WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 40 |

Если большие прыжки обычно совершаются вотрочестве, то это вовсе не значит, что они невозможны в зрелом возрасте.Тридцатипятилетняя женщина, мать троих детей, замужем за несгибаемымшовинистом, который сам все контролирует, а ей не позволяет слова сказать;постепенно и болезненно она начинает осознавать, что ее зависимость от него исам их брак – этоживое погребение. Он блокирует все ее попытки как-то изменить характер ихвзаимоотношений. С невероятной смелостью она идет на развод с ним, выдерживаетград его обвинений и неодобрение соседей и вступает в совершенно неизвестную,рискованную жизнь, одна с тремя детьми, но впервые в жизни свободная, сама себегоспожа.

Пятидесятидвухлетний бизнесмен, находясь всостоянии депрессии после сердечного приступа, оглядывается на пройденный имжизненный путь, видит, что это были сплошь неистовые амбиции – добыть как можно больше денег,взобраться как можно выше по лестнице корпоративной иерархии, – и осознает бессмысленность такойжизни. После длительных размышлений он приходит к выводу, что его движущейсилой было желание услышать одобрение матери – женщины властной и неизменнотребовательной. Он работал до истощения, лишь бы выглядеть преуспевающим в ееглазах. Рискуя и впервые в жизни переступая через ее неодобрение, выдерживаягнев жены и детей, привыкших к роскоши, он переезжает в провинцию и открываеттам крохотную лавочку, где занимается реставрацией старинной мебели.

Столь крупные перемены, такие решительныепрыжки в независимость и самоопределение чрезвычайно болезненны в любомвозрасте и требуют величайшего мужества; но они не так уж редко случаются врезультате психотерапии. Да, ввиду огромного риска психотерапевтическая помощьчасто бывает необходима, но не потому, что она уменьшает риск, а потому, чтоподдерживает и учит мужеству.

Но что общего с любовью имеет проблемавзросления, кроме того факта, что расширение Я, происходящее в любви, есть развитие,прорастание души в новые измерения Прежде всего, описанные выше примерыперемен и все другие подобные рывки являются актами любви к себе. Именнопотому, что я высоко ценил себя, я не пожелал оставаться в той школе и тойсоциальной атмосфере, которые не соответствовали моим потребностям. Именнопотому, что мать троих детей знала себе цену, она отказалась терпетьзамужество, которое совершенно ограничило ее свободу и подавило ее какличность. Именно потому, что бизнесмен заботился о себе, он отказался гробитьсебя непосильной работой ради амбициозных ожиданий матери.

Во-вторых, любовь не только дает нампобуждение к решительным переменам; она лежит и в основе мужества, необходимогодля рискованных действий. Только потому, что мои родители безусловно любили иценили меня как сына, я чувствовал себя достаточно уверенным в себе, чтобыотвергнуть их ожидания и радикально порвать с той моделью, которую они для меняприготовили. Хотя я чувствовал себя недостойным, бесполезным и, возможно,безумным в своей затее, я смог выдержать эту пытку лишь потому, чтоодновременно, на более глубоком уровне, я ощущал, что я хороший человек, скольбы я ни отличался от других. Смея отличаться от других, даже если это означалобезумие, я отвечал на предыдущие любовные послания моих родителей, тысячипосланий, которые твердили: "Ты красивый и любимый. Хорошо, что ты есть. Мыбудем любить тебя независимо от того, что ты делаешь, и любить до тех пор, покаты есть ты". Если бы не эта уверенность в родительской любви, отразившейся вмоей любви к самому себе, я выбрал бы известное вместо неизвестного и шел быдальше по облюбованной родителями стезе, но заплатил бы за это уникальностью,самобытностью собственной души.

И наконец, только если человек решаетсясовершить прыжок в неизвестность полной самости, психологической независимостии уникальной индивидуальности, ему открывается свободный и высокий путь кдуховному росту, к реализации и проявлению любви в широчайших масштабах. Еслиже он вступает в брак, заводит детей или делает карьеру ради того, чтобыудовлетворить ожидания родителей или чьи угодно еще, пусть даже это будет всеобщество, то такая жертва по самой природе своей окажется напрасной. Если вылюбите ваших детей прежде всего потому, что от вас ожидается любовное к нимотношение, то как родитель вы окажетесь нечувствительным к более тонкимпотребностям детей и, в результате, неспособным проявить свою любовь болееутонченными и, возможно, более важными способами. Высшие формы любвипроявляются только как свободный выбор и никогда не бывают актомприспособления.

РИСКОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Поверхностное или глубокое, обязательствовсегда является основанием, фундаментом подлинно любовных отношений. Серьезноеобязательство не гарантирует успеха отношений, но способствует их укреплениюбольше, чем любой другой фактор. Легкомысленное обязательство со временем можетусилиться; если же этого не происходит, то отношения обычно распадаются илистановятся нестабильными и нездоровыми. Часто мы не осознаем, на какой огромныйриск идем, взяв на себя серьезное обязательство. Я уже говорил о том, что однаиз функций инстинктивной влюбленности состоит в том, чтобы окутать участниковмагическим покровом всемогущества и тем самым даровать им благословеннуюслепоту к рискованности предприятия, которое именуется браком.

