WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

Дж.Л.Морено

Социометрия. Экспериментальный метод и наука об обществе.

Издательство «Иностранной литературы», М., 1958.- 97-98 с.

II. Формирование групп и социальная динамика

АТОМАРНАЯ ТЕОРИЯ В СОЦИАЛЬНЫХ НАУКАХ (1949)

Главные доводы социометрии — теоретические, а не практические. Аспектом социометрической теории, кото­рым часто пренебрегают, является проблема близости. Социометрический тест — это тест социальной близости, проксимальный. Его часто смешивают с некоторыми вида­ми его периферийного развития, с тестами социального «расстояния». Но социальные расстояния — это «разведен­ная» близость. Чем больше расстояние, тем более разве­денным оно становится. Расстояние, не связанное с близо­стью, способствует социальному символизму, социальному номинализму, короче говоря, социальной нереальности. Социометрическая теория отнюдь не пренебрегает символи­ческими отношениями, но их следует рассматривать в соот­ветствующей перспективе, в рамках полярности близости— расстояния.

Проблема расстояния также связана с явлениями проек­ции и передачи, все три дополняют друг друга. Расстоя­ние — проекция — передача должны рассматриваться вме­сте. Они являлись в прошлом причиной псевдоуниверсализ­ма и псевдоатомизма. В физических науках расстояние от человека до физического атома бесконечно мало, а до фи­зической вселенной бесконечно велико, оно настолько бес­конечно и неопределенно, что становится нереальным. Не­реальность бесконечно большого и бесконечно малого при­знавалась физиками, но они ничего не нашли, чем заменить их. Теория относительности Эйнштейна не восполняет этот недостаток, она просто указывает на его существование и формулирует теорию нереальности универсалий.

В социальных науках позиция человека отлична от той, которая существует в физике, она противоположна ей. Близости принадлежит первое место, близость надо охранять. Близость — это первая теоретическая проблема. Ис­чезновение атомизма в физике и биологии не должно иметь значения для социальных наук. Его не следует механиче­ски распространять на социальные науки, попытки чего имеются у теоретиков гештальта и сторонников теории по­ля. Атом в социометрии — это не теоретическая конструк­ция бесконечно удаленного события малости, это научная демонстрация наиболее близкой, наиболее живой, наибо­лее проксимальной социальной реальности. Физический атом и социальный атом. Находятся на противоположных полюсах. Микрофизика и микросоциология могут быть ана­логичными с точки зрения «системы», но они представляют совершенно различные явления.

«Universalia sunt Realia» — вот каков был основной ло­зунг религиозных средних веков. Современная наука, воз­главляемая физикой, разрушила старое кредо. Именно бла­годаря этому мы живем сегодня в переходный период, в ми­ре, не имеющем ни универсалий, ни реалий, не имеющем ни теории вселенной, ни теории атомов. Но социометры идут к тому, чтобы помочь этому несчастью. К третьему тысячелетию или что-нибудь около этого создастся новое положение, оно' будет обратным старому. Оно превратится. в «Realia sunt Universalia». По мере того как мельчайшие предметы, социальные атомы, будут становиться реальными, также и величайшие вещи, вселенная, станет снова реальной. С возвращением атомизма вновь будет открыт универсализм. На самом деле руководящая роль в научном методе и откры­тиях, которая в течение двух с половиной тысяч лет принад­лежала физикам, перейдет к социологам, и так же как и со­циальные науки в отношении гипотез и методов зависели от физических наук, так в один прекрасный день социальные науки помогут физическим наукам понять физическую все­ленную и управлять ею.

Дж.Л.Морено

Социометрия. Экспериментальный метод и наука об обществе.

Издательство «Иностранной литературы», М., 1958. – 98-106 с.

ОРГАНИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНОГО АТОМА (1936)

