WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Во время решающих лет между 1900 и 1925 годами, когда развивались теория и практика психоанализа, суще­ствовало много широко обсуждаемых различий между пси­хоаналитическими школами. Хотя конфликт между Фрей­дом, Юнгом и Адлером был вызван различными взглядами на анализ и интерпретацию, но между ними не было кон­фликта в отношении процедуры. Фрейдисты делали упор на либидо и его кахексис в качестве основной детерминанты человеческого поведения. В то же время Адлер предпочи­тал в качестве основы своего анализа неполноценные орга­ны и неполноценные чувства. Что касается Юнга, для него, по-видимому, имели значение коллективное бессознатель­ное и экстровертный-интровертный типы личности. Но если бы мы смогли зайти в кабинет фрейдиста, адлерианца пли последователя Юнга в период между 1910 и 1930 года­ми, процедура всюду была той же самой. Врач и пациент находятся одни в совершенно изолированном кабинете вра­ча, полностью недоступном для наблюдателя. Имелись не­большие модификации. В одном случае пациент лежал на кушетке, в другом случае сидел перед врачом, в третьем слу­чае процедура была менее формальной и сеанс короче. Но во всех случаях пациент свободно говорил о самом себе, а врач давал анализ полученного материала. Как бы ни был велик контраст между методом и глубиной интерпретации, процедура оставалась неизменной.

В наше время, за последние двадцать пять лет, произо­шла новая революция, когда первый терапевтический театр был открыт в Вене. Она была опять вызвана радикальным изменением процедуры. Метод стал известен под названием психодрамы, социодрамы, и состояла игрании ролей и вы­полнении действия. Пациент стал теперь актером на сцене, играющим перед более или менее многочисленной аудитори­ей других пациентов. Отношения между врачом и пациентом стали второстепенными. Мы снова оказались в центре пе­ресмотра теории. С новой процедурой возникают новые кон­цепции и теории. Эти процедуры состоят из двух частей:

а) лечение аудитории (групповая психотерапия); б) пред­ставители группы отображают на сцене проблемы, от ко­торых страдает аудитория (терапия действием). Группы ви­дят отражение самих себя во многих версиях на сцене. Они смотрят на это отражение и видят себя. Систематически прослеживаются реакции, происходящие от шока, audio ego (лица, составляющие публику) и вспомогательных ego (актеры на сцене).

Резюме

«Психоанализ... начался только тогда, когда я отверг технику гипноза» (Фрейд, «Автобиография», 1935). Я мог бы перефразировать это, сказав: психодрама началась, когда я отказался от кушетки и приема свободной ассоциации и заменил их открытым пространством многих измерений (сцена или любое другое открытое место), а также психодра­матическими приемами.

Дж.Л.Морено

Социометрия. Экспериментальный метод и наука об обществе.

Издательство «Иностранной литературы», М., 1958.

ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ И СОЦИАЛЬНАЯ СПЛОЧЕННОСТЬ (1948)

Я часто поднимал вопрос относительно сплоченности группы и возможного отношения сплоченности к терапев­тическому успеху. Но для того, чтобы определить, что такое сплоченность группы, нужно ответить на более общий воп­рос, как образуются группы. Какие факторы входят в образование группы in st at u nascendi и какие факторы пре­вращают группу с примитивной структурой в группу высо­коорганизованной структуры За последние два десяти­летия социометристами было проведено большое количество экспериментов в различных коллективах. Нашей предпо­сылкой было то, что группы имеют свою собственную струк­туру и что надо создать специальные инструменты для про­ведения эффективного исследования в этой новой области. Психологические, психиатрические, психоаналитические и социологические инструменты, которые обычно применя­лись в то время, когда наша работа была начата, оказались совершенно неподходящими. Новые групповые процедуры теперь обычно известны под названием социометрических:

социометрический тест, тест знакомства, тест спонтанности, тест действия, ситуационный тест, психодраматический и социодраматический подходы — вот только некоторые из них. При помощи этих способов стали возможными эмпи­рическое изучение групповой структуры и изолирование факторов, которые участвуют в их формировании. Наибо­лее важный фактор, который мы пытались установить, был назван «теле», греческое слово, означающее «проекция во вне».

