WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 53 |

Кроме того, терапевту нужно постоянноследить за тем, действительно ли клиент обращается к нему как к терапевту, невозникает ли игра-в-психотерапию.

"Нулевой цикл" предъявляет к клиентусерьезные требования. "Игры-по-Берну" – это патология, от которой можноизбавиться только при очень сильном собственном желании и посредствомзначительных собственных усилий. "Дабл-байндовая" природа игр делаетневозможным по самой сути дела их "лечение" извне. Клиенту можно помочь толькопри условии, что процесс терапии инициируется и поддерживается им самим.

Здесь нужно отметить принципиальныймомент, который осознанно присутствует в трансакционном анализе, реальноналичествует и в других формах терапии, но часто недооценивается в ихсамоосознании. Я имею в виду тот факт, что с самого начала клиент в той илииной форме должен быть обеспечен знанием о сущностии природе игры [9].

Нулевой цикл для клиента обеспечиваетсятем, что он осознает (хотя бы смутно) какой-то фрагмент своего регулярногоповедения как неудовлетворительный и обнаруживает в нем что-то похожее на игру.После этого может следовать первый шаг собственно постановки проблемы– анализ игры. Спомощью терапевта (или самостоятельно, выступая для себя аутотерапевтом) клиентстремится описать неудовлетворительное поведение с точки зрения теоретическихпредставлений, например, представлений об игре-по-Берну.

Как говорилось в лекции о постановкепсихотерапевтической проблемы, при анализе совершенно необходим конкретныйматериал, который следует соотносить с возникающей аналитической гипотезой,пока не создастся достаточно полное соответствие того и другого. Крайне важныпри этом детальность и конкретность. Обобщения типа "предложение Родительскойпозиции и отказ в ней" хороши для описания общей схемы, но совершеннонедостаточны для конкретного анализа и терапии. Должны быть восстановлены все"жанровые" и поведенческие детали, все типичные обстоятельства и пр.

У каждого человека есть ряд игр, от совсемповерхностных до более или менее глубоких, которые после такого анализа можно"прекратить" волевым усилием: просто "не позволять себе этого". К такого рода"мелким играм" могут относиться, например, мелкие привычки коммуникации,скажем, задавание вопросов в функции "подлавливания" собеседника. Если клиент вдостаточной мере прочувствует "грязный привкус" такого общения, это можетпослужить достаточным стимулом для очищения.

Еще раз напомню, что мы говорим о терапииклиента=инициатора игры. Упаси вас Бог начать "лечить" такого коммуниканта изпозиции Адресата!

Здесь, как правило, слушатели опятьначинают спрашивать: "А что же делать Адресату" Я позволю себе некотороеотступление, чтобы, продолжая тему о поведении Адресата, ответить на этотвопрос.

Прежде всего, Адресату следует помнить,что он вовсе не обязан быть Адресатом. Например, вполне может быть преодоленаавтоматическая привычка отвечать на вопрос (хотя бы вопросом, как в известноманекдоте). Если вам удалось остановиться (остановить-ся, то есть остановитьсебя), у вас появляются разные варианты поведения. Можно просто замолчать. Это,конечно, связано с риском показаться невежливым; оправданием может служить то,что ваш собеседник "первым" повел себя "незаконно", и в этом вы не обязаны его "вежливо"поддерживать. Такое поведение, разумеется, требует некоторой внутренней силы иразвивает ее.

Можно, если стремиться к максимальнойплавности и гладкости коммуникации, – парировать "ловушку"уточняющими, "наводящими" контрвопросами: "Вы хотите спросить, как обстоит делос тем-то и тем-то" Если "игровое" поведение собеседника автоматично и им самимнезамечаемо, такой поворот может столь же автоматически перевести его в другойрежим. Если, наоборот, "ловушка" расставляется намеренно (хотя, может быть, инеосознаваемо), такая приостановка реакции вскроет ситуацию, не открывая вашихсобственных "карт".

В иной ситуации, где это покажетсяуместным, можно прямо спросить, выходя в мета-коммуникацию: "Это действительновопрос"

В любом случае адекватное поведениепредполагаемого Адресата требует значительного внимания, некоторой долисамообладания, а также, прямо скажем, – мужества. Может показаться, чтона такой мелкой шкале это – пустяк, но реально как раз такого мужества и не хватаетбольшинству людей [10].

