WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 53 |

Вернемся к вопросу, какова динамикавхождения ребенка в систему социальных отношений. Во-первых, сами родителисоциетально аккультурированы, то есть являются членами этой системы. Если допоры до времени они ребенка берегли от этого, то только потому, что у социумаесть для ребенка специальная ниша с нулевым уровнем социетальнойответственности. Как правило, дифференцированные общества имеют несколько ниш снулевой социетальной ответственностью, например: монастырь, сумасшедший дом,пенсионеры, и –главное – дети.

Переход от младенца к ребенку происходит вмомент, когда к ребенку начинают относится как к способному на собственнуюпсихологическую произвольность и ответственность. Это определяеткоммуникативную ситуацию ребенка которую он, как утверждает Выготский,ассимилирует в своем развитии. Он теперь – тот, кто отвечает за своеповедение. Но социетальная позиция у него нулевая, он не несет социетальнойответственности. Социетальная же инициация состоит в том, что человекупредлагается принимать роли и нести ответственность за их выполнение– пока не наступитсрок освобождения, как рассказывается в известном анекдоте, когда мальчик пошел1-го сентября первый раз в первый класс, прибегает домой из школы, швыряетпортфель в угол и кричит: "Скорей бы на пенсию!"

Родители, как я сказал, сами причастнысоциетальному плану и ребенка к этому так или иначе готовят. В миф-мир ребенкаэто как-то входит.

Почему подавляющее большинство детей вшколе не оказываются асоциальными Потому что они знают, что родители их такжили и живут, и родители их родителей так жили.

2

Приобщение ребенка к социетальному планужизни не может оставить его прежним. Его психологический гомеостаз резконарушается. Ребенок теперь оказывается принадлежащим двум системам – старой системе семьи и новойсоциетальной системе, и ему нужно найти новый гомеостаз, распределяющий его поэтим системам. У него теперь две жизни – домашняя, или "личная" ивнешняя, социетальная, и он как-то между ними распределяется. У него возникаетгрань между "личной" и "общественной" жизнью.

Это может происходить с кризисами, нопроходит относительно безболезненно, если как семья, так и школа настроенысоответствующим образом. Скажем, ребенок уже имеет во дворе или детском садудрузей, он это уже умеет, а тут у него и в школе появляются друзья, этосмягчает ситуацию. Оказывается, что у него есть не два противопоставленныхплана, а три взаимосвязанных – семья, приятели и школа.

Отношения в семье при этом тожеизменяются. Нельзя думать, что к старым отношениям типа Р-Д просто добавляютсясоциетальные отношения. Ребенку теперь надо интегрироваться как участнику и того, идругого плана. Он теперь уже совсем не тот ребенок, каким он был до того. Здесьпоявляется возможность для еще одного типа слияния – если он, или родители, или он сродителями пытаются искусственно сохранять старые отношения в семье, которыереально уже не существуют.

Важную роль в преодолении ставших теперьархаичными Р-Д отношений играет подростковая группа. "Уйти из дома" (то естьпреодолеть архаические Р-Д отношения) часто бывает трудно, в группе это сделатьлегче, чем поодиночке. Поэтому принадлежность к группе становится специфическойценностью такой группы, и часто противопоставляется принадлежности к семье.Одна из основных противо-ценностей подростковой группы – "маменькин сынок (дочка)"; водвор теперь зовут из дома.

В подростковой группе создаетсяспецифическая система отношений: "братство" становится аналогом сиблингов(братьев и сестер в семье), а лидер группы маскируется под "старшего сиблинга",который выполняет функции родителя, но не как от рождения навязанный родитель, а как добровольно (илиякобы-добровольно) выбранный "старший брат". Внешним оправданием являетсяобычно идеология –любая, пусть самая странная (допустим, отказ носить теплую одежду зимой), хотявнутренне – этодинамика замены родителя.

Здесь может появиться еще однаразновидность слияния слияние с подростковой группой или с лидером, на которогопереносятся отношения типаР-Д, но с существенными коррективами.

Есть сообщества, которые специфическимобразом настаивают на таком слиянии. Яркий пример – так называемые "деструктивныесекты", с их искусственным "мы", которое требует принадлежности и добивается ее любыми,подчас довольно "крутыми" (типа внедрения фобий и даже шантажа) средствами.Суть этого типа отношений состоит в том, что на некоторую социетальную системупроецируются отношения типа Р-Д + отношения с сиблингами.