Я, например, был достаточно спокоен до тойминуты, когда моя жена соединила свою руку с моей перед алтарем: в этот миг язадрожал всем телом; охвативший меня ужас был так силен, что я не помню почтиничего из последующей церемонии и праздничного приема. Как бы там ни было,именно наше чувство долга после бракосочетания позволяет нам выдержать переходот влюбленности к настоящей любви. Так же и чувство долга после зачатияпреображает нас, биологических родителей, в родителей психологических.*Обязательство –неотъемлемое внутреннее свойство всяких подлинно любовных отношений. Каждый,кто искренне заботится о духовном росте другого человека, знает, сознательноили бессознательно, что существенно помочь этому росту можно только при условиипостоянства, надежности отношений. Дети не могут достичь психологическойзрелости в атмосфере непредсказуемости, за которой стоит призракбеспризорности. Супруги не смогут никаким разумным способом разрешитьуниверсальные проблемы семейной жизни – такие, как зависимость инезависимость, доминирование и подчиненность, свобода и верность, – если у них нет уверенности втом, что сама дискуссия по этим проблемам не разрушит их союз.

* Вся важность различий между биологическими психологическим отцовством (или материнством) изящно показана иконкретизирована в книге Goldstein, Freud and Solnit, Beyond the Best Interest of the Child(Macmillan, 1973).

Проблемы обязательства лежат глубоко воснове большинства психических нарушений и решающим образом влияют на ходпсихиатрического лечения. Индивидуумы с отклонениями личности склонныограничиваться поверхностными, мелкими обязательствами; если же эти отклонениязначительны, то чаще всего такие пациенты вообще не могут брать на себяобязательств. И дело не столько в том, что они боятся рисковать и связыватьсебя, сколько в их глубоком непонимании самой сущности обязательства. Посколькуих родители не смогли быть обязательными по отношению к ним как к детям, то идети выросли, не имея опыта обязательства. Обязательство для них абстрактноепонятие, лежащее за пределами их познаний, феномен, о котором они не имеютпредставления.

Невротики, наоборот, обычно сознают смыслобязательства, но страх перед ним чаще всего парализует их. История их раннегодетства, как правило, подтверждает, что родители были достаточно обязательны поотношению к ним и, как результат, у детей сформировалось чувство долга. Ноутрата в дальнейшем родительской любви (смерть родителей, хроническоеневнимание или антипатия с их стороны и т.п.) формирует у детей опытневыносимого страдания от безответной преданности. И тогда, естественно, ихначинает пугать даже мысль о новых обязательствах. Исцелить подобную рану можеттолько последующий длительный опыт более глубокой и надежной преданности. Вотпочему – помимодругих причин –обязательность является краеугольным камнем психотерапевтических отношений.Иногда я содрогаюсь при мысли о масштабе моих действий, когда беру еще одногопациента на длительное лечение. Ибо для того, чтобы состоялось существенноеисцеление, психотерапевт должен вложить в свои отношения с новым пациентомтакое же глубокое и искреннее обязательство, какое глубоко любящие родителинесут перед родными детьми. Степень заинтересованности врача и его верностиинтересам пациента обычно легко проверяется и всегда видна в тысячах проявленийв течение многих месяцев или даже лет лечения.

Рейчел, холодная и внешне безукоризненнаямолодая женщина двадцати семи лет, пришла ко мне на прием посленепродолжительного замужества. Марк ушел от нее из-за ее фригидности. "Я знаю,что я фригидна, –рассказывала Рейчел, – но я думала, что со временем раскроюсь с Марком. Однако этого непроизошло. Я думаю, Марк здесь ни при чем. Секс не приносил мне удовольствияникогда и ни с кем. Да, по правде говоря, я и не уверена, что мне это нужно.Одна часть меня хочет этого, хочется в конце концов счастливого замужества, и явовсе не прочь быть нормальной, ведь нормальные люди вроде бы находят в сексечто-то восхитительное. Но другая часть меня предпочитает, чтобы я оставаласьтакой, какая есть. Марк все время просил меня, чтобы я расслабилась и дала себеволю. Но, кажется, я не хочу давать себе волю, не хочу расслабиться– даже если бы имогла".

На третьем месяце нашей совместной работы язаметил Рейчел, что она каждый раз еще до начала сеанса по меньшей мере дваждыговорит мне "Благодарю вас": первый раз – когда я встречаю ее в приемной,а второй раз – входяв кабинет.

– Развеплохо быть вежливой – спросила Рейчел.

– Само посебе это хорошо, –ответил я, – но вданном случае в этом ведь нет необходимости. Вы ведете себя так, словно вы тутгостья, да к тому же не уверены, что желанная.

