WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Таким образом, не только будущих жениха и невесту предупреждают, так сказать, о некоторых трудных мо­ментах, которые, вероятнее всего, им придется пережить во время совместной жизни, но и в разрешении этих труд­ных моментов анализируются вместе с ними и указываются их ошибки и недостатки. Они не только видят друг друга в розовом свете, обычно превалирующем в таких добрач­ных состояниях, но им также приходится встретиться лицом к лицу с некоторыми более неприятными фактами, которые, вероятно, возникнут и о которых им пока еще совершенно неизвестно. Каждый партнер раскрывается для другого в различных ролях: мужа или жены, создателя семьи или добывающего средства к жизни, отца или матери семейства, которые находятся еще далеко в будущем, заблудших мужа или жены, партнера, реагирующего ревностью, по­пустительством или каким-либо другим спонтанным образом, который вызывается действием,—а не только как влюблен­ные, стремящиеся показать свои лучшие стороны любимому или любимой. Во время этой процедуры выявятся до сих пор скрытые роли. Выявится много скрытых фактов в отношении обоих лиц, и они будут использованы для про­свещения пары и обогащения знания исследователя. Парт­неры смогут за необычайно короткое время узнать друг друга и подготовиться к подобным ситуациям во время их будущих отношений.

Психодраматическое лечение брачных проблем под­черкивает важность скрытых ролей в личности обоих парт­неров. Было отмечено много неудач, причиной которых яв­лялось возникновение роли, скажем, авантюриста или поэ­та после нескольких лет со времени свадьбы. Если бы дру­гой партнер с самого начала осознавал присутствие таких потенциальных и неразвитых ролей, эти роли можно было бы учесть и создать какие-нибудь контрроли. В каждом Случае неудачи, вызванной этой причиной, в основе неудачного брака лежит именно отсутствие способности удовлетворить такую роль. Скрытая роль возникает, не находит удовлетворения в брачном партнере, ищет удовлетворения в другом месте. Насколько счастливее был бы результат, если бы скрытая роль была выявлена психодраматическими средствами, а затем, может быть, осталась бы погребенной до какого-то более позднего времени, когда она смогла бы возникнуть, чтобы найти удовлетворение в брачном партнере скорее, чем в ком-либо другом.

Создание психодраматической среды, в которой может быть проведен подобного рода эксперимент, является легким делом. Одновременно достигается и двойной резуль­тат: неограниченный материал для исследования на уровне действительности и реальной жизни, а также практическая подготовка будущих супругов к совместной жизни.

Дж.Л.Морено

Социометрия. Экспериментальный метод и наука об обществе.

Издательство «Иностранной литературы», М., 1958.

СОЦИАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ИНСТРУМЕНТ ТЕСТИРОВАНИЯ, ОБЪЕКТИВИЗАЦИИ И ИЗМЕРЕНИЯ 1

5

(1940)

Проблема исследования социальной ситуации имеет два существенных аспекта. Первый — это вопрос, как добиться ясного и точного подхода к исследуемому социальному прогрессу так, чтобы собрать истинные, реальные и ценные факторы и по возможности устранить иллюзорные и недостоверные. Социометрия в коллективах и психодрама в экспериментальных ситуациях сознательно пытаются довести субъекта до такого экспериментального состояния, которое сделает его чувствительным к пониманию своего собственного опыта и моделей поведения. В этом «спонтанном состоянии» они могут дать важный материал о системе социальных сетей, внутри которых они движутся, и тех жизненных ситуаций, с которыми они встречаются. Эта подготовка субъектов к более глубокому знанию социаль­ной ситуации, в которой они находятся, достигается про­цессами разминки и умением вызывать ту степень спонтан­ности, которая необходима в данной ситуации.

В социальных науках, к субъектам нужно подходить в разгар действительной жизненной ситуации, а не до или после нее. Они поистине должны быть самими собой, в пол­ном смысле этого слова. Они должны измеряться в реальной и естественной ситуации, иначе может оказаться, что мы из­меряем нечто совершенно отличное от той ситуации, ко­торую намеревались измерить. Если у нас нет ясного пред­ставления о проблеме, это может привести к измерению субъектов в тот момент, когда они находятся наполовину в ситуации, а наполовину вне ситуации, прежде чем они начали действовать в ней или значительное время после того, как они ее пережили, а ситуация «остыла», преврати­лась в нечто социально устойчивое. Очевидно, что изме­ряемая ситуация должна быть схвачена in statu nascendi, а субъекты подготовлены к ней разминкой. Это подчеркивает огромное значение понятия момента для всего концепту­ального мышления, важного для подготовки к истинным экспериментам в человеческих обществах.

