разви­тость отдельных регуляторных процессов, но и индивидуальные профили са­морегуляции, сопоставимые с результатами обследований при помощи лично­стных опросников.

С помощью указанных методик было обследовано более тысячи учащихся старших классов и студентов. Удалось описать такие классические личностно-характерологические конструкты, как личностные акцентуации характера, интроверсия и нейротицизм, с точки зрения присущего для каждой типологиче­ской группы специфического профиля регуляции, выявить, таким образом, высокоразвитые и менее развитые стороны саморегуляции при различной личностной типологии, описать их проявления в психологических характери­стиках учащихся1. (1 Более подробно эти результаты изложены в разделе «Структура и механизмы произвольной регуляции деятельности» (т. I, кн. 1).

В.И. Моросанова предложила и апробировала на большом количестве ис­пытуемых классификацию индивидуальных профилей саморегуляции. В этой связи она выделяет гармоничный, «сглаженный» профиль саморегуляции, когда все основные процессы или звенья развиты примерно на одном уровне, и «акцентуированный» («пикообразный») профиль, когда регуляторные зве­нья саморегуляции характеризуются различной степенью сформированное™. В.И. Моросанова показала, что гармоничный профиль саморегуляции может быть сформирован на различном уровне саморегуляции: на высоком все зве­нья регуляции хорошо развиты и взаимосвязаны в относительно равной степе­ни, на низком наблюдается одинаковая слабость их развития и взаимосвязи.

Характерно, что типичная структура регуляции, связанная с личностной типологией, наиболее ярко проявляется при низкой и средней степенях ин­дивидуальной осознанной саморегуляции. Чем выше индивидуальный уро­вень сознательного саморегулирования, развитость, гармоничность всех ос­новных звеньев саморегуляции, тем меньше ограничений: при выборе профессии, связанных с типом характера, и легче проходит адаптация к но­вым видам деятельности. Выявлены возможные ограничения и пути форми­рования эффективных стилей саморегуляции у учащихся различных лично­стных типов при овладении новыми видами деятельности. По мнению автора, именно возможность изменения степени субъектной саморегуляции и преодоления на этой основе препятствующих достижению цели внутрен­них условий — это и есть собственно сущностная характеристика человека как субъекта достижения цели. И здесь, как показали исследования, на первый план выступают не столько динамические, темпераментальные, сколь­ко содержательные аспекты личности субъекта, в том числе потребностно-мотивационная сфера. Ее структура формируется в процессе жизнедеятель­ности, актуализируется при решении конкретной задачи в зависимости от личностной значимости и может модулировать как степень индивидуальной саморегуляции, так и регуляторный профиль.

Исследования показали также, что бессознательное с его конфликтами и дисгармонией как часть личностной сферы человека влияет на эффективность регуляции выдвижения и достижения принятой субъектом цели. Оказалось, что осознанная регуляция наиболее уязвима на стадии планирования, что про­является в снижении действенности осознанно принимаемых целей. Это про­исходит за счет вытеснения и других примитивных защит, зачастую способст­вующих построению многочисленных и нереалистичных планов. Полученные данные в то же время говорят о разнонаправленном влиянии защит, которые отнюдь не всегда действуют на регуляцию негативно.

Обобщая исследования личностных аспектов индивидуальных особеннос­тей субъектной регуляции, автор делает следующий вывод. Активность субъек­та по выдвижению и достижению цели опосредствуется целостной системой индивидуальной регуляции, которая, по существу, является проводником, свя­зывающим и интегрирующим динамические и содержательные аспекты лич­ности, осознанные и бессознательные ее структуры. Все психические средства, реализующие регуляцию целедостижения, могут и должны изучаться с точки зрения не только их взаимодействия, но и их функциональной роли в осуще­ствлении целостной саморегуляции.

Разработанная концепция стиля саморегуляции оказалась эффективным инструментом для анализа и решения целого рада научно-практических, при­кладных задач1 (' Более подробно эти результаты изложены в разделе «Структура и механизмы произвольной регуляции деятельности» (т. I, кн. 1).

Итоги данного исследования подведены в монографии В.И. Моросановой «Индивидуальный стиль саморегуляции» (1998).

В течение многих лет в институте трудится А.В. Суворов, человек, лишен­ный зрения и слуха и, тем не менее, достигший высочайшего уровня саморазви­тия, ставший доктором психологических наук, профессором, членом многих международных академий. А.В. Суворовым создана оригинальная концепция саморазвития личности.

Согласно данной концепции, развитие личности возможно лишь как са­моразвитие: личность сама себя развивает собственными усилиями, своей активностью, при участии других людей. В этом смысле развитие и самораз­витие диалектически тождественны. Первоначально развитие носит стихий­ный, неосознаваемый характер. Чтобы подняться до уровня сознательного саморазвития как самотворчества, самосозидания, необходимо рефлексив­ное, исследовательское отношение к себе, без чего невозможна трезвая, адекватная самооценка.