Количество знакомств, которые индивидуум имеет в мо­мент тестирования, названо мной «его объемом знакомств». Относительно многих из этих индивидуумов человек может только вспомнить, что он их встречал или разговаривал с ними. Большинство из них не имеет значения для него, они не означают для него ничего личного. Он также не имеет значения для них, по крайней мере в данный момент. Но среди этих знакомых существует небольшая группа, которая означает нечто личное для него, в какой-то степени и по, отношению к какому-то критерию. Он чувствует влечение: к ним или отвергает их. В этой группе могут иметься, безотносительно к тому, знает он это или нет, индивидуумы, для которых он что-то значит, которых он привлекает к себе или которые отвергают его. Если мы сравним этот объем знакомств с физиологической клеткой, то можем сказать, что общая модель знакомств, не имеющих личного значения для него, подобна цитоплазме, а знакомства, имеющие зна­чения, подобны ядру клетки. Часто граница между внешней массой и ядром знакомств не является абсолютной. Может быть какое-нибудь лицо, в отношении которого нельзя ска­зать с определенностью, является ли оно уже знакомым и просто массовым символом, является ли оно просто знако­мым или же оно эмоциональный партнер. Но основная де­маркационная линия между ядром эмоционально связан­ных индивидуумов, которых я назвал «социальным атомом», и остальным объемом знакомств будет ясно видна. Объ­единение с другими может быть непосредственно эмоциональ­ным или же профессиональным, культурным или духовным, без всякой интенсивной эмоциональности; или же оно мо­жет быть социальным. Например, два лица связаны вме­сте просто потому, что лицо, с которым индивидуум связан тем или иным способом, связано в свою очередь с другим лицом.

Переход от простого знакомства к состоянию эмоциональ­ного партнера в социальном атоме имеет теоретическое зна­чение. Изучение многочисленных социальных атомов показы­вает определенную демаркационную линию между объемом знакомства и самим социальным ядром, «.социальным поро­гом». Можно сказать, что в тот момент, когда я захотел, что­бы определенный знакомый, лицо, которое я только встре­тил или которое знал в течение некоторого времени, стал мне ближе, вошел в отношения со мной, более или менее постоянные к какому-то критерию—работы, любви и т. д., — этот знакомый переступил социальный порог моего социального атома. То же самое может быть сказано отно­сительно лиц, которые желают установить отношения со мной независимо от того, разделяю ли я их желания или нет. Они также переступили через порог моего социального ато­ма. По-видимому, к моему социальному атому будут принадлежать все лица, связанные со мной невидимым желанием, которое может быть незначительным или вовсе не прояв­ляться, также и те лица, с которыми я связан действитель­ными, явными отношениями. Мы видим, что сам социальный атом далее подразделяется на две части: внешнюю часть ядра, образуемую «желаемыми» отношениями, и внутрен­нюю часть ядра, образованную актуализированными отно­шениями. Эти последние, может быть, были когда-то жела­емыми или нейтральными, а сейчас стали желаемыми. Это показывает, что оба вида социометрии — на спонтанном уровне и социометрия на уровне реальности—тесно свя­заны и постоянно взаимодействуют. Как бы мала и не­последовательна ни была осуществленная часть, внутри социального атома обе части образуют естественное единство. Они, по-видимому, вступают в противоречие только вну­три наших социальных и культурных институтов.

Эмоциональные течения, пронизывающие, так сказать, социальный атом, имеют различную интенсивность. Имеется много уровней предпочтения. Мы изучили факторы, способ­ствующие этому неровному распределению предпочтений, или, правильнее, неровной интенсивности эмоциональных предпочтений. Для определенной социальной ситуации (вы­бор товарищей по общежитию) большинство испытуемых полностью использовало возможность выбора, некоторым даже не хватило пяти выборов. Но значительное количе­ство не использовало полностью пяти выборов, а очень не­многие ограничились одним выбором или совсем отказались от такового.

При нашей обычной процедуре лица, подвергавшиеся тестированию, обнаруживали пять степеней предпочтения, но они не указывали, сколько лиц им нравится в одинаковой степени. Поэтому была произведена серия последователь­ных тестов, причем в каждом подчеркивалось нечто отлич­ное. Испытуемых инструктировали: «Когда вы выбираете, тщательно взвесьте, одинаково ли вам нравятся два или три лица, с которыми вы хотите жить совместно. Вам могут понравиться два или три лица при «первом выборе», или два или три лица при «втором выборе», или все лица, к которым вы чувствуете влечение, могут вам нравиться в одинаковой степени, или, может быть, только один «первый выбор», а остальные распределяются по разным степеням, может быть каждый на различной степени предпочтения». Результаты, снова показали разные степени предпочтения, но часто несколько индивидуумов были на том же уровне предпочтения. При выборе товарищей по работе одна молодая женщина, назвала сперва одно лицо — мужчину, трех лиц во второй раз — двух женщин и мужчину, при выборе товарищей по общежитию она никого не назвала, предпочитая жить одна. В отношении любви она назвала одного мужчину при пер­вом выборе и четырех мужчин при втором. В отношении социальных и культурных контактов она назвала десять лиц, с которыми ей было одинаково приятно общаться.