Необходимость исследовать среду или социальную ситуа­цию, чтобы адекватно отображать каждую фазу ее разви­тия (раннюю, позднейшую и конечную), является ре­шающей для каждой области социологии. Социометрия сде­лала это своей особой целью. Социометрические приемы, известные сегодня, вероятно, являются только незначи­тельной частью тех приемов, которыми будет пользоваться социометрия в будущем, и их отнюдь не следует смешивать с социометрией как общей теорией социальных наук.

Другим основным аспектом проблемы является сам ис­следователь. В социальных науках проблема исследовате­ля и ситуация, в которой эксперимент или исследование бу­дут проводиться, имеют первостепенное значение. Однако методы разрешения этой основной трудности были до сих пор весьма неудовлетворительными. Давайте рассмотрим два наиболее прогрессивных подхода к этой проблеме: метод участника-наблюдателя и метод психоанализа.

Участник-наблюдатель во время своего исследования вступает в контакт с различными лицами и попадает в раз­личные ситуации, но сам он, с его предрассудками, лично­стью и его собственным положением в группе, остается неисследованным, и он сам, следовательно, является неизмеренной величиной. Изменение ситуации, подлежащей исследованию, частично вызванное его собственной социаль­ной моделью, не является неотъемлемой частью результа­тов исследования. Действительно, нам приходится прини­мать как данное непогрешимость его собственных суждений или мнений, и «неисследованный исследователь» является, так сказать, постоянной ошибкой. Это, конечно, верно толь­ко в отношении тех социальных исследований, в которых исследователи в качестве индивидуумов являются сущест­венными частями исследования. Положение будет другим в социальных исследованиях, которые изучают законченные продукты—процессы, которые стали стереотипными и ста­тичными. Исследователи ограничиваются изучением су­ществующего положения и разработкой шкал. Социальные измерения таких процессов являются, конечно, частью социометрии в ее более широком смысле, но у них ограни­ченное практическое значение без фронтального подхода — непосредственного измерения межличных явлений.

Исследователь-психоаналист является также неизвест­ной величиной в ситуации, в которой он действует в качест­ве аналиста. Любой тренировочный психоанализ, которому он мог подвергнуться ранее, не меняет того факта, что он сам не измеряется во время процесса интервью и анализа любого индивидуума. На самом деле, для того чтобы завер­шить оценку как аналиста, так и пациента, третье лицо, сверханалист, находящийся в одинаковых отношениях с обоими, должен присутствовать во время лечебной ситуации и все же оставаться вне ее.

Направленность его лечения и его интерпретация по­лученного материала являются полностью субъективными. В этот момент в ситуации нет ни одного отправного пункта, за исключением его собственного мнения, могущего быть ба­зой для определения, получен ли был материал соответствую­щим образом и является ли научно ценным то значение, которое он ему приписывает.

Для того чтобы преодолеть все серьезные ошибки, кото­рые могут быть совершены самим исследователем и благо­даря ему, мы обращаемся к социометрическому подходу, который особенно годится для микроскопического изучения социальных явлений. Участник-наблюдатель в одном из частных видов этой работы не остается «объективным» или отдаленным от изучаемых лиц, он становится их другом.

Он отождествляет себя с их собственными ситуациями, он становится продолжением их собственных ego. Другими словами, «объективный» участник становится «субъектив­ным». В качестве субъективного участника он может одно­временно или последовательно входить в жизнь нескольких индивидуумов, а затем действовать как уравновешивающий их фактор. Таков первый шаг.

Если мы рассматриваем исследователя, который проводит анкету, как находящегося в ситуации максимальной фор­мальной объективности, тогда исследователь, который успеш­но отождествляет себя с каждым индивидуумом, участвую­щим в ситуации, приближается к максимальной субъектив­ности. Специалист, действующий подобным образом, добивается превосходных терапевтических результатов, но сам метод не помогает предполагаемой объективизации самого исследователя.

