WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 53 |

Таким образом, одно из условий механизмаретрофлексии состоит в том, что человек отождествляет себя только с однойстороной этой коммуникативной связи, а со второй не отождествляет. Тем самым онтеряет возможность обойтись с ней посредством выхода в мета-коммуникацию,потому что второго конца ему не видно. Первое, что мы должны сделать сретрофлексией, – этовернуть человеку оба конца, причем настолько, чтобы человек заметил, чтооба эти конца принадлежат ему самому. Когда мы говорим про внутренних мам, внутренних пап и т.п.,нужно обязательно помнить, что это фигуры нашей внутренней жизни, это мыоживляем их своей энергией.

Я противопоставляю это бытующему дажесреди психологов представлению о привычке, впечатывании, своего рода"импритинге": "Я привыкла, что меня ругала мама, потому теперь сама себяругаю". – Я в такиевещи не верю. Здесь обязательно нужно задаваться вопросом, почему человекподдерживает в себе эту фигуру. "Почему" не в смысле причины, а в структурномсмысле, зачем нужна эта фигура, какие функции она выполняет, и пр.

У Перлза здесь ход такой: ребенок хочетчто-то сделать, его импульс направлен соответствующим образом, ему запрещают,но от того, что ему запрещают, его импульс и его интерес не перестает быть. Вчастности, он активирует определенные эмоциональные состояния, определенныегруппы мышц, определенную готовность, направленность всего организма. Но емузапрещают, причем запрещают настолько жестко, что он понимает, что лучше ненарываться и заранее остановить себя самому, он вырабатывает в себе этуспособность остановить себя.

Перлз здесь следует за психоанализом, вчастности и в особенности за Райхом. Райх эту функцию "остановить себя" иназывает "защитой": легче и безопаснее остановить себя самому, поэтому ребеноквырабатывает эту способность, но это другая часть его, другая функция его,активирующая другие эмоциональные состояния, другие группы мышц, другуюфункциональную готовность организма. И человек оказывается разделенным междудвумя типами функционирования, да еще так связанными, что первая функция– желание, интересактивирует и первую часть и вторую, запрещающую. Тот самый перпендикуляр:активный поток из крана и заслонка.

Дальше Перлз говорит, что поток энергииразделяется таким образом, что две части оказываются в клинче, и метод, которыйон подробно в трех главах "Гештальттерапии" обсуждает, заключается в том, чтобыэти части разделить и дать каждой части свою собственную жизнь.

Однако я не соглашаюсь с таким буквальнымописанием и начинаю искать за ним более глубокий смысл. Дело в том, что такогорода функционирование, причем даже не из двух составляющих, а из трех (узаслонки крана, как мы знаем, должна появиться некая ручка) – это нормальное функционированиелюбой психической структуры, любой способности и пр. Любая психическая единицасостоит из трех составляющих: из (1) активной части – импульса, интереса, (2) заслонкии (3) регулятора. Только когда весь этот набор полон, функция может нормальноработать, если мы говорим о психике человека в отличие от антилопы гну.

Так вот, спрашивается, чем нормальное функционирование этого трех-элементногообразования отличается от ретрофлексии

Здесь я обычно вводил идею "загрязненного"исполнения функции. Была такая идея, что на месте "прозрачной" функцииоказывалось "заинтересованное лицо" – субличность, имеющая какие-то"свои" (то есть дополнительные относительно самой функции) интересы. Можно,например, сказать, что интериоризуется мама, которая не может допустить, чтобыдочка была более успешной, чем она. Поэтому функции запрета или регулированияона выполняет, но при этом еще постоянно повторяет, что-де "помни и имей ввиду, что тебе ничего не удастся".

Таким образом, если интроекция– это попытка вопределении в своей ситуации опираться на внешние знания, не идущие в данномслучае к делу; если слияние – это попытка опираться на актуально действующего партнера, торетрофлексия оказывается попыткой опираться вопределении своей ситуации на интериоризованного вместе с его "заинтересованнымлицом" –партнера. Это и не интроекция какого-то внешнегосодержания и не апелляция к действительному живому актуально присутствующемупартнеру, это апелляция к внутреннему образу этогопартнера.

Слияние – это когда партнер актуальноприсутствует, и я либо веду его собой, либо даю ему вести меня. А тутактуального партнера нет, а есть внутренний образ какого-то партнера. Он можетбыть либо слепком какого-то одного определенного прототипа, либо синтезомнескольких прототипов.

Итак, мы отметили, что, опираясь на своечутье, мы говорим о ретрофлексии там, где очевидно что-то не так: жалость ксебе, к примеру, самообвинение и т.п. А там, где вроде бы такое же рефлексивноеустройство типа "сам себя" имеет место, но нас устраивает, – скажем, самоуважение– никто не будетговорить, что это ретрофлексия. Понятно, что каждому человеку необходиманекоторая мера самоуважения (то есть "уважения себя"), чтобы нормально жить инормально функционировать.

