WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 |

Именно этот вопрос стоял перед Христом,когда он сказал: "Много званных, а мало избранных".* Но почему немногие избраныи чем они отличаются от многих Ответ, который дает большинствопсихотерапевтов, основан на представлении о различной глубине патологии. Онисчитают, что, хотя больны почти все, у одних болезнь сильнее, чем у других, ичем человек сильнее болен, тем труднее его вылечить. Более того, глубинапсихической патологии прямо зависит от того, насколько сильно и как рано быллишен пациент родительской заботы в раннем детстве.

* Матф. 22:14; см. также Матф. 20:16.

В частности, считается, что все психотикипережили крайне неблагоприятный родительский уход в первые девять месяцевжизни; их состояние может быть улучшено тем или иным видом терапии, но излечитьпсихоз практически невозможно. Больные с нарушениями социального поведения(характеропатией) получили нормальный уход в раннем младенчестве, но зато былисущественно лишены заботы в период от девяти месяцев до двух лет; в результате,они не так тяжело больны, как психотики, но все же больны серьезно, и лечить ихдостаточно трудно. Невротики же получили нормальный уход в раннем детстве, нозатем, после двух лет, были лишены его; особенно часто их страдания начинаютсяк пяти-шестилетнему возрасту. Поэтому считается, что невротики не так тяжелобольны, как характеропаты и психотики, и что их, следовательно, намного легчелечить.

Я считаю, что эта схема в основе своейправильна; она образует костяк психиатрической теории, во многих случаях весьмаполезной для практикующих врачей, и ее нельзя сбрасывать со счетов. Однако онане дает полной картины. Один из ее недостатков – отрицание важной ролиродительского внимания в период отрочества. Есть серьезные основания считать,что недостаточное внимание родителей в эти годы может и само по себе вызватьпсихическое заболевание, а полноценная забота родителей о подростке можетисцелить многие, может быть даже все, нанесенные в раннем детстве раны. Крометого, если эта схема имеет прогностическую ценность в статистическом смысле– невротиков лечить,в среднем, легче, чем характеропатов, а характеропатов, в среднем же, легчелечить, чем психотиков, – то результаты лечения в конкретном, индивидуальном случае онапредсказать не может. У меня, например, самый быстрый и самый удачный за всюмою практику курс психоанализа прошел мужчина с тяжелым психозом; его лечениеуспешно завершилось через девять месяцев. И наоборот, я три года работал сженщиной, у которой был "всего лишь" невроз, а лечение принесло самыеминимальные результаты.

Среди факторов, которые не учитывает схемаклассификации тяжести душевных заболеваний, есть одна трудноуловимаяхарактеристика индивидуального пациента: я бы назвал ее "волей к развитию". Человек может бытьчрезвычайно больным и в то же время обладать сильнейшей "волей к развитию"" вэтом случае происходит исцеление. С другой стороны, сама по себе болезнь можетбыть мягкой, насколько это определение применимо к психической болезни, но еслиу больного нет воли к развитию, его нездоровое состояние не изменится ни найоту. Я считаю поэтому, что воля пациента к развитию, душевному росту, являетсярешающим фактором успеха или неуспеха лечения. И все же этот фактор совершенноне осмысливается и даже не признается в современной психиатрической теории.

Хотя я признаю огромное значение воли кразвитию, я далеко не уверен, что могу внести существенный вклад в пониманиеэтого фактора, потому что и здесь мы подходим к великой тайне. Совершенно ясно,что воля к развитию по существу своему есть тот же феномен, что и любовь.Любовь – это воля красширению себя ради духовного развития. Подлинно любящие люди, по определению,– это растущие люди.Я говорил о том, как способность любить питается, воспитывается в человекелюбящими родителями, но я отмечал также, что само по себе родительскоевоспитание не объясняет эту способность во всех случаях.

Я напомню читателю, что вторая глава этойкниги завершается четырьмя вопросами о любви, и два из них мы сейчасрассматриваем: почему некоторые люди не реагируют на лечение, проводимое дажесамыми лучшими и самыми любящими врачами; и почему некоторые люди преодолевают– с помощьюпсихотерапии или без нее – последствия самого безрадостного детства и становятся любящими Яотмечал, как помнит читатель, что я сомневаюсь в своей способности ответить наэти вопросы удовлетворительно для всех. Я высказал надежду, что некоторуюясность здесь может внести понятие о благодати.

Я пришел к убеждению – и я старался показать,– что способностьчеловека любить и, значит, его воля к развитию питаются не только любовьюродителей в детстве, но также и благодатью, любовью Бога, в течение всей жизни.Это та могучая сила, которая лежит вне сознания человека и действует черезпосредство его бессознательного, а также через посредство других любящих людей,кроме родителей, и какими-то третьими путями, которых мы не знаем. Именноблагодаря благодати люди имеют возможность преодолеть травмы несчастного,лишенного любви детства и стать любящими существами, далеко превзойдясобственных родителей на шкале человеческой эволюции.