Дальнейшим шагом является психодраматический ме­тод — ситуация, в которой одновременно имеются и экспе­риментальные и терапевтические условия. В этом случае присутствует главный режиссер, но он находится вне са­мой исследуемой ситуации. Исследователи, которые подвер­гаются тестированию, помещаются в жизненные ситуации и роли, с которыми они могут встретиться в коллективе или в личной жизни, до тех пор пока объем ролей и их модель поведения в этих жизненных ситуациях не будут соответственно измерены. Эта процедура продолжается, пока каждый из исследователей не будет тщательно объекти­визирован. Время от времени проводятся повторные тесты, для того чтобы не отставать от тех изменений, которые мог­ли произойти в их различных моделях поведения.

Во время такой работы объем ролей и экспансивности каждого исследователя становится вполне определенным, а тот стимул, которым он может быть для субъектов своего исследования, станет известной величиной. Таким образом, психодраматическая процедура дает нам эталон, при помо­щи которого мы можем измерять и оценивать бесконечно большое количество субъектов в определенных жизненных ситуациях и определенных ролях. Парадоксом является то, что исследователь, хотя он и был объективизирован данным процессом и стал, так сказать, «контролируемым участни­ком-наблюдателем», все же продолжает быть тем, кем он был с самого начала,—субъективным участником.

Процесс объективизации исследователя принимает различные формы в зависимости от ситуации, которую он исследует, и имеет также различные степени совершенства. Идеальная ситуация такого рода получается, когда психодраматическая группа находится в экспериментальных условиях терапевтического театра. Членам психодраматической группы разрешается такой размах спонтанности в ролях и в ситуациях, которая далеко превосходит то, что имеется в реальном коллективе, и тем не менее может включать все роли и ситуации, которые существуют там. В то же самое время поведение каждого члена коллектива, как бы спонтанно оно ни было, регистрируется в дополнение к взаимодействию между членами группы как на сцене, так и вне нее. Таким образом, создаются идеальные условия для за­дачи, стоящей перед исследователями внутри самой психо­драматической группы.

Когда исследователь подвергся тестированию вышеопи­санным способом, мы можем использовать его как инструмент для тестирования любой группы субъектов в типичных ситуациях, описанных выше. В дополнение к этому его можно использовать для лечения субъектов в его новой квалификации субъективного участника, который объективизировался до такой степени, что его можно рассмат­ривать как известную величину в процессе. Он стал вспомогательным ego, чье поведение при руководстве на психодраматической сцене может до известной степени контро­лироваться. Лечение, таким образом, освобождено от всех.предрассудков и эмоциональности терапевта. Таким об­разом, этот метод является существенным шагом вперед по сравнению с методом психоаналиста как исследователя и терапевта. Ясно, что преподаватели, общественные работ­ники, больничные сестры и другие могут получить большую пользу от подготовительной тренировки данного рода в своих соответствующих лечебных ситуациях.

Наконец, этот метод может быть с успехом применен вместе с техникой исследования — участник-наблюдатель. В результате тщательного измерения личности исследова­телей, которые будут использованы в качестве социометристов и наблюдателей в коллективе вообще, был организо­ван исследовательский центр, куда исследователи сооб­щают свои данные и результаты. Эта практика дает более объективную базу, чем та, которая существовала до сих пор, для оценки влияния характерных черт собственного поведения исследователей в отношении тех данных, которые

они получили в коллективе. Социальные исследования любо­го коллектива, основанные на социометрических принципах, имеют два дополнительных фактора. Первым является объ­ективизированный исследователь, настолько подготовленный и измеренный, что его собственная личность перестала быть неизвестным фактором. Другим являются члены коллекти­ва, которые при помощи социометрических тестов дове­дены до такой степени спонтанного участия в исследовании, что дают истинные и достоверные данные. Таким образом, социальные структуры, которые действительно существуют в коллективе в момент исследования, выявляются нами с минимальной ошибкой, как со стороны исследователей, так и исследуемых, общающихся друг с другом путем теле или двойной техники, а не путем интервью.

Дж.Л.Морено

Социометрия. Экспериментальный метод и наука об обществе.

Издательство «Иностранной литературы», М., 1958.

СОЦИОМЕТРИЯ И ТЕОРИЯ РОЛЕЙ (1947)

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.