WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 53 |

Нарисованную выше картинку можно считатьфрагментом виртуальной ткани предметногомира. У обезьяны (даже той, которая обучалась вопытах Кёлера) эта ткань сравнительно проста, поскольку фиксируется лишь впределах индивидуального опыта. У людей такого рода опыт кумулируется и передается в системах культуры – в языке, предметнойдеятельности, особенностях окружающего предметного мира как "второй природы" ипр.

Собственно говоря, у человека как "общественного существа"отношение между индивидуальным опытом и культурой как огромным резервуаромопыта многих поколений переворачивается. Перефразируя известное изречение:человеком можно стать, только приобщившись в том илиином объеме к этому зафиксированному в культуре опыту.

Чтобы не осложнять текст цитатами изЛ.С.Выготского, предоставим слово более популярному и легко читаемому КарлосуКастанеде: "Любой, кто входит в контакт с ребенком, является учителем,непрерывно описывая ему мир, до тех пор, пока ребенок не начнет восприниматьего так, как он описан.... С этого момента ребенок становится членом (данной социокультурнойобщности. –М.П.). Он знает описаниемира, и его членствостановится полным, когда он приобретает способность давать своему восприятиюдолжную интерпретацию, удостоверяющую это описание" [11].

Впрочем, индеец Дон Хуан, посвящающийуниверситетского студента в основы культур-антропологического релятивизма(наверное, готовясь к встрече с Карлосом, он внимательно перечитал ГрегориБейтсона и Маргарет Мид), несколько преувеличивает способность формируемоготаким образом виртуального мира к самоподтверждению. Если навязываемыекультурой описания слишком сильно расходятся с реальностью, то действия людейперестают быть эффективными, и культуре это грозит вымиранием. Выживает толькотакая культура, описания мира в которой подтверждаются действиями с этим миром,то есть практикой.

Это – еще один смысл понятияпредметности: соответствуяпринятым в данной социокультурной общности людей формам деятельности сфрагментами мира, она является той "границей" или "гранью", где культурасоприкасается с реальностью-как-таковой.

Однако здесь необходимы некоторыеоговорки. Поскольку мы занимаемся не философской гносеологией, апсихотехнической теорией интроекции как невротического механизма, речь здесьидет не о том, что предметность должна быть "правильной" – это не вопрос психологии. Речьидет о том, что человек должен ее, эту предметность, иметь [12] тогда его действование целостно.Дальше действует "правило Бэндлера-Гриндера" [13] – если вы нечто делаете и неполучаете желаемого результата, попробуйте делать что-нибудь другое. А интроект– это такоепредставление, которое не дает возможности даже начать действие, потому чтонепонятно, что и с чем нужно делать.

Во-вторых, речь не обязательно должна идтио "материальном" действии. Например, "молочные реки с кисельными берегами"– это вполнепредметное представление в своем роде. То есть если понимать, что это не то, что вы можете искать (внадежде найти) в ближайшем лесопарке, а то, о чем можно мечтать в духесовременных юнгианцев. "Мечтание" – правильное действие относительно этой своеобразной предметности.

5

Культура передается человеку в обучении.При этом с самого начала действует важный закон: виртуальный мир,поддерживаемый культурой, значительно "шире", чем любая актуальная ситуация, скоторой сталкивается индивид, и даже чем весь его индивидуальный опыт. Культурапередается, так сказать, "про запас".

В различных культурах весьма различнытрадиции, формы, тем более программы обучения. Наверное, новоевропейскаякультура – одна изсамых экзотических в отношении количества "балластного" материала, которым вмассовом порядке загружаются подрастающие поколения. Этот материалперерабатывается, перерабатываются способы его переработки, перерабатываютсяспособы создания способов его переработки, и т.д. и т.п. И значительная часть"людей нашего круга" интеллигентов – занята этой "переработкойинформации" в огромном макро-компьютере культуры, имея дело с "картами карт" иредко, разве что в отпуске, сталкиваясь с какой бы то ни было "территорией".

Среди тех, кто задумывается о такомположении дел, оно оценивается по-разному. Существует и пользуется некоторойпопулярностью призыв "назад к природе" [14]. Этой точке зрения отдал некоторуюдань и Ф.Перлз. Впрочем, будучи человеком здравомыслящим и практичным в лучшемсмысле этого слова, он оставлял эти благоглупости в области необходимой (дажедля него) квоты elephantshit.

