WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 53 |

Адресант может этим шансом воспользоватьсяили не воспользоваться; Взрослая коммуникация не может быть вынужденной, онаисключает всякую "гарантированную" манипуляцию. Но при таком подходе нужночетко и жестко отказаться коммуницировать в практической реальности, в которойидет игра, и соглашаться на коммуникацию только в плане терапии Адресанта. Наинициацию игры идет ответ, – если говорить грубо и называть вещи своими именами, – "Тебя нужно лечить, и пока мытебя не вылечим, обсуждать то, что ты обсуждаешь, я вообще отказываюсь".

Это вещь опасная и рискованная, нарушающаятекущие отношения. А в текущих отношениях в реальном времени всегда есть массаугроз и нужд: плачут дети, требуют своего родители, сердятся начальники...

К тому же такой ход предполагает, что увас есть возможность и способность, во-первых, самому поддерживать позициюВзрослого и, во-вторых, реально провести терапию.

Но зато этот ход имеет массу преимуществ,когда мы находимся в реальной психотерапевтической ситуации. Это единственноправильная позиция для психотерапевта, когда клиент пытается играть с ним вигры, – а так, какправило, и бывает.

2

Рассмотрим два варианта реализациисобаки-снизу, описанные у Берна в виде игр "Полицейские и воры" и "Алкоголик".

В обоих случаях Адресант осуществляеткакое-то девиантное (отклоняющееся от нормы) поведение, предположительноопасное для него и/или окружающих. Суть игры-по-Берну состоит здесь в том, чтоэто поведение осуществляется" Девиантом не само по себе, а "коммуникативно":оно намеренно (хотя,возможно, неосознанно) обращено к Адресату.

Остановимся на этом подробнее. He-игровоедевиантное поведение может осуществляться человеком (как правило, подросткомили пере-ростком) ради каких-то собственных целей. Допустим, человек ворует,чтобы иметь больше денег, или напивается, чтобы укрыться от трудностей илипустоты своей жизни. В таком случае ему не нужен зритель (если только зрительне становится соучастником). Прочие люди, оказавшиеся в этой ситуации, либонейтральны, либо, –поскольку их это задевает, – становятся реальными противниками. Иными словами, человекосуществляет это поведение "на свой страх и риск".

Адресант игр-по-Берну, обращая своедевиантное поведение к некоему Адресату (реальному или воображаемому),осуществляет его не ради него самого, а ради коммуникации. Как у К.Чуковского:"Я маме плачу!"

"Значение" этого обращения может быть"расшифровано" по-разному. Часто сам Адресант, то есть его "сознательнаячасть", реально не представляют себе этого значения (или создает себе по этомуповоду различные рационализации, что еще более запутывает ситуацию), и еговыявление может потребовать специального анализа.

Условием появления собаки-снизу (иконкретизирующих это положение игр) является специфическое значение этойкоммуникации – такой"маневр", в котором Адресант делает вид, что претендует на положение Ребенка, аАдресату предлагает (то есть, конечно же, якобы предлагает) положение Родителя.

Для игры "Полицейские и воры" Бернприводит прототип в виде детской игры малыша с мамой в прятки. На примере этогопрототипа мы можем увидеть существенный аспект структуры подобной коммуникации.В этой игре мама выполняет для малыша две функции. С одной стороны, онадоставляет ему удовольствие; в нормальном случае это – игра любимого ребенка и любящеймамы. При этом она, конечно же, среди прочего, обеспечивает безопасностьребенка, заботится о нем. С другой стороны, "по игре" она – "противник": ведь именно от нееон прячется.

Мы видим здесь ясное разделение двух типовсвязи. Одна связь –объемлющая, ее можно назвать "рамочной"; она создает единство системы. Этосвязь малыша с мамой как Ребенка с Родителем. Другая связь, которая находитсявнутри рамки,– это игровой (вобычном, а не берновском смысле слова) конфликт прячущегося малыша и его"противника" – мамы,которая должна его найти. Игры детей начинаются, как известно из детскойпсихологии, когда ребенок научается различать то, что происходит "понарошке", ито, что имеет место "взаправду".

Для игры "Алкоголик" можно вообразитьаналогичную модель, причем не только наглядную, но и кинестетическивыразительную. Представьте себе расшалившегося ребенка, который висит на рукепапы или мамы, свешиваясь над асфальтом (или, для большей драматичности,– с перрона надрельсами в метро).

Здесь мы видим те же два типа связи. Содной стороны, ребенок вполне уверен, что мама позаботится о его безопасности.Ему достаточно лишь крепко держаться за ее руку, а остальное – ее дело. С другой стороны, емуот мамы нужно чего-то еще, например, внимания, игры (в обычном, детском смысле слова).

Существенной чертой этой ситуации является"положительная обратная связь" (в кибернетическом смысле слова): чем большетянет ребенок, тем сильнее вынуждена тянуть мать; чем сильнее она тянет, тембольше может позволить себе тянуть ребенок, и т.д.