Таким образом, в группе такого рода оченьостро стоит проблема лояльности. Нормальная лояльность – это принятие своей социетальнойроли и честное и ответственное (в меру принятия) ее исполнение без личного сней отождествления. Невротическая лояльность, основанная на слиянии,– это принятиесоциетальной роли как условия ("платы") восстановления в новой среде "личных"(псевдо – личных, поскольку теперь ониоснованы на слиянии) отношений по поводу принадлежности к данной группе.

3

Тема лояльности приводит нас к еще однойформе слияния с группой. Такой формой является оправдание своего поведенияссылкой на то, что принято в группе, или чего требует та или иная группа, вкоторую человек входит.

В чем здесь ошибка Если человек ведетсебя определенным образом по правилам данной социотехнической ситуации и самотвечает за то, что он делает, все О'К. Но если он пытается переложить с себяответственность на некое сообщество, тогда это одна из разновидностей слияния.Он может сказать: "Я так поступаю, потому что "мы"(демократы/коммунисты/православные/евреи/филателисты/ответственные работники– ненужноеподчеркнуть) так поступаем".

Кстати, это характеризует тип сообщества.Например, с психотехниками это не пройдет. Они – техники, люди искусства, личногомастерства. Художник или писатель тоже не может сказать: "Я так нарисовал,потому что мы, художники, так рисуем".

Впрочем, здесь есть тонкие моменты.Человек искусства не может не пользоваться средствами своего искусства, вчастности и в особенности -общезначимыми языками культуры, к которой онпринадлежит. Его индивидуальная техника проявляется в своеобразном сочетанииобщезначимых элементов.

Это заставляет нас обратить внимание наеще одно важное различие. Есть общества, в которые человек вступаетдобровольно, но есть и такие общества (самого разного масштаба, отземного-человечества-в-целом до семьи), в рамках которых человек рождается ипроходит свою социализацию. Можно назвать первые сообществами, вторые- социумами (различая микро-, мезо- имакро-социумы).

К социумам мы еще вернемся, а что касаетсясообществ, то в них человек "вступает", это – в норме – акт его произвольности. Это хорошо выражено визвестном анекдоте про англичанина (англичане очень тонко чувствуют такиевещи), который, оказавшись на необитаемом острове, построил себе три дома: дом,в котором он живет, клуб, в который он ходит, и клуб, в который он не ходит.

Мера произвольности является вместе с теми мерой ответственности. В идеале каждый из участников вступает в сообществодля решения своих лично-принятых задач, поддерживает сообщество, даже в случае некоторыхрасхождений, пока расхождения не переваливают за критический порог, стремясьвлиять на "политику" сообщества, выходит из него, если решает, чтосотрудничество стало невозможным (тоже политика). Это нечто вроде идеальнойпартии в идеальном демократическом обществе, с поправкой на то, что как задачи,так и организационные формы разных сообществ различны, различна мерапричастности индивида и пр.

С точки зрения психотехники, конкретнее– механизма слияния,в рамках сообщества не следует допускать насилие ни сообщества по отношению ксебе, ни своего по отношению к сообществу и его членам, нужно приниматьна себя ответственность засобственные действия в "социетальной среде".

Что такое социетальная среда Этосистемная сумма социальных организаций, больших и меньших, микро-, мезо- имакро-, в которые входит индивид, которые пересекаются с другими, в которые,допустим, данный индивид не входит, а входят участники тех групп, в которые онвходит, и т.д.

Это среда, в которой индивид обладаетопределенной произвольностью, хотя, конечно, как всякая человеческаяпроизвольность, эта произвольность ограничена, потому что он входит в некоторуюсистему, или потому, чтоего приятель входит в некоторую систему, а он цепляется за приятеля и т.д. Этодействительно "среда", которая живет по своим, подчас не зависимым от данногоиндивида законам.

Слиянием на социетальном плане мы называлиперекладывание ответственности за свое поведение на социетальные группы, или,наоборот, попытку "руководить", управлять, манипулировать такого родасоциальными организациями не по их законам, а, например, по-родительски, илипо-начальственному, –т. е. недостаточное понимание сущностных законов этого плана. Здесь возможныдва типа слияния. Один тип слияния – это непонимание социетальногоплана, неумение учитывать его и попытки действовать в нем по законам личныхотношений. Второй тип слияния в этом плане – это попытка отказаться от своейпроизвольности, т. е. перекладывание на социетальные сообщества ответственностиза свое поведение, между тем как нормальное поведение относительносоциетального плана –это принятие на себя ответственности за функционирование в этой среде ииспользование механизмов этой среды для взаимодействий с другими людьми.

