WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 40 |

Характерно – и почти невероятно: обширнаязападная профессиональная литература по психотерапии игнорирует проблему любви.Индийские гуру нередко просто и без церемоний говорят о том, что любовь– источник их силы.*Ближе всего к этому вопросу подходят те западные авторы, которые предпринимаютпопытки анализировать различия между "успешными" и "неуспешными"психотерапевтами; обычно характеристики успешных врачей содержат такие слова,как "тепло" и "сопереживание". Но чаще всего вопрос о любви приводит нас взамешательство. Этому есть целый ряд причин. Одна из них – смешение понятий подлинной любвии столь пропитавшей нашу культуру романтической любви, а также другие смешения,о которых шла речь в этой главе. Другая причина в том, что "научная медицина"склонна ко всему осязаемому, рациональному, измеримому, психотерапия же какпрофессия формировалась в значительной степени за пределами "научной медицины".Поскольку любовь –феномен неосязаемый, неизмеримый и сверхрациональный, то научному анализу он неподдается.

* См. Peter Brent, The God Men of India(New York: Quadrangle Books, 1972).

Еще одна причина – сила психоаналитических традицийв психиатрии; эти традиции с их идеалом холодного, отчужденного психоаналитикалежат на совести не столько Фрейда, сколько его последователей. Согласно этимтрадициям, всякое чувство любви, которое пациент испытывает к врачу, обычноклеймится термином "перенос", равно как и всякое чувство любви врача к пациенту– "контрперенос";разумеется, оба эти чувства считаются аномалией, частью проблемы, а не еерешением, и их необходимо избегать.

Это совершенный абсурд. Перенос, как упоминалось в предыдущейглаве, относится к неприемлемым чувствам, восприятиям и реакциям. Нет ничего неприемлемого в том,что пациенты начинают любить врача, который искренне выслушивает их час зачасом и не судит их, а воспринимает их как они есть, как их, вероятно, никтораньше не воспринимал; он не использует их в своих целях, и он облегчает ихстрадания. На практике содержание переноса во многих случаях таково, что ономешает развитию у пациента любовного отношения к врачу, и тогда лечениезаключается в преодолении переноса, так, чтобы пациент смог испытать успешноелюбовное отношение, нередко впервые в жизни.

Подобным же образом, нет ничегонеприемлемого в том, что у врача возникает чувство любви к пациенту, когдапациент подчиняется дисциплине психотерапии, принимает участие в лечении,охотно учится у врача и через эти отношения начинает успешно развиваться.Интенсивная психотерапия во многих отношениях напоминает возобновлениеродительских отношений с ребенком. Чувство любви у психотерапевта к пациентустоль же приемлемо, как и чувство любви у хорошего родителя к своему ребенку.Более того, с точки зрения успешного лечения любовь врача к пациентублаготворна, и если успех приходит, то лечебные отношения становятся взаимнолюбовными. И врач неизбежно будет испытывать любовное чувство, совпадающее сподлинной любовью, которую он проявил по отношению к пациенту.

В большинстве случаев душевная болезньобусловлена отсутствием или дефектом любви, которая требуется конкретномуребенку от его конкретных родителей для успешного роста и духовного развития.Очевидно, таким образом, что для исцеления с помощью психотерапии пациентдолжен получить от психотерапевта хотя бы часть подлинной любви, которой быллишен в детстве. Если психотерапевт не может по-настоящему любить пациента,лечение не состоится. Никакое обучение и никакие дипломы психотерапевта непомогут, если он не может расширить свою душу через любовь к пациенту; общиерезультаты врачебной практики такого психотерапевта будут низкими. И наоборот,недипломированный, непрофессиональный врач с минимальной подготовкой, но согромной способностью любить достигает таких же высоких результатов, как исамые лучшие психиатры.

Поскольку любовь и секс тесно переплетены ивзаимосвязаны, то здесь уместно будет кратко затронуть проблему сексуальныхотношений между психотерапевтами и их пациентами – проблему, в наше время нередкопривлекающую пристальное внимание прессы. Ввиду необходимо любовного иинтимного характера психотерапевтического процесса между пациентами и врачамиестественно и неизбежно возникают сильные – или чрезвычайно сильные– взаимныесексуальные влечения. Тяга к сексуальному завершению таких влечений может бытьогромной. Я подозреваю, что некоторые психиатры-профессионалы, бросающие каменьв психотерапевта, который вступил в сексуальную связь с пациенткой, сами немогут быть любящими врачами и не могут по-настоящему понять эту колоссальнуютягу. Скажу больше: если бы у меня возникла такая ситуация, когда послетщательного и здравого размышления я пришел бы к выводу, что сексуальныеотношения с пациенткой будут существенно благотворны для ее духовного роста,– я решился бы на этиотношения. За пятнадцать лет практики, однако, такого случая у меня не было, ия плохо представляю себе, как он мог бы реально возникнуть. Прежде всего, как яуже говорил, роль хорошего врача аналогична роли хорошего родителя, а хорошиеродители не допускают сексуальной связи со своими детьми по ряду очень важныхпричин. Смысл работы родителя заключается в том, чтобы принести пользу ребенку,а не использовать ребенка для собственного удовлетворения. Смысл работы врача– принести пользупациенту, а не использовать пациента в своих интересах. Задача родителя– поддержать ребенкана пути к независимости; задача врача по отношению к пациенту – та же самая. Трудно представить,каким образом врач, вступивший в сексуальную связь с пациентом (пациенткой), неиспользовал бы пациента для удовлетворения собственных потребностей или какимобразом он способствовал бы при этом независимости пациента.