Этот тип отношений компонентов системы– их расхождение помеханизму положительной обратной связи при сохранении – до поры до времени – единства системы, – Гр.Бейтсон назвал"схизмогенезом"; очевидно, что если до определенного момента этот типвзаимодействия не прекратится, система "развалится".

Сила, с которой малыш держится за маминуруку, обеспечивает единство системы. Здесь она играет роль "рамочной" связи.Другая сила, – та, скоторой он тянет маму, "играя" (опять же – не в берновском смысле!) с нейтаким образом – этосила, вовлеченная в положительную обратную связь, сила схизмогенеза.

В том, что ребенок свешивается надасфальтом или рельсами, присутствуют еще две силы. Одна – это то, как он "для себя" играет"на краю"; кинестетически это – предчувствие возможного (но не обязательного, в этом и состоитудовольствие риска) ушиба при падении. Вторая (шаг к берновской игре, хотя ещене она сама), – этото, что своим "бытием в опасности" малыш привлекает к себе внимание мамы. Всеэто "пакуется" в одно поведение, но при этом здесь очевидно сосуществуют четыреразных отношения малыша к маме и к себе, в том числе к "своему телу".

Что отличает эту модельную (но вполнереальную, наблюдаемую) ситуацию от игры-no-Берну Малыш вполне уверен в том,что мама может его удержать и удержит (так же как при нормальной, "хорошей"игре в прятки он уверен, что "на самом деле" мама не представляет для негоопасности). Свисая на маминой руке над рельсами он, конечно же, манипулируетею, и манипуляция эта может быть (а может и не быть) для мамы неприятной; нопри этом он однозначно вверяет ей функцию Родителя, способного успешнообеспечивать его безопасность, и на протяжении всей ситуации сохраняет за ней эту функцию.

Один из участников группы, в которойвпервые излагалась эта схема, рассказал, что реально видел такую ситуацию,только в роли Родителя выступал папа, и вел он себя следующим образом: он началмедленно наклонять ребенка над рельсами. Ребенок сразу же вцепился в его рукувторой рукой, начал подтягиваться двумя руками и довольно скоро стоял наперроне, достаточно далеко от края.

Рассматриваемая берновская игра отличаетсяот этой "модельной" ситуации тем, что Адресант игры реально не доверяетАдресату заботу о своей безопасности. Он только притворяется Ребенком, и тольков качестве "наживки" предлагает Адресату роль Родителя. Реально же онне собирается дать Адресату возможности о немпозаботиться [7].

Впрочем, на другом конце этой коммуникациимогут разыгрываться свои игры-по-Берну: игры собаки-сверху. Чем отличаетсяучастник игры-по-Берну в роли Преследователя или Спасателя от реальногоРодителя

Здесь мы имеем повод более пристальнорассмотреть ситуацию Ребенка и Родителя "в норме".

Ребенок – это существо, не способноеопираться на себя. Суть его нежизнеспособности с психологической точки зрениясостоит в том, что его интересы, определяющие его восприятие среды и представление ней, малосоответствуют реальным потребностям его организма. Он тянется к тому, что,метафорически говоря, "ярко", хотя это может быть ненужно и даже опасно для еговыживания. Поэтому за ним постоянно должен "следить" Родитель, обеспечивая егобезопасность: не давая ему делать то, что опасно или вредно, и заставляя егоделать то, что необходимо.

Ситуация Родителя состоит в том, что в его"органической среде" находится существо, зависящее от его заботы. Он, Родитель,– не сам по себе, он"при Ребенке". Вместе с тем предполагается, что как Взрослый он способенопираться на себя. Но эта способность опираться на себя (self-support) теперьдолжна распространиться и на его ответственность за безопасность и развитиеРебенка.

Здесь, правда, есть чрезвычайно тонкий исложный момент, вокруг которого, собственно, разворачивается вся проблематикавоспитания (и, соответственно, психотерапии). В норме Родитель воспринимаетРебенка не так, как воспринимал бы предмет среды, о сохранности которогонеобходимо по каким-то причинам заботиться. Ребенок для него в каком-тоотношении (а потенциально – во всех отношениях) -"равное" существо, "Ты" в терминологииБубера. Родительской заботе подлежит, так сказать, "оболочка" Ребенка, а не егосущность, в будущем способная стать само-стоятельной.

Но в тех рамках, которые Взрослый вРодителе принимает под свою ответственность, он полностью отвечает за Ребенка.И он будет добиваться выполнения своей "миссии" независимо от "точки зрения"Ребенка.

Представьте себе, например, Родителя,Ребенок которого сунул палец в огонь, сильно обжегся, и который (Родитель) приэтом говорит: "Ну что поделаешь, он не захотел меня послушаться, пусть теперьпеняет на себя!" –Именно таков Спасатель из берновской игры в Алкоголика. Так ведет себясобака-сверху, изображая собой Родителя, но не принимая на себя реальнойответственности за ситуацию Ребенка (равно как и за свою собственную ситуацию).