4

Почему неудовлетворительная социетализацияведет к слиянию

Представления о социетальности, на которыемы опираемся, развиваются Т.Парсонсом и другими социологами в рамках описанияпроисхождения и строения так называемых "современных" (modern) обществ, вкоторых дифференциация зашла столь далеко, что свойства личности, в частности, способностьвыбирать собственный путь и здраво судить об основах жизни, предполагаются закаждым "членом общества". Если когда-то в древности правом и способностьювыбора наделялся один, главный представитель общества – китайский император илиегипетский фараон, который "работал личностью" за всю "Поднебесную", позже– правящая элита(старейшины и т.п.), затем – все более расширяющийся круг людей (например, "благородныесвободнорожденные" в греческом полисе), 111 то в конце концов "все" стали"равны" (правда, как известно, некоторые все-таки "равнее" других [3]), и все призваны судить и рядить обовсем.

Самое важное, что это – не столько "привилегия" или"завоевание демократии", сколько жесткая реальность нашего "современного","модерного" (или даже пост-модерного) общества. Эта реальность состоит в том,что культуры перемешиваются, социокультурные традиции, на которые в устойчивыхтрадиционных обществах люди могли опираться, больше не обеспечивают"нормальности" даже элементарного социального поведения, например, рождения ивоспитания детей. Человек остается один-на-один со своими проблемами посреди"открытого социума", так что "думать самому" ему просто приходится.

Впрочем, такое уже было даже наисторической памяти, это напоминает ситуацию Древнего Рима времен начала нашейэры (то есть конца прошлой эпохи, предыдущего "конца света"), когда вобстановке всеобщей растерянности массы людей, от гетер до императоров,метались из храма в храм, надоедая различным "богам" одним и тем же вопросом:"Что нам делать, как нам жить"

"Невротические механизмы" по Перлзу– это одна из(многочисленных) форм фиксации психологического аспекта этойкультурно-исторической ситуации. Опоры на самогосебя (self-support) требуют от человека неидеологические фантазии human potential movement, а реальная жизнь современногообщества. Впрочем, жизнь осуществляет невиданную в традиционных обществахдифференциацию (как во времена "великого пахтанья океана", только теперь речьидет не о "материальном", а о социальном океане): люди, которые хотят жить каклюди, вынуждены для этого очень сильно продвинуться в своем человеческомразвитии; остальные, деградируя от народа к "населению" и дальше, рискуют,оставшись на обочине, затеряться в пучинах небытия. Кроме многочисленныхкатаклизмов и болезней, давно предсказанных и ныне воплощающихся, их ждут такиенемыслимые раньше формы "подключения к небытию", как телесериалы и компьютерныеигры [4].

4

Осталась нерассмотренной тема про социумы,нормы поведения, в которых человеку "вменяются" вместе с социализацией илиаккультурацией. Наше поколение еще помнит, что печально известный политическийдеятель, любивший иной раз пофилософствовать, утверждал, и не без оснований,что нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Сам он, к сожалению,имел в виду довольно широкие возможности манипуляции массами людей, которыеэтот тезис по видимости предоставляет. Действительно, если властью в обществезавладела шайка разбойников, то укрыться от них трудно [5]. Но сам по себе тезис имеет и другой,более здравый смысл. Человеком можно стать, только социализируясь в том илиином обществе. И вместе с прочими культурными нормами – языком, предметностью и пр.,"начинающему человеку" вменяются и социетальные нормы, то есть "расклад"социальных ролей, присущих данной культуре.

В хорошей традиционной культуре человекупротивопоставить этому нечего. Если мир изначально, всегда и по сути устроентак, что лучшие куски мяса отдаются мужчинам, а женщины и дети подъедаютобъедки, что членов чужого племени нужно при каждой возможности убивать, а внекоторых специальных ситуациях – съедать, с этим вряд ли можно что-либо поделать. Как гласитанекдотическая молитва, "благодарю тебя, Аллах, что ты не сделал меняженщиной".

К счастью, замкнутая и полностьювоспроизводящаяся традиционная культура – абстракция, которая вряд ликогда-либо реально воплощалась. Всякая реальная культура неоднородна, а уж нашевавилонское столпотворение – и подавно. С самого начала "очеловечивания" младенца мама говоритодно, папа – другое,а бабушка – третье.Реально же с ребенком сидит няня, которая почти ничего не говорит, но делаетчетвертое или пятое. И это, как мы уже не раз описывали, создает для ребенканеобходимость и возможность выбора.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.