WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 53 |

Обратим внимание, что обезьянесравнительно легко дается ее "предметное мышление", когда ящик, на которыйможно встать, или палка, которой можно достать банан, находятся в поле ее зрения. Это обстоятельстводает обезьяне возможность соединить в одномпредставлении такие предметно-разнородные действия,как вставание на ящик, орудование палкой и поедание банана, и при этом ящик ипалка катектируются у неепредчувствуемым вкусом банана.

Расширив это представление, можно сказать,что и для человека ситуация сохраняет (или восстанавливает) свою целостность,когда его сознание может удерживать все необходимые "опосредующие"предметности, вплоть до той, где имеет место фигура, наделенная реальным катексисом.

Мы уже сталкивались с этой темой дважды:один раз это был вопрос о реальности желания в психотехническом Практикуме,второй –необходимость удерживать реальные субличности с их реальными интересами за"круглым столом". Теперь необходимо развернуть последнюю тему до ситуацииэкзистенциального выбора.

3-1-3. ПРОСТАЯ ЛЕКЦИЯ ОБЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОМ ВЫБОРЕ [1]

1

Выбирая, я не полагаю начала выбираемому– оно должно быть ужеположено раньше, иначе мне нечего будет и выбирать; и все-таки если бы я неположил начала тому, что выбрал, я не выбрал бы его в истинном смысле слова.Предмет выбора существует прежде, чем я приступаю к выбору, иначе мне не на чембыло бы остановить свой выбор, и в то же время этого предмета не существует, ноон начинает существовать с момента выборам.

(Киркегор.Наслаждение и долг)

В какой ситуации человеку приходитсяосуществлять выбор и принимать решения

В парадигме "организм-в-среде" целостностьпсихики понимается прежде всего именно как отсутствие необходимости в выборе.Предполагается, что "органичная" психика антилопы-гну наделена способностьюавтоматически выделятьсамую важную в каждый данный момент потребность и ставить ее во главу угла(first things first). Организм-в-среде не имеет возможности выбора и ненуждается в нем.

Однако в "Гештальт-подходе" Перлзпредлагает и другую парадигму. Он рисует картину человека в человеческомобществе или в группе, представляя ее в виде трехуровневой системы:

"Человек, способный жить взаинтересованном контакте со своим обществом, не будучи поглощен им, но и неотчуждаясь от него –это хорошо интегрированный человек. Он опирается на себя самого, посколькупонимает отношения между собой и обществом, как часть тела инстинктивнопонимает свои отношения к телу-как-целому. Это человек, который чувствуетконтактную границу между собой и обществом, который воздает кесарю кесарево иоставляет себе то, что принадлежит ему [2]. Цель психотерапии – создать такого человека.

Идеал демократии – создать общество, обладающееподобными характеристиками, в котором, при определенности его потребностей,каждый участвует на благо всех. Такое общество находится в заинтересованномконтакте со своими членами. Контактная граница между индивидом и группой яснопрочерчена и определенно чувствуется. Индивид не ставится на службу группе, также как группа не отдается на милость отдельного индивида. Таким обществомправит принцип гомеостаза, саморегуляции. Такое общество, как тело, реагируетпрежде всего на свои доминирующие нужды. Если всему обществу угрожает пожар,каждый будет стараться погасить пламя, спасая жизнь и имущество. Подобно телу,которое стремится сохранить в целости все свои члены, в хорошо регулируемом илисаморегулирующемся обществе к борьбе с пламенем, угрожающим хотя бы одномудому, присоединятся соседи, а если необходимо – то и все общество. Членыобщества и его правители отождествятся друг с другом.

Врожденное стремление человека ксоциальному и психологическому равновесию, по-видимому, столь же тонко и точно,как его чувство физического равновесия. В каждый момент он движется насоциальном или психологическом уровне в направлении этого равновесия,устанавливая баланс между своими личными потребностями и требованиями общества.Его трудности возникают не из желания отвергнуть такого рода равновесие, а изнеправильности движений, призванных его устанавливать и поддерживать".

Однако не случайно Перлз в качестве"групповой" приводит такую ситуацию, которая очевидна в своей чрезвычайности.Дело в том, что из трех уровней этой сложной системы только один – уровень самого индивида – имеет "центр сознания и выбора".Именно индивид принимает решения как за органы (Перлз где-то приводит пример,когда лиса отгрызает себе ногу, чтобы вырваться из капкана), так и за группу: вгруппе решения принимает либо тот, кто на это уполномочен, либо тот, когопроблема больше всего касается, а остальные либо соглашаются с ним, либо группараспадается, либо – вслучае политических игр – участники группы подвергаются манипуляции или прямому насилию.

Рассмотрим простой пример ситуации выбораиз туристской жизни. Небольшая дружная компания за завтраком в походе. Молодойчеловек вчера стер ногу, она у него с утра болит. Между тем компании предстоитпройти 25 км по горам. Длянего этот маршрут и со здоровыми ногами – на пределе сил. А для егоприятелей наоборот: это уступка ему ради компании; вообще-то они сюда пришли,чтобы получить хорошую нагрузку, и соглашаются на такие короткие – для них – переходы только ради того, чтобыон мог с ними пойти. К тому же на поход, на то, чтобы получить свою нагрузку, уних всего полторы недели в году, больше не будет (семьи, дачи и пр.). Есть ещеи дополнительное обстоятельство – маршрутная книжка: кому-то в компании важно то ли получить, то липодтвердить какую-то "категорию", что станет невозможным, если компания свернетс маршрута. Для полноты картины можно добавить, что в компании находитсядевушка, в которую молодой человек влюблен.