Но почему тогда лишь некоторые людиразвиваются духовно и их эволюция перекрывает неудачные обстоятельства детстваЯ уверен, что благодать доступна каждому, что все мы одинаково окутаны любовьюБога без каких-либо предпочтений. Поэтому единственный ответ, который я могудать, состоит в том, что большинство из нас делает выбор: не внимать голосублагодати, не принимать ее помощь. Утверждение Христа "Много званных, а малоизбранных" я толкую таким образом: "Всех нас благодать призывает к себе, нотолько немногие избирают внимать ее зову".

Тогда вопрос приобретает другую форму:почему столь немногие из нас избирают внимание к призыву благодати Почемубольшинство людей, фактически, сопротивляется благодати Мы говорили раньше отом, что благодать порождает в нас некое бессознательное сопротивление болезни.Как же так происходит, что мы, видимо, обладаем почти столь же сильнымсопротивлением здоровьюОтвет на этот вопрос, в сущности, уже был. Это наша леность, первородный грехэнтропии, тяготеющий над каждым из нас. Как благодать является первоисточникомтой силы, которая заставляет нас подниматься по лестнице человеческой эволюции,точно так же энтропия заставляет нас сопротивляться этой силе, оставаться нанизкой, удобной ступеньке, к которой мы так привыкли, или даже спускаться ниже,к менее требовательным формам существования. Мы уже много говорили о том, кактрудно дисциплинировать себя, по-настоящему любить, расти духовно. Что же,вполне естественно трудностей избегать. Хотя мы уже рассмотрели сущностьпроблемы энтропии, или лености, есть один аспект этой проблемы, который еще разтребует нашего внимания. Речь идет о власти.

Психиатры, да и многие неспециалистызнают, что психиатрические проблемы особенно часто возникают у лиц, недавнополучивших большое повышение, достигших положения с высоким уровнем власти иответственности. Военные психиатры, особенно хорошо знакомые с "неврозомповышения", знают также, что этот невроз не приобретает еще более широкогораспространения только потому, что большинство солдат успешно сопротивляютсяповышению. Большинство сержантов просто не проявляют никакого интереса кповышению, а многие из них категорически отказываются от подготовительныхофицерских курсов, хотя по уровню интеллекта и квалификации вполнесоответствуют офицерскому званию и неоднократно получали соответствующиепредложения.

С духовным развитием дело обстоит так же,как и с профессиональным. Ибо призыв к благодати есть повышение: это призыв ксостоянию более высокой ответственности и власти. Осознавать благодать, личноиспытывать ее постоянное присутствие, знать о своей близости к Богу означаетзнать и постоянно испытывать внутреннее равновесие и мир, а этим свойствомобладают немногие. С другой стороны, это знание и осознание сопряжены согромной ответственностью. Ибо испытывать свою близость к Богу означает такжеосознавать свое обязательство быть Богом, быть исполнителем Его власти и любви.Призыв к благодати есть призыв к жизни в напряженной заботе, службе иготовности к любой жертве. Это призыв к выходу издуховного детства и переходу к зрелости, к выполнению отцовского и материнскогодолга по отношению к человечеству. Это хорошо выразилТ.Эллиот в тексте рождественской проповеди в пьесе Убийство в кафедральном, соборе:

Но задумайтесь на минуту о смысле слова"мир". Не кажется ли вам странным, что ангелы провозвестили Мир, когда мир былнаполнен нескончаемой Войной и страхом Войны Не кажется ли вам, что ангельскиеголоса ошибались и что их обещания несли обман и разочарование

Задумайтесь и о том, как наш Господьговорил о Мире. Он сказал ученикам: "Мой мир я оставляю с вами, мой мир я даювам". Говорил ли Он о том мире, который представляем себе мы: Англия в мире ссоседями, бароны в мире с королем, хозяин дома подсчитывает свои мирныезаработки и искренне ставит на стол перед другом свое лучшее вино, а егосупруга поет песни детям Те, кто были Его учениками, не знали ничегоподобного: им еще предстоял долгий, полный страданий путь по морю и суше, ихждали пытки, тюрьмы, разочарования и мученическая смерть. Тогда о каком мире Онговорил Если вы задаетесь этим вопросом, то вспомните, что Он сказал также:"Не так, как мир дает, я даю вам". Да, Он дал своим ученикам Мир, но то был Мирне мира сего.

Да, с миром благодати приходят мучительныеобязательства, долги, ответственность. Нет ничего особенного в том, что такмного высококвалифицированных сержантов отказываются надеть офицерский мундир.Нет ничего удивительного и в том, что пациенты психотерапевта испытывают малоинтереса к той власти, которая присуща подлинному душевному здоровью. Молодаяженщина, только что завершившая у меня почти годичное лечение по поводуглубокой депрессии и многое узнавшая за это время о психопатологии своихродственников, пришла однажды радостно возбужденная в связи с тем, что сумелабез труда, хладнокровно и мудро разрешить очередную семейную свару. "У меняочень хорошо на душе, – сказала она. – Если бы я могла чаще так себя чувствовать!"