Чем же отличается одна рефлексивнаяструктура от другой Если мы внимательно всмотримся в эту "коммуникацию" (вкавычках) типа жалости к себе, двух собак и т.д., мы увидим, что подлинной коммуникации там нет, чтоэта пара устроена каким-то особым, специфическим образом.

Давайте рассмотрим это на классическойистории о двух собаках. Собака-сверху – такой самодовольный,самоуверенный Родитель, который говорит: "Ты должен то-то и то-то",– без тени сомненияи, главное, без какого бы то ни было реальноговникания в ситуацию. Перлз справедливо отмечаетпохожесть собаки-сверху на фрейдовское Супер-эго (причем содержание этогоСупер-эго целиком интроективно). Все дело в том, что собака- сверху не являетсяреальным Родителем, который реально заботится о Ребенке, понимая, что ему нужнои чего не нужно.

Более того, собака-сверху – это фрустрированный родитель,даже еще сильнее: заранее фрустрированныйродитель. Она заранее знает, что нижняя собака ее небудет слушаться. Гештальттерапевтическая идея, что собака-снизу всегдавыигрывает, не является для собаки-сверху тайной, она это хорошо знает, но ееэто нисколько не останавливает, она делает свое дело, и ей очень важно делать этодело.

Собака-снизу тоже прекрасно понимает, чтособака-сверху ей ничего не сделает и что она всегда выиграет. Тем не менее, онапочему-то играет в покорность, извинения и т.п., хотя она совсем не такая дура,чтобы не понимать, что собака-сверху несет очевидную ерунду, которая ни ккакому делу никакого отношения не имеет и иметь не может, и что слушаться еевообще-то не надо...

Чем же занимаются эти собаки Ясно, чтоони играют в берновскую игру. Это двойная трансакция, где на поверхностинаходится отношение Р-Д, отношение простой суггестии: "Ты должен вставать поутрам раньше", – а вподтексте, во второй коммуникации звучит: "Я прекрасно знаю, что ты меня непослушаешься, и поэтому ни за что не отвечаю; мне более или менее все равно,когда там ты будешь вставать, но я свое сказала, и с меня взятки гладки, теперьты сам во всем виноват, а я не при чем".

Явная трансакция собаки-снизу звучит так:"Да, я признаю, что я получила ценное указание, и только многочисленныеслабости не позволяют мне этого сделать, поэтому мы продолжаем так плохо жить,не встаем рано утром, не бегаем, не обливаемся водой и пр.", – а скрытая коммуникация поясняет:"Очевидно, что ценное указание, которое я получаю – ерунда, во-первых – они не исполнимы, во-вторых,если бы они были даже исполнимы, это бы не привело бы ни к чему хорошему,поэтому вполне можно на все это плевать".

И эта пара, как всякая берновская игра,является системой, в которой оба элемента поддерживают существование самойсистемы: верхняя собака не может без нижней, а нижняя – без верхней, они обе нужны другдругу. И сюда можно отнести все, что мы знаем по поводу берновских игр.

Итак, ретрофлексия – это такая ситуация, когдачеловек внутри себя разыгрывает берновскую игру, реально играя за обе партии(или сколько их там есть), но отождествляет себя с одной и растождествляет,отчуждает от себя другую. Соответственно работа с ретрофлексией заключается втом, чтобы, во-первых, клиент увидел, что он действительно играет за обепартии, то есть что это не внешняя сила "с ним обходится", а это его внутренняясила, когда он, скажем, играет за внутреннюю маму, то как бы точно он ее невоспроизводил, он имеет шанс увидеть, что реальной мамы здесь нет, а это ониграет за нее.

Далее хорошо бы клиенту действительноактуально поиграть за эту вторую партию, от которой он себя отчуждает. Причем– психодраматически,с какими-то партнерами, тогда он освоит эту вторую роль, тогда эта внутренняяигра и ее структура станет ясной, тогда есть шанс перестать это делать.

В последней книге Перлза "Свидетельтерапии", которая состоит из стенографического описания его работы на группах,есть такая сцена. Выходит мужик лет сорока на горячий стул. Говорит, что емунеудобно сидеть, в груди что-то жмет, как будто хочется растянуть себя. Перлзговорит: "Подойди, растяни меня". Дон (так его зовут) подходит и растягиваетПерлза, садится обратно на свой стул и говорит: "Исчезло". Все улыбаются исмеются. А Перлз говорит: "А я что-то не понимаю, что это ты взялся менярастягивать и что ты вообще себя растягиваешь" Дон тоже говорит, что непонимает. Перлз ставит ему пустой стул и говорит: "Задай Дону этот вопрос". Тотзадает и получает ответ: "Слушай, тебя нужно подтягивать, потому что такой,какой ты есть, ты никуда не годишься, тебя нужно взбадривать" и т.д.