Предполагалось, что теле — причина сплоченности внутри группы. Телегипотеза проверялась следующим экспериментом. Семь групп, состоящих из действительно связанных между собой лиц, подвергались социометрическому тестированию и сравнивались с семью случайными группами, состоявшими из случайных лиц. Обнаружилось, что группы, состоящие из реальных людей, постоянно обна­руживали специфические социальные конфигурации взаи­модействия между ними — большое количество взаимных вле­чений или взаимной враждебности и более сложную струк­туру в виде треугольников, четырехугольников и цепей. В то же время в случайных группах имелось большое ко­личество неудовлетворенных влечений и небольшое число взаимных отношений, как позитивных, так и негативных. Разница в структуре действительных групп и случайных групп и переход от групп с примитивной структурой к груп­пам с высокой структурой должны быть приписаны специаль­ному фактору — теле. Сплоченность группы С является, следовательно, функцией f от теле Т; С= f(T).

Был проведен ряд экспериментов, для того чтобы устано­вить, когда и как происходит изменение в групповой струк­туре, переход группы с низкой сплоченностью в группу высокой сплоченности. Сплоченность определялась струк­турой данной группы, которая обнаруживалась, когда группы подвергали социометрическому тестированию и устанавливали количество изолированных пар, треуголь­ников, цепей, сетей, звезд, позитивных или негативных. При изъятии лиц с низким социометрическим статусом из группы и включении в нее лиц с высокой степенью социометрического статуса улучшалась сплоченность группы, как это показали социометрические тесты, проведенные до и после первого и второго распределений. Используя социо­метрические тесты в двух временных пунктах развития груп­пы, можно было измерить изменение ее сплоченности. Но динамические изменения в структуре могут быть спонтан­ными, то есть происходящими в группе автономно и без какого-либо вмешательства извне, а также без какой-либо сознательной манипуляции. Поэтому был проведен допол­нительный эксперимент, в котором спонтанное развитие груп­пы сравнивалось с социометрически планируемой группи­ровкой. Эксперимент убедительно доказал, что при помощи социометрической групповой техники сплоченность группы развивается скорее, если не ставятся никакие препятст­вия спонтанным условиям группы.

Группы пациентов, участвующих в лечебной ситуации должны подвергаться диагностическому тесту каждый раз, когда они собираются для лечения. Тест покажет структуру группы в данный момент, изменения в структуре, которые произошли со времени последнего теста. На основе данных можно произвести рекомендации: а) в отношении размера группы (устраняя некоторых пациентов и прибавляя новых); б) в отношении частоты сеансов (если лечебные сеансы происходят через слишком большие промежутки времени, сплочение группы может быть замедлено; если они слишком часты, точка насыщения оптимальной пользы может остаться незамеченной); в) в отношении наи­более полезной и наиболее подходящей среды для терапев­тического эффекта лекции и их типа дискуссии и темы, пред­ставления проблемы пациента группе, психодрамы и т. д.; г) также об отношении участников к условиям in situ, то есть за пределами лечебных сеансов, в тех местах, где они живут и работают.

Таким образом можно установить потребность в группо­вой психотерапии. Затем можно тщательно измерить неуда­чу, а также успех групповой психотерапии, можно также установить показания и противопоказания относительно типа групповой психотерапии и определить длительность лечения.