Я сказал ей, что здесь нет ничегоневозможного: ее прекрасное самочувствие объясняется тем, что она впервыедействовала по отношению к семье с позиции силы, поскольку осознавала всенедобросовестные ухищрения домочадцев, все неправедные приемы, с помощьюкоторых они пытались манипулировать ею; поэтому она и оказалась на высотеположения. Я добавил, что она может распространить этот тип осознания и надругие ситуации и, оказываясь каждый раз "на высоте", все чаще испытывать этиприятные чувства. Она смотрела на меня с нарастающим ужасом: "Но для этого мнепридется все время думать!" Я согласился: действительно, ее власть можетподдерживаться и развиваться при условии постоянных размышлений, но зато онаизбавится от чувства беспомощности, которое стало источником ее депрессии. Онапришла в ярость: "Черт возьми, я не желаю быть обреченной на бесконечноедумание! Я не для того пришла к вам, чтобы моя жизнь стала еще труднее. Я хочурасслабиться и просто радоваться жизни. Вы что же, хотите, чтобы я была чем-товроде Бога" Печально, но это происходило вскоре после того, как эта женщина,обладающая блестящим интеллектуальным потенциалом, закончила курс лечения; онабыла далека от исцеления, так как пришла в ужас от требований, которые ставилоперед ней душевное здоровье.

Непрофессионалу это может показатьсястранным, но психотерапевты хорошо знакомы с тем фактом, что люди, как правило,панически боятся душевного здоровья. Трудная задача психотерапии заключается нетолько в том, чтобы привести пациента к ощущению душевного здоровья, но и,применяя всевозможные комбинации ободрения, утешения и твердости, предотвратитьего бегство от опыта, ккоторому он уже пришел.

Один аспект этого страха можно считатьзаконным, в нем нет ничего нездорового: человек боится, что, получив власть, онможет ею злоупотребить. Святой Августин писал: "Dilige et quod vis fac" – "Если ты любишь и усерден, томожешь делать все, что захочешь". При достаточно успешном процессе психотерапиипациент в конце концов избавляется от чувства, что он не способен справиться сбезжалостным, подавляющим миром, и внезапно осознает, что обладает достаточнойвластью, чтобы делать все, что ему захочется. Осознание этой свободы пугает."Если я могу делать все, что хочу, – думает такой человек,– то что мне мешаетделать великие ошибки, совершать преступления, жить аморально, злоупотребляясвоей свободой и властью Достаточны ли мое усердие и моя любовь для того,чтобы руководить мною"

Если осознание своей власти и свободыпереживается как призыв к благодати, как это часто и бывает, тогда есть и ответна него: "Господи, я боюсь, что недостоин Твоего доверия ко мне". Эта боязньсама по себе является, конечно, неотъемлемой частью усердия и любви и поэтомуполезна для самоконтроля и предупреждения злоупотребления властью. По этойпричине ее нельзя отбрасывать; но она не должна доминировать настолько, чтобыне дать человеку услышать призыв к благодати и взять на себя посильную власть.Есть люди, которые, будучи призваны к благодати, могут годами бороться со своейбоязнью, прежде чем сумеют преодолеть ее и принять собственную божественность.Если эта боязнь и чувство недостойности столь сильны, что никогда не позволяютчеловеку взять на себя власть, значит, налицо невротическая проблема, работа скоторой может стать главной задачей этого человека, а возможно, и егопсихотерапевта.

Но для большинства людей страх, что онимогут злоупотреблять властью, не является главным в их сопротивлении благодати.Несварение у них вызывает не "Делай, что хочешь" в афоризме св. Августина, а"Будь усерден". Большинство из нас подобны детям или подросткам: мы уверены,что нам, взрослым, надлежит пользоваться свободой и властью, но как-тозабываем, что к этому еще полагается ответственность и самодисциплина. Как быни угнетали нас родители, общество, даже судьба, – мы на самом деле, очевидно,нуждаемся в каких-то силах над нами. Чтобы было кого винить за наше состояние.Подняться до такого уровня власти, когда больше некого винить, кроме самогосебя, – это страшно.Как уже говорилось, если бы в этой вышине не было близости Бога, мы ужаснулисьбы своему одиночеству. И все же у многих настолько недостает способностивыносить одиночество могущества, что они отвергают присутствие Бога, лишь бы неощущать себя единственным хозяином на собственном корабле. Большинство людейхотят мира без одиночества власти. А еще они хотят взрослой уверенности в себе,но не желают вырастать из детства.

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.