WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 40 |

Большинство людей, обращающихся кпсихиатру, страдают либо неврозами, либо характеропатией. Если сказать проще,то оба эти состояния выражают нарушение ответственности в отношениях с миром иего проблемами; эти нарушения у них носят противоположный характер: невротикберет на себя слишком много ответственности, характеропат – слишком мало. В случае конфликтас миром невротик автоматически считает виноватым себя, характеропат же обвиняетвесь мир. У обоих индивидов, описанных выше, типичная характеропатия: сержантсчитает, что виновник его пьянства – остров Окинава, а не он сам;молодая женщина тоже не видит никакой своей вины в том, что она одинока. Другаяженщина, невротик, также страдавшая от одиночества и заброшенности на Окинаве,жаловалась: "Я езжу в клуб офицерских жен ежедневно, мне хочется завязатьдружбу с кем-нибудь, но чувствую я себя там неуютно. Мне кажется, что другиеженщины меня не любят. Что-то у меня, видимо, не так, я не умею сходиться слюдьми. Мне следовало бы быть более откровенной, может, я легче нашла быдрузей. Хотелось бы понять, почему меня так чуждаются". Эта женщина приняла насебя всю ответственность за собственное одиночество и считает во всем виноватойсебя саму. В течение курса терапии она поняла, что представляет собойнеобычайно умную и честолюбивую особу и что ей очень трудно найти общий язык сженами других сержантов, как, впрочем, и с собственным мужем, – именно потому, что оназначительно умнее и честолюбивее их. Она сумела осознать, что ее одиночество,хотя и остается ее личной проблемой, обусловлено не только ее ошибками илинедостатками. В конце концов она развелась с мужем, закончила колледж(воспитывая в это же время двоих детей), стала редактором журнала, а затемвышла замуж за преуспевающего издателя.

Характерны различия в речи невротиков ихарактеропатов. Речь невротика изобилует выражениями типа "мне следовало", "ядолжен был", "я мог бы", которые выдают его представление о себе как о человекенизшего ранга, незначительном, вечно ошибающемся. В речи характеропата,наоборот, слышится тяжелый акцент на "я не могу", "я не мог", "мне пришлось","я обязан", то есть он представляет себя существом, у которого нет выбора и чьеповедение всецело определяется внешними силами, совершенно ему неподвластными.Нетрудно догадаться, что психотерапевту намного легче работать с невротиками,потому что при всех своих затруднениях они берут ответственность на себя и,следовательно, ведут себя как люди, у которых естьпроблемы. С характеропатами работать значительнотруднее или даже невозможно, потому что они не считают себя источником своихпроблем; не они, а мир нуждается в переменах – поэтому они не видятнеобходимости анализировать себя.

У многих людей фактически наблюдается иневроз, и характеропатия; в некоторых областях и ситуациях своей жизни онистрадают от сознания вины, поскольку приписывают себе ответственность, на самомделе лежащую на других, и в то же время в других ситуациях они отрицают своюистинную ответственность. К счастью, добившись доверия такого индивида, т. е.оказав ему психиатрическую помощь в невротической части его заболевания, можно,как правило, склонить его к анализу и скорректировать его нежелание брать насебя ответственность в нужной ситуации.

Неврозы или характеропатии, хотя бы внебольшой мере, присуши почти всем (поэтому психотерапия полезна практическикаждому человеку, если он серьезно и охотно участвует в лечебном процессе).Дело в том, что умение различать, за что в этой жизни мы ответственны, а за что– нет, является однойиз величайших проблем человеческого существования. Эта проблема до концаникогда не решается; чтобы сохранить чувство цельности жизни, мы должнынепрерывно определять и переопределять объекты нашей ответственности впеременчивом потоке событий. Это определение и переопределение происходитдалеко не безболезненно, если к нему относиться добросовестно и выполнять какследует. Добросовестное выполнение требует от нас волевых усилий и способностивыдерживать постоянный самоанализ. Такая способность, или воля, никому неприсуща от роду. В определенном смысле все дети – характеропаты, посколькуинстинктивно склонны отрицать ответственность в своих неисчислимых конфликтах.Подравшись, двое детей неизменно обвиняют друг друга: "Он первый начал", и ниодин ни за что не признает себя виновным. Но вместе с тем все дети – невротики, ибо инстинктивно, ещене понимая этого, берут на себя ответственность за те лишения, которые имприходится терпеть. Так, ребенок, которого не любят родители, всегда считаетсебя недостойным любви, и ему не приходит в голову, что у его родителей можетбыть дефект способности любить. Юные подростки, пока еще неудачливые в любвиили спорте, ощущают себя весьма неполноценными человеческими существами, вместотого чтобы увидеть расцветающие или цветущие (и всегда прекрасные) бутоны,какими они, в сущности, и являются. Только через горы накопленного опыта, черездлительное успешное созревание мы обретаем способность видеть мир и свое местов нем реалистично, а значит, реалистично определять свою ответственность за мири за себя.