Отношения к вещам и отношения к лицам

По-видимому, имеются лица, у которых чувства пред­почтения более ясно выражены, чем у других. Также у не­которых может иметься более выраженное предпочтение в от­ношении только одного критерия, например работы, однако нам кажется, что значительная разница в чувстве пред­почтения, которая обнаруживается у индивидуумов оди­накового интеллектуального развития и под влиянием оди­накового окружения, не может быть удовлетворительно объяснена, если мы просто назовем эти чувства более или менее ясно выраженными. Должны существовать также другие постоянно действующие факторы.

Помимо предпочтений к лицам, имеется также предпоч­тение к вещам, предметам, ценностям, а также целям, по­добно полу, пище, деньгам, идеям и т. д. Был разработан социометрический тест, в котором испытуемые спонтанно показывали порядок предпочтения тех вещей, которые их •привлекают, например деньги, пол, одежда, автомобили, книги и т. д. Анализ результатов и их сравнение с типом и степенью предпочтения к лицам, которое обнаружили ис­пытуемые, поставил следующую проблему: какое отноше­ние имеет большее или меньшее влечение к лицам на клас­сификацию характера Имеются ли определенные, коли­чественные, доступные классификации отношения между влечением испытуемых к другим лицам и влечения к вещам Уменьшается ли чувство влечения к другим лицам по мере увеличения влечения к вещам и идеям, или наоборот

Для примера рассмотрим одного из испытуемых, кото­рый больше всего и прежде всего желает денег, проявляя безразличие по отношению ко всем другим вещам и объяс­няя это тем, что на деньги он может купить все, что хочет В этом случае хорошо видно, что для человека, столь лю­бящего деньги, не имеют особого значения те лица, с кото­рыми он хотел бы работать. Он не будет чувствовать осо­бого предпочтения по отношению к тому или другому лицу,

СОЦИАЛЬНЫЙ ATOM

/ — ядро лиц, эмоционально связанных с субъектом (внешнее и внутреннее ядро);

2 - внешнее ядро, ядро лиц, с которыми связи желательны;

3 - внутреннее ядро, ядро лиц, с которыми связи уже установлены;

4 — объем знакомств. Знакомство, не имеющее эмоционального значе­ния для субъекта. Это представляет собой более широкую область «со­циальных» контактов, в которой субъект находит себе партнеров по эмоциям за пределами объема знакомств лежит область символически мас­совых контактов.

пока эти лица в одинаковой степени поддерживают его лю­бовь к деньгам. Он может делить людей на тех, кто помогает ему добывать деньги, и на тех, кто мешает ему в этом от­ношении.

Социометрический тест отношений к лицам изменяется нижеописанным образом так, что он становится социометрическим тестом взаимоотношений с вещами. Оба теста да­дут два измерения: влечение индивидуума к лицам и вле­чение того же индивидуума к вещам. Корреляция обоих типов влечений постепенно превратится в измерение социометрического характера индивидуума. Это в отношении индивидуумов. В отношении группы и общества в целом это обещает претворить в жизнь мечту, лелеемую многими, но которая отбрасывается как тщетная и непрактичная, син­тез социоорганической и экономической концепции обще­ства, включение экономики в социометрию.

Вероятно, будет обнаружена тесная связь между тен­денцией сильного влечения к лицам и слабого влечения к ве­щам и, наоборот, между тенденцией сильного влечения к вещам и слабого — к лицам. Благодаря таким исследова­ниям мы сможем определить количественную разницу меж­ду уровнем предпочтений, например разницу между пер­вым и вторым выборами.

Индивидуум может быть сильно заинтересован в идеале любви и под его влиянием относиться с одинаковой добро­той ко всем независимо от их личных качеств. Индивидуум может быть весьма заинтересован во власти над вещами и людьми, например в деньгах, дающих ему возможность по­купать, и он может действовать с готовностью, чтобы до­быть деньги для себя, независимо от специфических черт людей, с которыми ему приходится бороться. Индивидуум может проявлять большой интерес к чувственным удоволь­ствиям, например к половым, и незначительный интерес к отдельным лицам. Каково, выражаясь социометрически, влечение, позитивное или негативное теле, по отношению « к каждой из этих вещей по сравнению с теле в отношении лиц, с которыми он встречается в повседневной жизни

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.