А.В. Суворов исходит из того, что полноценное развитие возможно лишь при соблюдении трех условий: уединенного труда души, достижения определенного уровня самостоятельности, внутренней свободы, а также наличия содержательного творческого общения. Традиционно в философской и психологической ли­тературе описываются три вида обусловленности (предопределенности) челове­ческого бытия: средой, влечениями человека и особенностями его генотипа. А.В. Суворов добавляет четвертый вид обусловленности — внутреннюю логику процесса развития-саморазвития, которая формируется в этом процессе и суще­ственно предопределяет его перспективу. Этот интрагенный вид предопределен­ности (обусловленности) А.В.Суворов называет апперцептивным и выделяет три главных типа апперцептивной предопределенности, различающихся по характе­ру присущих им тенденций.

  1. Апперцептивная предопределенность безграничного саморазвития в са­мых разных направлениях, которая обрывается только с физической смертью человека (апперцептивная предопределенность личности как универсального разумного существа). Центральная психолого-педагогическая проблема здесь — выявление тех условий, при которых человек максимально освобождается от любых предопределенностей и приобретает свободу сознательного выбора на­правленности саморазвития.
  2. Апперцептивная предопределенность органического саморазвития. В ка­честве «ограничителей» могут выступать поведенческие, эмоционально-мотивационные, познавательные стереотипы, предрассудки, которые человек не может или не хочет преодолеть.
  3. Апперцептивная предопределенность деградации, проявляющаяся в пол­ной апатии, безразличии к окружающему и собственной деятельности, в неже­лании чему-либо серьезно учиться.

По характеру внутренней логики автор выделяет следующие этапы разви­тия-саморазвития:

  1. стихийное саморазвитие в процессе овладения навыками самообслужи­вания в быту под руководством и с помощью близкого взрослого;
  2. стихийное саморазвитие в процессе совместно-разделенной бытовой,
    игровой, трудовой и другой деятельности как со взрослыми, так и с детьми;
  3. сознательное саморазвитие в ролевой игре и в реализации всевозможных увлечений;
  4. сознательное саморазвитие в зрелом творчестве и самотворчестве; формирование мировоззренческой системы (картины мира) на основе возникших
    на предыдущих этапах эмоционально-мотивационных предпочтений.

А.В. Суворов дал обстоятельный психологический анализ процесса социореабилитации (саморазвития) человека в ситуации инвалидности, который включает в себя сознательную организацию помощи самому себе и использо­вание своей уникальной ситуации (даже если это ситуация какой-либо тяжкой физической инвалидности) для личного и творческого роста, собственного и окружающих людей. Это высший этап личностной самореабилитации, для до­стижения которого требуется наличие антиэкстремальной коалиции, т. е. коа­лиции инвалидов и здоровых людей, направленной на оптимальное становле­ние личности каждого участника такой коалиции. Воспитывать детей и инвалидов, пишет А.В. Суворов, - значит прежде всего готовить их к жизни среди относительно здоровых людей, к жизни в большом человеческом мире, где приходится иметь дело со всякими людьми. Основная идея совместной пе­дагогики — не изолировать детей-инвалидов, а стремиться организовать их со­держательное общение со здоровыми детьми.

А.В. Суворов разработал и реализовал в практической воспитательной деятельности принципы совместной педагогики детей и взрослых, здоровых детей и детей-инвалидов (см. об этом: А.В. Суворов, 1998, 2001).

В последние годы целый ряд разработок по психологии личности сконцентрировался вокруг проблемы смысла человеческой жизни. В 1995 г. в Психологи­ческом институте состоялся первый симпозиум по психологическим проблемам смысла жизни. Данная проблема, несомненно являющаяся одной из наиболее фундаментальных в психологии личности, тем не менее почти не разрабатыва­лась в отечественной науке. Участники симпозиума сосредоточили внимание на изучении смысла жизни как психологического феномена. Это потребовало не­сколько иного подхода к методологическим основаниям исследования. В совет­ской психологии, методологической основой которой была теория отражения, вторичность, «производность» психического в известной мере абсолютизирова­лась. Односторонность такого подхода в свое время отмечал С.Л. Рубинштейн (1997). По-видимому, правомерно несколько ослабить акцент на вторичности, производности, «отражательности» психики и психических образований и под­черкнуть их относительную устойчивость, относительную самостоятельность, их обратное влияние на поступки и результаты деятельности человека. (В 2002 г. состоялся седьмой симпозиум; опубликовано 3 сборника статей и докладов: «Психолого-педагогические и философские аспекты проблемы смысла жизни», 1997; «Психологические, философские и религиозные аспекты смысла жизни», 2001; «Современные проблемы смысла жизни и акме», 2002.)

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.