– Но ядействительно гостья. Это ваш дом.

– Этоправда, – сказал я.– Но правда и то, чтовы платите сорок долларов за каждый проведенный здесь час. Вы приобрели этовремя и это пространство, а поскольку приобрели, то имеете на него право. Вы негостья. Этот кабинет, приемная и наше совместное время принадлежат вам поправу. Они ваши. Вы заплатили мне за них, почему же вы благодарите за то, чтоуже и так ваше

– Я не могуповерить, что вы действительно так считаете! – воскликнула Рейчел.

– Тогда вы,очевидно, уверены в том, что в любой момент я могу выставить вас отсюда. Вычувствуете, что вполне возможно, что однажды утром вы придете на сеанс иуслышите от меня: "Рейчел, работа с вами превратилась в сплошную скуку. Я решилбольше не видеться с вами. Прощайте и всего вам наилучшего".

– Именнотак я и чувствую себя, – согласилась Рейчел. – Я никогда раньше не думала о таких вещах как о моем праве, тем более если этоотносится к другому человеку. И что же, вы хотите сказать, что не могли бы менявыставить отсюда

– Да нет,мог бы, конечно. Но я не сделаю этого. Я не захочу этого делать. Помимопрочего, это неэтично. Послушайте меня, Рейчел. Когда я берусь, как в вашемслучае, за продолжительное лечение, то беру на себя и обязательство поотношению к этому случаю и к этому пациенту. И по отношению к вам я взял насебя обязательство. Я буду работать с вами так долго, как потребуется,– год, пять лет иливсегда. Я не знаю, прекратите ли вы ваше лечение тогда, когда будете здоровы,или раньше; но когда бы это ни произошло, это будет ваше решение. Только выможете прекратить наши отношения. Пока я жив, мои услуги всегда будут доступнывам, как только вы пожелаете.

Мне не составило труда понять проблемуРейчел. В начале лечения ее бывший муж Марк сказал мне: "Я думаю, к этомубольше всех приложилась ее мамаша. Это замечательная женщина. Из нее мог быполучиться генеральный директор "Дженерал моторс", но я не уверен, что онахорошая мать". Он оказался совершенно прав. Рейчел росла или, лучше сказать,выращивалась в такой атмосфере, где ее ни на минуту не покидало чувство, чтопри малейшем несоответствии "курсу" ее могут просто выгнать из дому. Вместотого чтобы дать Рейчел уверенность, что ее, ребенка, место в доме совершеннонадежно – а такаяуверенность приходит только от преданных, обязательных родителей, – мать неизменно внушала ей прямопротивоположное: как наемному работнику, Рейчел гарантировалось ее положениетолько при условии, что она будет делать все, что от нее требуется, и вестисебя соответственно родительским ожиданиям. Если ее положение в родном доме небыло надежным, как могла она чувствовать себя в безопасности в моем кабинете

Такие травмы, обусловленные отсутствиемобязательства, преданности со стороны родителей, не исцеляются несколькимисловами, беглым утешением и поверхностным ободрением. С ними необходимоработать повторными курсами, каждый раз на все более глубоком уровне. Однатакая "проработка" стала возможной только через год с лишком после началалечения. Мы сосредоточили наше внимание на том факте, что Рейчел никогда неплакала в моем присутствии – иными словами, "не давала себе воли". В одном из сеансов, когдаона рассказывала об ужасном одиночестве из-за постоянной необходимости бытьначеку, я почувствовал, что она вот-вот зарыдает, но необходим какой-то легкийтолчок от меня. Тогда я сделал нечто непредусмотренное: я наклонился надкушеткой и, притронувшись рукой к ее голове, пробормотал: "Бедняжка Рейчел,бедняжка". Попытка оказалась неудачной: Рейчел вся сжалась и тут же села накушетке, глядя на меня сухими глазами.

– Я не могусделать это, –сказала она. – Я немогу дать себе волю.

Это был уже конец сеанса. А придя наследующий сеанс, Рейчел не легла, как обычно, на кушетку, а села.

– Теперьваша очередь говорить, – объявила она.

– Что выимеете в виду –спросил я.

– Вырасскажете мне обо всем, что у меня не в порядке. Я был озадачен.

– Явсе-таки не понимаю, что вы имеете в виду, Рейчел.

– Это нашпоследний сеанс. Нужно подвести итоги, определить, что у меня не в порядке,определить причины, по которым вы больше не можете лечить меня.

– Ясовершенно не могу понять, что происходит, – сказал я.

Теперь пришла очередь Рейчел удивляться.

– Как же,– сказала она,– в прошлый раз выхотели, чтобы я заплакала. Вы давно уже хотите, чтобы я заплакала. В прошлыйраз вы сделали все, что могли, чтобы помочь мне заплакать, и все-таки я несмогла. Значит, и незачем вам больше со мной возиться. Я не могу сделать то,что вы хотите, чтобы я сделала. Поэтому сегодня у нас последний сеанс.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 40 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.