Перлз в этом месте рассказываетприсутствующим, что такое собака-сверху и собака-снизу, а дальше предлагаетДону обратиться (в роли собаки-сверху) к группе и сказать каждому, что ему (илией) следует делать. Дон садится на стул и начинает: "Ты Н., безалаберный,бестолковый, тебе следует собраться, совсем другой человек был бы",– причем говорит онэто с видимым удовольствием. Еще кому-то объяснил, как тому надо жить, ещекому-то... Перлз его останавливает и спрашивает: "Ну и как ты теперь себячувствуешь" –"Хорошо, но только я опасаюсь, что они все меня сейчас пошлют к черту".

Что бы я делал с этим Доном, который началпоучать нас всех на группе Я бы предложил ему получить обратную связь. Не ввиде "пошлют к черту", это привычно для собаки-сверху, потому что ееПодсуггестный всегда так с ней и обходится. Я предложил бы ему посмотреть,действительно ли то, что он говорит этому Н., полезно для его реальнойситуации, действительно ли он вошел в эту ситуацию, обращается ли ондействительно к Н.

Потому что если он действительно сможет кнему обратиться, он уже не будет собакой-сверху, он станет реальным общающимсячеловеком, и ему надо будет смотреть, по делу ли он говорит этому Н. то, что онему говорит. Понадобится получить от него обратную связь, скорректировать свои"ценные указания" и т.д.

Я бы спросил Дона: "А ты его, Н., видишьТы лично ему этоговоришь Или ты говоришь вообще" Он не может там остаться, потому что тутсидит группа, и он знает, что мы все это видим. И если он не сумасшедший, апросто здоровый невротик, он не может не увидеть, что он обращается неадекватнои не к Н. Здорового невротика на одноразовую коммуникацию такого рода впринципе должно хватить.

Тогда он получает опыт и дальше я могусказать: "Ты видел Теперь у тебя есть выбор: ты можешь вернуться обратно всвою игру, а можешь постараться перестать это делать".

Когда вы весь этот анализ проделали икогда есть вполне реальный, "чувственный" опыт различия этих коммуникаций,дальше это уже становится психотехнической работой, на уровне работы спривычкой: я знаю как этого не делать, я умею это не делать, я могу замечать,когда я это делаю и вовремя останавливаться.

Рассмотрение невротического механизмаретрофлексии привело нас к берновским играм. Действительно, игры-по-Бернувполне можно рассматривать как своего рода "невротический механизм", тем более,что сам Перлз в своем описании психики помещал их тот же "слой".

3-3-2. К НОВОЙ ТЕОРИИ ИТЕРАПИИ БЕРНОВСКИХ ИГР [1]

Книга про "игры, в которые играют люди"сделала Берна знаменитым. Это была едва ли не первая серьезная книга попсихологии, ставшая в Штатах бестселлером, то есть дошедшая до очень широкихкругов читающей публики. Довольно скоро она была переведена у нас (разумеется,в рамках самиздата) и также произвела (в узких кругах ограниченных лиц)огромное впечатление.

Но через некоторое время, опомнившись отошеломляющего узнавания в берновских персонажах себя и своих ближних, мыоказались перед выбором: нужно было или что-то с этим сделать, или незаметнодля себя все это как бы забыть.

Многие из нас пытались "работать сиграми"; но работа не получалась, поскольку оказалось, что Берн не объяснилтолком ни что такое эти самые "игры", ни, тем более, – что с ними делать.

Наиболее ясные определения можно найти водной из последних книг Берна, "Секс в человеческой любви". Адресант предлагаетАдресату "наживку"; Адресат, имея "слабинку", попадается: первая трансакциясостоялась. Но затем происходит "переключение", которое проявляет тот факт, чтоза внешней, "социальной" трансакцией стояла другая, с совершенно инымраспределением ролей. Когда это обнаруживается, следует расплата.

Самый поверхностный анализ без трудаустановит, что значительное число описаний в "Играх, в которые..." этомуопределению не соответствует.

Таким образом, немедленное узнавание своихзнакомых (многие поначалу были готовы узнавать в ярких берновских описанияхдаже и самих себя) привело, в конце концов, только к взаимным обвинениям: "Тыиграешь со мной в игры!" – Прекрасный способ сделать какую бы то ни было работу невозможной.

Первое, чисто эмоциональное ощущение,которое у меня восстановилось, когда мне удалось сформировать для себясобственную теорию берновских игр, – это ошеломляющее впечатлениетого, насколько вся ткань нашей жизни ими пронизана.

Получив возможность от них избавиться, какмы умеем избавляться от перлзовских невротических механизмов (с которыми к томувремени я уже более или менее умел работать), – мы можем выйти на совершеннодругой уровень существования.

Что же такое – игры-по-Берну И как от нихизбавляться Сначала я дам общее определение, а потом мы будем егоконцентрически разворачивать, наполняя различными деталями.

1

Общее определение игровой трансакциитаково: это предложение коммуникативнойпозиции и вместе с тем отказ в ней, как правило,сопровождающийся фрустрацией. Отказ иногда (но не обязательно) происходит в моментпереключения, но в любомслучае он заложен в трансакцию с самогоначала.

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.