У многих пациентов, особеннособлазнительной внешности, с детства развивается сексуализированный характерпривязанности к одному из родителей, что, несомненно, препятствует свободе иразвитию ребенка. И теория, и немногие доступные нам практические фактыподтверждают, что сексуальные отношения между врачом и таким пациентом скореезакрепляют незрелые привязанности пациента, чем ослабляют их. Даже если этиотношения не доводятся до сексуального завершения, "влюбленность" между врачоми пациентом разрушительна, поскольку, как мы видели, всякая влюбленность влечетза собой сужение границ эго и ослабление нормального чувства отдельности междуиндивидами.

Врач, влюбившийся в пациента, видимо, неможет быть объективным в отношении его, пациента, нужд или отделить эти нуждыот собственных. Именно из любви к своим пациентам врачи не позволяют себеудовольствия влюбляться в них. Поскольку истинная любовь требует уважения котдельной личности любимого, подлинно любящий врач признает и принимает тотфакт, что жизненный путь пациента является – и должен являться – отдельным от жизни врача. Длянекоторых врачей это означает, что их пути никогда, за исключением лечебноговремени, не должны пересекаться с путями пациентов.

Я уважаю эту позицию, но для себя нахожу еенеоправданно жесткой. Хотя у меня и был один случай, когда мои контакты сбывшей пациенткой влияли на нее отрицательно, зато было много таких пациентов,социальные отношения с которыми явно приносили пользу и им, и мне. Мне такжепосчастливилось провести успешный психоанализ с несколькими моими оченьблизкими друзьями. Конечно, в любом случае социальный контакт с пациентом внелечебного времени, даже когда курс лечения формально окончен, представляетсобытие, к которому необходимо подходить с большой осторожностью исамоанализом, чтобы этот контакт удовлетворял нужды врача не в ущерб нуждампациента.

Мы уже обсуждали утверждение, чтопсихотерапия может быть – и должна быть, если речь идет об успешной психотерапии,– процессом подлиннойлюбви. В традиционных психиатрических кругах такое представление выглядитнесколько еретическим. Не менее еретической оказывается и другая сторона этоймонеты: если психотерапия – процесс подлинной любви, то всегда ли любовь терапевтична Еслимы по-настоящему любим своих супругов, родителей, детей, друзей, если мырасширяем свое Я, чтобыпитать их духовный рост, значит ли это, что мы осуществляем психотерапию поотношению к ним

Мой ответ: безусловно.

Время от времени мне приходится слышать закоктейлем: "Наверное, нелегко вам, мистер Пек, отделять вашу социальную жизньот профессиональной. Ведь, в конце концов, нельзя же все время только и делать,что анализировать свою семью и друзей" Обычно такой собеседник простоподдерживает скучный разговор; он не интересуется серьезным ответом и не готовего воспринять. Но иногда ситуация предоставляет мне возможность провести урокили практическое занятие по психотерапии прямо на месте, объясняя, почему ядаже не пытаюсь и не хочу пытаться отделить профессиональную жизнь от личной.Если я замечаю, что моя жена или дети, родители или друзья страдают из-заиллюзий, фальши, невежества, ненужных осложнений, – я обязательно делаю всевозможное, чтобы расширить, распространить себя на них и, насколько удастся,исправить ситуацию, точно так же, как я это делаю для моих пациентов за деньги.

Могу ли я отказать собственной семье идрузьям в моей мудрости, моих услугах и любви на том основании, что они неподписали договор и не оплачивают мое внимание к их психологическим проблемамКонечно, нет. Как могу я быть хорошим другом, отцом, супругом или сыном, еслине использую все возможности и свое профессиональное мастерство, чтобы научитьлюбимых людей тому, что я знаю, и оказать им всю возможную помощь в духовномразвитии каждого из них Кроме того, я рассчитываю на такую же ответную помощьдрузей и членов семьи, в пределах их возможностей. Я научился у детей многимполезным вещам, хотя их критика временами бывает неоправданно грубой, апоучения не столь глубокомысленны, как у взрослых. Моя жена направляет меня неменьше, чем я направляю ее. Мои друзья не были бы моими друзьями, если бы онитаили от меня свое неодобрение или любовный интерес по отношению к мудрости инадежности моего пути. Мог бы я развиваться быстрее без их помощи Всякиеподлинно любовные отношения являются взаимной психотерапией.