Существует и воспроизводится (не только вкак-бы-научной фантастике, но и в самой что ни на есть массовой практике) ипротивоположная тенденция: оставить профессору Доуэлу одну только голову,поскольку существование остального трудно обосновать экономическойцелесообразностью. Другая часть населения может, наоборот, оставаться безмозгов, поскольку пушечному мясу и его производителям они не нужны даже длясмотрения сериалов по телевизору и отправления функций "электората". Вообщебольшая часть внутри-земного функционирования, в которомзадействовано "население" [15] Земли, гораздо лучше выполнялась бы более специализированнымиавтоматами полу-биологической, полу-кристаллической природы.

Но, опять же, все это тематика, лишьпограничная с экзистенциальной психотехникой. Последняя имеет дело лишь слюдьми как таковыми, – людьми, телесно-психологическая аппаратура которых более илименее исправна. И для психотехники имеет смысл лишь лозунг, ортогональныйвышеописанной "оси", – "вперед к природе".

Вернемся, однако, к теме интроекции. Вситуации, когда значительная часть людей занята освоением и усвоением различных"знаний", было бы непрактичным объявлять это занятие "интроецированием". Да онои не является таковым по сути дела. Уже не один раз упоминалось, что "карту"отличает от "территории" не материальная воплощенность. Существуют различные"роды" предметности, и каждый род требует своего особого обращения. "Учебныйпредмет" специфический полуфабрикат, вокруг которого вращается жизнь "людейнашего круга", – этотоже специфический предмет, со своими законами жизни и преобразования.

Я рассказывал о молодом человеке, которыйуспешно сдавал экзамен по философии марксизма. Он имел дело с этим предметам поего законам. А законы эти, как законы всякого учебного предмета, состоят вспециальных, определенных для каждого учебного предмета, правилах конструирования и преобразования. Положение стрелки прибора преобразуется в число, число– в геометрическийчертеж, геометрический чертеж – в словесную мысль, мысль – в другую мысль, и т.д. Вопределенном аспекте культура является грандиозным резервуаром знаков изначений, связанных определенными правилами преобразования.

"Образование" в нынешнем понимании слова[16 ]состоит в той или инойстепени овладения фрагментами этого резервуара и соответствующими законамипреобразования. В некоторых сферах (но далеко не во всех) предполагается"конечный" выход в какую-то реальность (вроде проектирования и даже построенияреальных дорог, мостов или самолетов), но хорошо известно, что "образованные"юноши и девушки нуждаются в длительном периоде приспосабливания к реальнойработе. К тому же для этого, как говорят в народе, кроме высшего образованиятребуется хотя бы средняя сообразительность.

Но житейская неприспособленность– не невроз впсихотерапевтическом смысле, а "недовольство культурой", вопреки мнению дедушкиФрейда, -не предмет психотехники. Конструкциязначения, стоящая за знаком или словом, сама по себене является "интроектом" для человека, который имеет с ней дело. Она,конструкция значения, превращается в интроект лишь тогда, когда пытаетсявыдавать себя за предмет,будучи по сути лишь обещанием возможностипредмета.

Прежде всего, конструкции значений всегдаболее абстрактны, чем то, что требуется реальной ситуацией. Нельзя покормить"кошку вообще", можно покормить только данную конкретную кошку. И из того, что"кошки едят рыбу", не следует, что данный конкретный кот, которого мне подкинулприятель, уехавший на неделю в командировку, будет есть мороженые рыбьи тушки,купленные в ближайшем магазине. Может быть, кот привык к "Виска-су". Можетбыть, рыбу нужно не только разморозить, но и сварить. Может быть...– Да черт его знает,чего этому коту надо!

Далее, еще важнее то, что конструкциизначений всегда принадлежат культуре, а не данному индивиду. Это"полуфабрикаты" транслируемого культурой опыта, а не реальный предметный мирчеловека. Социокультурное целое (того или иного масштаба, от нации до клубалюбителей мопсов) может обладать некоторой собственной квази-жизнью,воплощающей конструкции значений в некую социальную предметность. Этуквази-жизнь убедительно описывал и исследовал Г.П.Щедровицкий [17], называя ее "деятельностью"[18]. Однако отношениечеловека и деятельности остается проблематичным. Г.П. утверждал, что"деятельность паразитирует на человеке", а человек может быть в лучшем случаесознательным "агентом деятельности" [19].

Экзистенциального психотехника такая точказрения, естественно, устроить никак не может. Человек может "сторговаться" ссоциумом, получая за участие в реализации его, социума, квази-жизни ту или инуюплату, в виде ли денег, социальной защищенности, положения, власти и пр. Новажно не продаться "с потрохами", помнить, что у человека есть своя жизнь со своим смыслом, никак несводимым к реализации социальных и культурных программ.