Родители могут многое сделать, чтобы помочьдетям на пути созревания. Пока дети растут, тысячи случаев представляются самисобой: временами необходимо вмешательство, когда усиливается склонность детейизбегать ответственности; в других случаях, наоборот, дети нуждаются в утешениии подтверждении, что они не виноваты. Но, как я уже говорил, для того чтобысвоевременно улавливать ситуацию, родителям необходима чуткость к нуждам детей,а также готовность и желание потратить время и усилия, часто болезненные, наудовлетворение этих нужд. В свою очередь, это требует любви и готовности взятьна себя ответственность за развитие своих детей.

С другой стороны, многие родители мешаютпроцессу развития детей, и это еще хуже, чем обычная нечувствительность илипренебрежение. Невротики, в силу своей привычки брать на себя ответственость,могут быть превосходными родителями – если их неврозы относительноумеренны и если они не загружают себя различными ненужными видамиответственности до такой степени, что на родительскую ответственность простонедостает сил. Характеропаты, наоборот, оказываются очень плохими родителями,которые живут в блаженном неведении относительно того, сколь разрушительно ижестоко они обращаются с собственными детьми. Говорят, что "невротики делаютнесчастными себя, характеропаты – всех других". Самыми несчастными среди этих "других" являютсяродные дети. Как всегда и во всем, эти родители не могут осознать своейродительской ответственности. У них есть тысяча отговорок, чтобы отмахнуться отдетей, вместо того чтобы уделить им необходимое внимание. Когда их детистановятся правонарушителями или у них возникают трудности в школе,родители-характеропаты автоматически возлагают вину на школьную систему или надругих детей, оказывающих "дурное влияние" на их ребенка. При таком отношенииистинная проблема, конечно, игнорируется. Уклоняясь от проблем, характеропатыслужат образцовой моделью безответственности и для своих детей. В конце концов,в своем стремлении избежать ответственности всегда и везде,родители-характеропаты начинают возлагать эту ответственность на детей: "Вы,родненькие, меня в гроб загоните", или: "Я не развожусь с твоей мамой (твоимпапой) только из-за тебя", или "Это из-за тебя мама превратилась вневрастеничку", или: "Я мог бы (могла бы) поступить в колледж и прекрасно егозакончить, но надо было заниматься тобой". Фактически, такими фразами родителиговорят детям: "На вас лежит вина за мой неудачный брак, за мое душевноенездоровье, за мою несчастливую жизнь". Дети часто принимают эту вину на себя,поскольку они еще не могут понять, что это неправда, а приняв на себя вину,становятся невротиками. Так и выходит, что у родителей-характеропатов почтинеизменно вырастают дети-невротики или дети-характеропаты. Так грехи родителейсказываются на их детях. Люди, страдающие характеропатией, неэффективны идеструктивны не только в роли родителей; все особенности их характера обычнораспространяются и на супругов, друзей, на деловые отношения – на любую область ихдеятельности, где они не способны взять на себя ответственность за качествоэтой деятельности. Это неизбежно, потому что, как уже говорилось, никакаяпроблема не может быть решена, если кто-то не возьмет на себя ответственностьза ее решение. Когда характеропат обвиняет в создании проблем кого-нибудь(супруга, ребенка, друга, родственника, начальника) или что-нибудь (дурноевлияние, школу, правительство, расизм, общество, распущенность, "систему"), тоэти проблемы только нарастают. Ничто не решается. Отрицая свою ответственность,такой человек может чувствовать себя вполне комфортабельно, но он перестаетрешать жизненно важные проблемы, перестает расти духовно и превращается вмертвый груз для общества. Он сбрасывает свою ношу, перекладывает свои тяготына общество. В 60-е годы возник афоризм (его приписывают Элдриджу Кливеру),актуальный всегда и для всех: "Если ты не часть решения, тогда ты – часть проблемы".

БЕГСТВО ОТСВОБОДЫ

Если психиатр диагностирует характеропатиюу пациента, то лишь благодаря тому, что отчетливо видны примеры уклонения этогоиндивида от ответственности. А ведь почти каждый из нас время от временипытается, применяя иногда очень тонкие и незаметные ухищрения, избежатьболезненной акции –принятия ответственности за свои собственные проблемы. Излечением моей скрытойхарактеропатии (мне в то время было тридцать лет) я обязан Маку Беджли. Он былтогда директором амбулаторной психиатрической клиники, где я проходил курсыусовершенствования как психиатр. Я и мои коллеги получали пациентов по очереди,но, может быть оттого, что я был более заботлив с пациентами и более прилежен взанятиях, чем большинство моих товарищей, я обнаружил, что работаю намногодольше, чем они. Мои товарищи встречались со своими больными раз в неделю, а я– два или даже трираза. А в результате они заканчивали работу в клинике и отправлялись домой вполовине пятого, а я возился со своими назначениями до восьми или девяти часов.Моя душа исполнилась возмущения, которое крепло по мере того, как явыматывался. Наконец я понял, что надо что-то делать. Я пошел к доктору Беджлии объяснил ему ситуацию. Я поинтересовался, можно ли мне выйти на нескольконедель из этой бесконечной круговой очереди на пациентов, чтобы перевести дух.Считает ли он это возможным Или он может подсказать другое решение проблемыМак выслушал меня, не перебивая, очень внимательно и доброжелательно. Когда язакончил, он еще какое-то время помолчал, а затем произнес сочувственно:

– Да, явижу, что у вас есть проблема. Я засиял, радуясь, что меня поняли.

– Спасибовам. Что же можно сделать, как вы думаете

– Я жесказал вам, Скотт, что у вас есть проблема. Такого ответа я никак не ожидал.

– Да,– сказал я, слегкадосадуя, – я знаю,что у меня есть проблема. Я поэтому и пришел к вам. Что, по-вашему, мне следуетделать

– Скотт,– отвечал Мак,– вы, кажется, неслушали того, что я говорил. Я вас выслушал, и я с вами согласен. У васдействительно есть проблема.

– Господи,да знаю я, что у меня есть проблема. Я знал это, еще когда шел сюда. Вопрос втом, что мне с нею делать!

– Скотт,– сказал Мак,– я хочу, чтобы выменя выслушали. Я повторю еще раз, а вы внимательно послушайте. Я с вамисогласен. У вас действительно проблема. Если сказать точнее, у вас проблема современем. Вашим временем. Не моим. Это не моя проблема. Это ваша проблема свашим временем. Вы, Скотт Пек, имеете проблему со временем. Вот и все, что яхотел сказать на эту тему.

Я выскочил из его кабинета в ярости. Яростьне проходила. Я ненавидел Мака Беджли. Я ненавидел его три месяца. Ячувствовал, что у него серьезная характеропатия. Чем еще можно объяснить такуюбездушность Я прихожу к нему и смиренно прошу крохотной помощи, хотя бысовета, а этому типу даже в голову не приходит, что надо хотя бы попытатьсяпомочь мне, не говоря уже о его обязанностях директора клиники. Если он непомогает решать такие проблемы как директор клиники, то какого черта он вообщетам делает

Но прошло три месяца, и я как-то незаметнопонял, что Мак был прав и что не он, а я страдаю характеропатией. Мое время– это мояответственность. Мне, и только мне, решать, как использовать и как организоватьсвое время. Если я пожелал вложить в работу больше своего времени, чем моиколлеги, то это был мой выбор, и следствием этого выбора была мояответственность. Мне, может быть, неприятно наблюдать, как мои товарищи уходятдомой на два или три часа раньше меня, неприятно выслушивать упреки жены за то,что я недостаточно внимания уделяю семье, но эти неприятности есть следствиевыбора, который я сделал. Если я не хочу их терпеть, то я волен сделать другойвыбор, организовать свое время иначе и не работать так много. Моя напряженнаяработа не была ношей, наваленной на меня безжалостной судьбой или бессердечнымдиректором клиники; я сам выбрал уклад своей жизни и расстановку приоритетов. Ираз уж так, то я выбираю – не менять образа жизни. И теперь, когда изменилось мое отношениек этому, исчезла и обида на коллег. Просто не осталось ни малейшего смыслазлиться на них за то, что они избрали другой образ жизни, отличный от моего;притом я же совершенно свободен изменить свой выбор и стать таким, как они,– стоит лишьзахотеть. Злиться на них означало бы злиться на собственный выбор – но ведь я сделал его с радостью!

Трудность принятия ответственности за своеповедение заключается в том, что мы хотели бы избежать неприятностей,возникающих как следствие этого поведения. Понуждая Мака Беджли взять на себяответственность за мое расписание, я пытался избежать тягот многочасовойработы, несмотря на то что эти тяготы были неминуемым следствием принятого мноюрешения посвятить себя пациентам и учебе. К тому же я невольно стремилсяусилить власть Мака Беджли надо мной. Я отдавал ему мою силу, мою свободу.Фактически, я говорил ему: "Возьми меня на свои плечи. Будь главным!" И таквсегда: если мы ищем способа избежать ответственности за свое поведение, тоноровим передать эту ответственность другому человеку, организации, обществу.Но получается так, что мы при этом отдаем и свою силу, и не так уж важно кому– "судьбе","обществу", правительству, корпорации или начальнику. Вот почему Эрих Фромм далстоль удачное название своему исследованию нацизма и авторитаризма:"Бегство от свободы".Стремясь избежать тягот ответственности, миллионы и даже миллиарды людейежедневно бегут от свободы.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.