Мои взгляды на эти вещи не всегда былитакими. Когда-то я больше ценил восхищение со стороны жены, чем ее критику, идля укрепления зависимости жены делал не меньше, чем для укрепления ее силы.Задачей отца и мужа я считал обеспечение семьи: я приносил домой хорошийзаработок, и на этом моя ответственность заканчивалась. Я хотел, чтобы дом былцитаделью комфорта, а не вызова. В те времена я согласился бы с мыслью, чтопрактиковать психотерапию на друзьях и на семье опасно, неэтично идеструктивно. Но это согласие диктовалось бы моей леностью не в меньшей мере,чем страхом неправильно использовать профессию. Ибо психотерапия, как и любовь,есть работа, а работать восемь часов в сутки легче, чем шестнадцать. Легчетакже любить человека, который ищет твоей мудрости, приезжает к тебе, чтобыполучить ее, платит за твое внимание и получает его в течение точно отмеренныхпятидесяти минут, –все это легче, чем любить того, кто рассматривает твое внимание как свое право,чьи запросы могут быть неограниченными, для кого ты вовсе не власть и неавторитет, а твои поучения не представляют интереса. Психотерапия дома или сдрузьями требует столь же интенсивных усилий, как и в лечебном кабинете, ноусловия здесь гораздо менее благоприятны; иными словами, дома требуется ещебольше усилий и любви.

Я надеюсь, что другие психотерапевты невоспримут эти слова как призыв немедленно начать психотерапию с супругами идетьми. Если человек продолжает путь духовного роста, его способность любитьнепрерывно возрастает. Но она всегда остается ограниченной, и врач не долженпредпринимать психотерапию за пределами этой способности: психотерапия безлюбви будет безуспешной и даже вредной. Если вы способны любить шесть часов вдень, довольствуйтесь пока этой возможностью – она уже превышает способностибольшинства людей. Путешествие будет долгим, и для увеличения вашей способностипотребуется время. Практиковать психотерапию с друзьями и семьей, любить другдруга все время – этоидеал, цель, к которой стоит стремиться, но которая достигается не сразу.

Как я уже отмечал, непрофессиональный врачможет успешно практиковать психотерапию и без особого обучения, если онспособен на истинную любовь; поэтому мои замечания о практике психотерапии надрузьях и на собственной семье относятся не только к профессионалам, но и ковсем людям вообще. Иногда пациенты спрашивают меня, когда они смогут закончитьсвое лечение; я отвечаю: "Тогда, когда вы сами станете хорошимипсихотерапевтами". Этот ответ наиболее уместен в случае группового лечения, гдепациенты сами имеют возможность практиковать психотерапию друг на друге и вслучае неудачи послушать откровенную критику в свой адрес. Многим пациентамтакой ответ не нравится, и они обычно говорят: "Это слишком большая работа.Чтобы выполнить ее, я должен все время думать о своих отношениях с людьми. Я нехочу так много думать. Я не хочу много работать. Я хочу просто радоваться".

Пациенты часто отвечают мне подобнымобразом, когда я говорю им, что все человеческие взаимодействия представляютвозможности учиться или учить (то есть получать или давать лечение); этипациенты не желают ни учить, ни учиться и упускают свои возможности вовзаимодействиях. Многие люди совершенно правы, когда говорят, что не хотятстремиться к столь высокой цели и всю жизнь так упорно работать. Большинствопациентов, даже у самых искусных и любящих психотерапевтов, заканчивают лечениена таком уровне, когда их потенциал роста еще далеко не исчерпан. Они прошликороткий – а можетбыть, и длинный –участок по пути духовного развития, но весь путь им не по силам. Он кажется имслишком трудным; возможно, он и есть слишком трудный. Их вполне устраивает бытьобыкновенными мужчинами и женщинами и не состязаться с Богом.

ТАИНСТВОЛЮБВИ

Обсуждение этого вопроса началось многимистраницами раньше, когда я отметил, что любовь – предмет таинственный и что посей день эта тайна не раскрыта. Мы здесь ответили на некоторые вопросы; но естьи другие вопросы, на которые ответить не так просто.

Одна группа таких вопросов, можно сказать,логически вытекает из рассмотренного выше материала. Мы выяснили, например, чтосамодисциплина развивается на фундаменте любви. Но остается неясным, откудаприходит сама любовь. А если уж мы задаем такой вопрос, то должны спроситьтакже, каковы источники отсутствия любви.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.