Таким образом, получаемые из культурнойсферы "предметные заготовки", чтобы стать фрагментами реальной ситуациичеловека, должны пройти еще специфическую "авторизацию", то есть бытьнаделенными специфическим личным смыслом, "атитьюдами" и ценностями.

Впрочем, как мы уже видели, это непроисходит и не может происходить со всем массивом виртуального материала,поддерживаемого человеком. Как говорят суфии, осел, перевозящий свитки"Корана", от одного этого не становится еще набожным. Должна сложитьсяспецифическая ситуация экзистенциального выбора, которая ставит человека переднеобходимостью такой работы и одновременно, самой своей значимостью, вооружаетего энергией и волей, чтобы довести эту работу до конца.

Конструкции значения и правилаконструирования, лишь "вчерне" передаваемые культурой, подвергаются в этойситуации суровой переоценке, предметы – перепредмечиванию, ценности– проверке, какпринято говорить, "жизнью". В итоге история микрокосма личности (какпоследовательность такого рода экзистенциальных выборов с их судьбоносными– в том или иноммасштабе –результатами) всегда более или менее расходится с историей мезокосма культуры.Возможно, они примиряются и согласуются где-то за пределами Эго и социума, вмакрокосме таких масштабов, как история Земли или солнечной системы.

*   *  *

Таким образом, понятие предметности, указывающее напсихическую норму, отклонением от которой является невротический механизм интроекции,представляет собой широкий синтез многообразных элементов.

1) Ближайшим образом, это основаниесинтеза элементов восприятия (посредством "ага-эффекта") в едином гештальте, являющемся "прозрением" тогопредмета, с которым можнобудет действовать, чтобы получить желаемое удовлетворение.

2) Действование для человека определеносоциокультурными схемами деятельности с предметным миром второй природы, которые вменяются ему вобучении-образовании.

2а) Впрочем, этакультурно-детерминированная деятельность граничит с реальностью-как-таковой,"первой природой", и может расходиться с нею лишь в определенных, не грозящихкультуре гибелью, пределах.

3) Культурно-детерминированнаядеятельность лишь тогда становится жизнедеятельностью человека, когда виртуальный предметныймир культуры авторизован, превращен в личный мирчеловека. Практически это происходит в ситуацияхэкзистенциального выбора,который требует от проявляющейся в ней предметности полного и целостногоудовлетворения жизненных притязаний личности.

3-1-5. МОДАЛЬНЫЙ АСПЕКТИНТРОЕКЦИИ, СТРУКТУРА ЭГО И ВОЛЯ:
комментарий 3 (еще более непростой [1])

1

До сих пор мы говорили о предметнойстороне интроекции. Между тем это хотя и важная, но не единственная еехарактеристика.

Вот еще один типичный пример. Многие людиимеют того или иного рода запреты. Часто, например, приходится сталкиваться с запретом насексуальные отношения. Обычно такой запрет имеет тривиальную историю: ребенку вдетстве (с той или иной мерой настойчивости, угроз, отрицательных эмоций и пр.)запрещали сексуальные проявления и, возможно, в то время это было правильно (сточностью до адекватности средств). Только ему забыли сказать, что это "нельзя" имеет особуюхарактеристику: "поканельзя". А потом забыли (или некому было) сказать, что теперь уже можно. Одни люди "сами" догадываютсяили получают от кого-то соответствующее "разрешение", другим – "не везет", и запрет остается сними на всю жизнь.

Аналогичным образом устроены "сценарные"запреты по Берну: запрет на успех, запрет на достижение определенного уровняжизни и т.д.

Чем запрет-интроект отличается от "просто"запрета

Петя зовет Васю поиграть за домом. Васяговорит: "Мне нельзя, мне мама не велела со двора уходить". Петя удивляется: "Апочему" – Вот тут-товсе и начинается. Если Вася примет петин вопрос, в нем может начатьсявнутренняя борьба: "Почему Пете можно, а мне нельзя" Хорошо, если он можетзадать этот вопрос маме; еще лучше, если у мамы есть на этот вопрос разумный(хоть в какой-то мере) ответ, что-нибудь вроде: "Пете уже семь лет, а тебетолько пять. Ты заиграешься г убежишь далеко и потеряешься. Петя же не будет затобой все время следить". Даже если ребенок не вполне поймет этот ответ[2], важно именно то, чтозапрет может быть подвергнут сомнению, обсужден, подтвержден или, – в принципе, – даже отменен.

Интроецированный запрет, в отличие отэтого, недоступен обсуждению.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.