Вернемся к нашему клиенту (или к намсамим, если мы занимаемся аутотерапией). Часто возможно исключение рядапаттернов игрового поведения, связанных с неоправданным вмешательством в жизньдругих людей: непрошеных советов, неуместных требований, неоправданных надеждна помощь или понимание и пр.

Полезно начать (и продолжать!) такого родаработу, как для того, чтобы реально очищать свое жизненное пространство, так идля того, чтобы все более реально ощущать тяжесть игрового поведения ивозможность от них освободиться.

Однако часто после всего этого мысталкиваемся с паттернами, которые не поддаются простому "элиминированию".Постановку психотерапевтической проблемы приходится продолжать.

Как я уже говорил, в основе глубокоукоренной игры лежит, как правило, внутренний конфликт, связанный с какой-тофрустрацией. Игровая трансакция оказывается проецированием этого конфликтавовне.

Известная нам схема "крана" (активныйимпульс – заслонка– регулятор)позволяет, в качестве гипотезы, описать "внутреннее принуждение к игре" какнеполную интериоризацию "регулятора", – такую, что при одновременномсуществовании в индивиде побуждения и запрета они циклически взаимодействуют друг сдругом только через внешнюю псевдо-реализацию. Таким образом, игра является дляее инициатора действительно совсем не тем, за что ее принимает Адресат: этобезнадежная, но компульсивно-неизбежная для Адресанта попытка использоватьАдресата в качестве ручки заведомо неисправного крана [11].

Возвращаясь к игре "Да, но...", можно сточки зрения нашей гипотезы описать ее следующим образом. У индивида существуетодновременно как побуждение просить совета, так и (заведомый) запрет на егоиспользование. Притом эти силы не взаимодействуютнепосредственно внутри самого индивида. Поэтому онреализует их во внешнем поведении, причем таким образом, что реакция на внешнююреализацию одной "программы" автоматически вызывает другую: попросив совета иполучив его, Игрок обязательно должен его отвергнуть, а отвергнув некий совет,он должен тут же снова просить совета.

Из этой гипотезы следует, в частности, чтоописание "внешнего рисунка" игры, сколь бы оно ни было ярким и "хлестким",совершенно недостаточно для терапии и даже для ее аналитической части (в этомсостоит одна из причин многих неудач). Нужно выяснять, как "устроена" каждая изконфликтующих "программ", какие конкретные побуждения и коммуникативные позицииза ней стоят. (Сам Берн, как человек аналитически очень глубокий, а кроме того,– что не менее важно,– безусловно добрый,такие вещи, наверное, просто сразу "видел".)

Продолжая наш пример, мы можем выяснить,что совета может просить, скажем, неуверенный в себе Заблудившийся Ребенок.Тогда рисунок игры может быть проинтерпретирован следующим образом: Ребенокподходит (или подбегает, в зависимости от темперамента) к каждой встречнойтете, спрашивая: "Не ты ли моя мама" – но шифруя это под вопрос вроде:"Куда мне пойти" (мама-то хорошо знает, что идти надо бы домой, и знает, гдедом); при этом он заранее как бы видит, что эта тетя – вовсе не его мама, только оченьстрашно сразу отказаться от волшебного "а вдруг" (вдруг, например, не толькомама знает, где мой дом и как туда идти). Однако, все-таки вполне убедившись,что эта тетя – немама ("Не знает она, где мой дом"), нужно бежать дальше искать "маму", то есть спрашиватьследующую тетю, куда идти...

Но тот же рисунок игры "Да, но..." можетразыгрываться при совершенно других позициях. Адресантом игры может статьЭкзаменующий Родитель со сценарием Дракона-Пожирающего-Принцесс (то есть,например, человек с сексуальными проблемами: "пожирает", потому что не можетпозволить себе сексуальные отношения), а Адресатами – кандидатки в Хорошие Девочки сосценарием неудачниц ("Разве не ужасно, что я тоже не сумела ему помочь!").

Естественно, количество вариантов (приодном и том же внешнем рисунке игры) бесконечно. Игровой сценарий в этом смысле– что-то вроде линзы,в которой сходятся разные лучи. Таким образом, в серьезной терапии игру нужнорассматривать лишь как симптом, и, не останавливаясь на ее внешнем рисунке,"копать глубже".