Еще одно сопоставление поможет нам выявитьдругую сторону псевдо-Родительской позиции в играх. Ранее мы рассмотрелислучай, когда девиантное поведение Адресанта игры угрожает его собственномублагополучию. Теперь посмотрим, что происходит, когда оно угрожает безопасностии благополучию других. Возможно, что кто-то из этих "других" попытается встатьв Родительскую позицию и начать "учить его жить".

Это одна из самых распространенных"слабинок" в играх такого рода. В чем ее суть Адресант (то есть человек,осуществляющий девиантное поведение коммуникативным образом) как бы приглашаеткого-то из окружающих в Родители, и как бы "подставляет" себя в качествеРебенка. Предполагаемый Родитель может посчитать Девианта находящимся в его(Адресата) ситуации. Это может произойти с тем большим, по видимости,основанием, что поведение Девианта реально наносит ущерб Адресату.

Но так ли это Находится ли Девиантреально "на территории" (то есть внутри ситуации) Адресата Переключение в игре показывает, что ссамого начала это было не так. (Кстати, совершенно необходимо научитьсяотличать переключение как структурный элемент игры, от реального измененияситуации, хотя практически это различие очень тонко.)

В чем же ошибка Если Девиант "заходит натерриторию", которую Адресат считает своей, последний может "на законныхоснованиях" выступить на защиту своей территории. Так возникает конфликт. Конфликт принципиальнопредполагает обоих участников ситуации Взрослыми. Либо человек защищает своютерриторию от вторжения Другого как противника, либо он заботится о Другомкак о Ребенке. Позиционно это несовместимо.

(Другое дело, что в реальных отношенияхпостоянно приходится "распараллеливаться" и по отношению к одному и тому жечеловеку, даже "как бы" в одном и том же физическом пространстве и временисовмещать эти – идругие – функции. Нокак раз возможность такого совмещения прежде всего предполагает очень четкуюфункциональную дифференциацию.)

"Слабинка", таким образом, заключается втом, что Адресат надеется защитить свою территорию, изобразив собой Родителя,то есть он хочет быть таким псевдо-Родителем, который, делая вид, что заботитсяо Ребенке, на самом деле защищает от него своиинтересы. (Не правда ли, очень распространенный тип"как-бы-Родителя") Естественно, что, встречая сопротивление, такойпсевдо-Родитель вынужден либо отступить, либо начать откровенно защищатьсобственные интересы.

Но если эти интересы не слишком актуальны(или представляются ему недостаточно актуальными), у него остается еще однавозможность: оставаться в своей двойственной позиции, то есть участвовать вигре в качестве собаки-сверху, дающей указания, но не принимающейответственности ни за свои указания, ни за их исполнение Адресатом.

Серьезное овладение материаломпредполагает, с одной стороны, рассмотрение по предложенным схемамзначительного числа описанных Берном игр, с другой (практически это можно,конечно, делать параллельно) – анализа собственных игр и игр своих ближних [8].

3

Рассмотрим теперь более подробно иметодично возможности терапии Адресанта игры-пo-Берну.

Прежде всего, наша тема вынуждает насописать "нулевой цикл" этой работы, который был лишь мельком затронут в лекциио постановке психотерапевтической проблемы. Речь идет об установлениитерапевтических отношений между терапевтом и клиентом (студенты-отличникимогут, в качестве специальной задачи, "перевести" эти положения на языкаутотерапии).

Нет ничего более вредного, болееблокирующего возможность работы, чем отношение к клиенту с позиции Адресата. Мыуже касались вкратце трудностей положения Адресата, который действительно не хочет приниматьучастия в игре; но все же гораздо более распространен случай, когда Адресат самявляется инициатором дополнительной игры, так что разрешение его трудностейобязательно должно начинаться с вопроса, не "игрок" ли он сам.

Однако сначала обратимся к позициитерапевта. Ему необходимо прежде всего убедиться (и продолжать следить за этимна протяжении всей терапии), что в данной коммуникации он действительноявляется и чувствует себя терапевтом. Трудность тут в том, что с положениемАдресата разнообразных игр (иными словами, с "игрой в Адресата"), как правило,связаны разнообразные отрицательные эмоции. Они могут принимать очень тонкие,едва уловимые формы; но существует опасность, что, будучи незамеченнымитерапевтом, они по принципу "контрпереноса" определят какие-то моменты еговзаимодействия с клиентом, – и обеспечат неудачу.

Итак, терапевту следует убедиться, что онспособен поддерживать Взрослую, терапевтическую позицию. Терапевт долженпроделать достаточно большой путь в освобождении от собственных игр, что делаетего как чутким к играмклиента, так и более или менее независимым от них.

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.