ПРЕДСКАЗАНИЕ И ПЛАНИРОВАНИЕ УСПЕХА В БРАКЕ1

4

Одной из величайших методологических трудностей, с которыми приходится встречаться социальным наукам, яв­ляется разрыв между вербализованным поведением (выраженным в интервью, свободно ассоциативных тестах, от­ветах на анкеты и т. д.) и поведением в жизненных ситуа­циях (модели действия индивидуумов), в которых вербали­зованное поведение является только незначительным компонентом и значение самого словарного содержания подвергается глубокому изменению благодаря влиянию моде­ли действия, которое его порождает. Чем более основным и центральным является ситуация или отношение, напри­мер в семье или браке или участвующих индивидуумов, тем больше социальное напряжение, если возникает по­добный разрыв. В «добрачных» ситуациях пренебрежение к этому разрыву должно вести к серьезным ошибкам в ана­лизе материала, предсказании неудачи или успеха и, на­конец, в рациональном планировании будущих отношений. Мне кажется, что наиболее важные исследования проблем семьи и брака должны в ближайшие годы быть сосредото­чены на разработке теории процедур, методов и тестов, которые могут приблизить разрешение этой проблемы. Трудность, стоящая перед исследователем в области меж­личных отношении, заключалась в том, что, по-видимому, были возможны только два основных подхода: исследова­ние, основанное на вербализованном поведении и наблюде­нии людей в жизненных ситуациях при помощи таких средств, как участник-наблюдатель. Оба метода имеют и имели свои достоинства, но когда дело доходит до факти­ческого планирования межличных отношений и предска­зания их развития, эти методы, по-видимому, оказываются неподходящими. Поэтому необходимо найти средний путь между двумя крайностями, который может ближе подой­ти к модели действия самих межличных отношений. Зани­маясь изучением многих проблем брака средствами психо­драматической техники, мы разработали метод, при помо­щи которого, как я полагаю, можно легко и точно диагно­стировать причины неудачи многих брачных отношений, также представляющих средство, при помощи которого можно предупредить в будущем неподходящие браки.

Психодрама и ее союзница социометрия открывают для исследования действия широкое поле, которое должно быть весьма привлекательным для молодого социолога вследст­вие почти неограниченной возможности экспериментиро­вать новыми приемами, выходящими далеко за пределы до сих пор разработанных методов и тестов. Психодрамати­ческие методы позволяют исследователю наблюдать межличные отношения в действии. Источники конфликта про­шедшего, настоящего или будущего выявляются в среде, в которой их можно диагностировать и лечить, предусмот­реть и устранить, в результате чего, если и когда они имеют место, их значение минимизируется, и они рассматриваются в «соответствующей» перспективе. Если можно предупредить конфликты в межличном отношении, то отсюда следует, что можно с известной достоверностью предполагать, что это отношение будет успешным. Следовательно, исследователь должен сосредоточить свое внимание на предсказании и предупреждении межличных конфликтов. В этой области исследования психодраматическая процедура прежде всего имеет дело с действительными жизненными ситуациями. Исследователь может сосредоточить свое внимание на самой ситуации, а также на участвующих в ней людях. Психодраме не нужно полагаться на интер­вью, анкеты или сообщения. Субъекты изучаются поодиночке или в парах, в то время как они действительно дви­гаются, говорят и действуют в определенной ситуации. Под­ход является трехмерным и происходит в настоящем, а не в отдаленный момент времени. Таким образом, исследо­ватель может одновременно с субъектами наблюдать спон­танную реакцию обоих партнеров и их отношение, когда они встречаются лицом к лицу с действительными жизнен­ными ситуациями.

Фактор спонтанности является весьма важным. Встре­чаясь с жизненной ситуацией, которая часто является не­ожиданной и провокационной, субъекту приходится реа­гировать спонтанно. Наблюдение поможет исследователю установить «частные спонтанности» субъектов. У одного партнера, например, реакции могут быть медленными, в то время как другой, более быстрый, может постепенно стано­виться все более нетерпеливым. Понимание того, что «част­ные спонтанности» другого больше или меньше его собствен­ных, может помочь каждому партнеру учитывать это в бу­дущем, и таким образом может быть устранен бессозна­тельный источник раздражения. На основе принципа, что каждый партнер в отношении играет «роль» ради своего или своей vis-a-vis и что каждый видит себя самого в различное время и в различных обстоя­тельствах в разных ролях, психодрама дает им возможность играть эти роли вместе. Во время психодраматического ис­следования структуры брачных отношений мы смогли уста­новить некоторые типичные конфликты почти в каждом браке. Различные пары приходят к разным решениям;

можно сказать, что фактически большая часть успеха и неудачи в браке зависит от принятого решения и от легко­сти и быстроты, с которой к нему пришли. Соответственно с этим психодраматическая процедура устанавливает ряд типичных ситуации, которые стандартизируются для исполь­зования в различных наблюдаемых отношениях. Эти ситуа­ции, конечно, основаны на действительном психодрамати­ческом опыте многих брачных пар. Каждая ситуация симу­лирует опыт, который встречается почти в любом брачном отношении. Он содержит по крайней мере семена конфликта и неизменно ведет к какому-нибудь критическому пункту, в котором одному или обоим партнерам приходится реаги­ровать таким образом, что это приведет к разрешению воз­никшего кризиса.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.