Кстати, можно предположить, что такогорода полный, то естьдоведенный до реальных мотивов анализ уже сам по себе до некоторой степенитерапевтичен, во всяком случае – для аналитика: если любитель обвинять ближних в "играх" зараздражающей его истеричкой, продолжающей играть в "Да, но..." (хотя ей это ужене раз "поставили на вид"), сумеет увидеть такого Заблудившегося Ребенка, иесли при этом он сам еще не дошел до такой степени раздражения или обиды, чтобыпотерять остатки Взрослости, – его реакция может сильно измениться.

Схематически техника дальнейшейтерапевтической работы такова. Сначала конфликтующие "инстанции" тщательноотделяются друг от друга, "расплетаются". При этом присутствие терапевта(внешнего или внутреннего) должно обеспечить им безопасность и "право голоса".Затем их нужно усадить за "круглый стол" [12], где они имеют возможностьобнаружить, что у них есть некая общая действительность и общие интересы, вчем-то совпадающие, в чем-то конфликтующие.

Специфической особенностью игровогоповедения как проблемы является то, что при переходе ко второму блоку, то естьпоиску желательного способа поведения, последнее может оказаться различным дляразличных "сторон" внутреннего конфликта (то есть для различных субличностей).В такой работе следует выявить желания и интересы всех "заинтересованныхсубличностей" и только потом искать возможности их совмещения.

Примечания

Введение

  1. См., например, Дж. Беннет. Учителя мудрости. М., 1999.
  2. "Я занят свои делом, а ты – своим", – одна из формул знаменитой"гештальт-молитвы" Перлза.
  3. Для тех, кто не в курсе : это из одесского анекдота. Дамапытается поймать такси, не обращая внимания на проходящие мимо машины, в концеконцов кто-то ее спрашивает: "Мадам, вам нужно шашечки, или ехать "
  4. Позволю себе напомнить, что в "публичность" этого "домена" для русско-читающей публики и я вложил свой вклад. В моем переводе впервыеувидели свет "Гештальттерапия" и "Гештальт-подход" Перлза, "Гештальт, ведущий кпросветлению" Энрайта, а также имеющие прямое отношение к делу книги Брукса"Как вернуть полноту переживания" (о методе sensory awareness Шарлотты Селвер),Ч. Тарта "Практика внимательности в повседневной жизни", М. Фельденкрайза"Сознавание посредством движения" и др.
  5. G. Bateson. Steps to ecology of mind.
  6. "Стоит лишь открыть читанные и перечитанные страницыОткровения святого Иоанна Богослова, и мы увидим очевидную вещь, поражающуюбольше, чем железные стрекозы, стальные кони и Звезда Чернобыль, отравившаяводы рек. Конец света наступил, – а люди не заметили". (А. Валентинов. Нам здесь жить. М., 1999.)
  7. В литовском местечке Зарасай А. Б. Ровнер пыталсяопровергнуть этот тезис, – как мне кажется, безуспешно. См. А. Ровнер. Веселыесумасшедшие. М., 1999.
  8. А Биг Сур, – если кто не знает, – это место, где находитсялегендарный Исаленский Институт, где когда-то проходили семинары Ф. Перлза, Г.Бейтсона, С. Грофа и других поистине великих людей.
  9. Например: Г. И. Гурджиев. Беседы с учениками. Киев. 1992.
  10. То есть, собственно,"медитацией", хотя это слово, счьей-то нелегкой руки, приобрело в англо-русском языке совсем иной смысл ииспользуется теперь ньюэйджевской попсой вместо малопонятного слова "дхьяна ".
  11. По преданию, когда Гурджиеву рассказали о смертиУспенского, он сказал: "Умер как собака", – имея в видунесформированностъ "тела кесджан ". Кто-то из окружающих возмутился, и тогдаГурджиев добавил цитированную фразу.
  12. По этому поводу можно прочесть его замечательную книгу"Свидетель" (Дж. Г. Беннет. Свидетель, или история поиска. М., 1999).Стараниями Л. Долгопольского начинают выходить переводы его книг, что, конечноже, серьезно обогащает русскоязычное "поле чудес ".
  13. Тарт выбрал, как известно, Согьяла Ринпоче.
  14. Петр Дънов (Учитель Беинса Дуно). Се человек, Воронеж,1993.
  15. "Дюна" входит в обязательной список литературы дляучеников моей мастерской.
  16. Она состоит в отсутствии измерения Воли, которое должнодополнять рассматриваемые им измерения Функции и Бытия, – если говорить в терминах"Драматической Вселенной" Дж. Г. Беннета, – до полной триады. Об этомсм. в 3 комментарии об интроекции.

1-1

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.