Нужно принимать решение, как идти. Можно,уступив больной ноге молодого человека, пройти более коротким и легким путем;правда, тогда его друзья совсем не получат своей нагрузки, "накроется"квалификационная сторона дела, и, к тому же, путь этот значительно менееинтересен. С другой стороны, молодой человек может попытаться сделать усилие ивсе-таки пройти эти 25 км.Еще один вариант –расстаться на этом месте. Но решить это надо сейчас: если идти по маршруту, томинут через двадцать надо уже выходить, чтобы засветло успеть дойти до местапривала.

Здесь нет пожара, так что "сходу" решениене очевидно. И принимать его нужно самому молодомучеловеку – никто за него этого не можетсделать. Другое дело, что, когда он его примет, остальные могут с ним несогласиться; может возникнуть конфликт, группа может распасться и пр. Ноза него никто решить неможет.

Это – типичный пример ситуацииличного, экзистенциального выбора. Забегая вперед, можно сказать, что выбираетмолодой человек не только то, как проведет этот день; он выбирает себя.

2

В философии экзистенциализма ситуацияэкзистенциального выбора рассматривалась как чрезвычайная. Широко известенфиксирующий это положение дел термин К. Ясперса "пограничные ситуации". Крометого, умонастроение времени, когда разворачивалась философия экзистенциализма(годы перед Второй мировой войной и непосредственно после нее) способствовалотрактовке этих ситуаций как безнадежных. Философам казалось, что человек может попасть в ситуациюэкзистенциального выбора только при условии, когда обыденное отношение креальности становится невозможным из-за чрезвычайных внешних обстоятельств. Нопри этом, поскольку ситуация не имеет реального выхода, выбрать-то и нечего.

Значительная заслуга экзистенциальнойпсихотерапии, в частности и в особенности Перлза (а также В.Франкла[3]), состоит в том, чтоидеи экзистенциализма были переведены в сферу повседневной, обыденной жизни.Промежуточным звеном оказывается невротик, который в своей "обычной" жизниживет как в "пограничной ситуации". Гештальттерапия обращает внимание невротика(то есть и наше с вами, "здоровых невротиков") на то, что возможностьреального и вполнепозитивного (то естьведущего к совершенствованию нашей жизни) экзистенциального выбора "постигает"нас по несколько раз в день (это поначалу, а потом, для более опытногочеловека, гораздо чаще). Мы имеем достаточно возможностей практиковатьэкзистенциальный выбор в повседневной жизни, и эта практика увеличивает самуэту способность: "Каждая трудность, которую пациентразрешает, облегчает разрешение следующей, потому что каждый раз, когда онсправляется с какой-либо трудностью, он увеличивает свою способность опиратьсяна самого себя". [4]

Через всю книгу Перлза "Гештальт-подход"проходит замечательный пример ситуации, в которой человек встает перед выбором,– пример смешной иочень "человеческий".

Перлз сначала красиво расписываетдействительность социального ритуала, – его реальность, эмоциональностьи пр., – и говорит,что человек, участвуя в ритуале, приобщается к социальному организму. Но длятого, чтобы участвовать в ритуале, человек должен полностью "отдаться" ему игруппе, которая этот ритуал осуществляет. А дальше Перлз описывает ситуацию,когда собственные органические потребности человека входят в какой-то момент впротиворечие с осуществляемым групповым ритуалом: участнику церковного хора вовремя священного песнопения понадобилось в туалет. Что человеку делать С однойстороны, ему следует переживать высшие моменты ритуала, а с другой – ему бы сейчас улизнуть, повозможности никого не беспокоя...

На этом примере Перлз описывает все типыневротических механизмов: слияние как конфликт "мы" (осуществляющие ритуал) и"я" (которому нужно уйти), интроекцию (нельзя-де прерывать ритуал, хотя насамом то деле фактически ритуал для хориста уже прерван) и т.д. Суть дела втом, что разрешить эту ситуацию может только сам хорист; ему нужно принять решение, опираясь на самого себя. А невротические механизмы оказываются способами "отвертеться" отпринятия решения, переложить решение (то есть определение своего поведения) накого-нибудь другого или на что-нибудь другое. И, – сколь ни смешным это кому-нибудьможет показаться, –этим выбором он, опять же, в определенной (наверняка большей, чем он сам можетсебе представить) степени выбирает себя.

Перлз называет некоторые характерные дляповедения в ситуации выбора полярности. Конформизм всегда автоматическивыбирает в пользу группы. Перлз описывает, – как резко отрицательный длянего, – примерзаконопослушного американца, который готов из последних денег заплатить налоги,не думая о том, что он будет есть сегодня на обед. Второй край, который Перлзтоже очень не любит, – это гедонист, который принимает во внимание только то, чего хочется ему какиндивиду. Перлз утверждает, что при такой установке человек не способен кчеловеческому развитию. Человека, готового удовлетворять интересы своегоорганизма за счет других, Перлз называет "преступником"; а того, кто готовудовлетворять интересы других за свой счет, за счет своего организма,– невротиком.

По-видимому, за всем за этим стоитпредставление о том, что возможен "хороший" выбор, гармоничное соотнесение"себя" и "других", и, соответственно, мера "преступности" или невротичностиопределяется отклонением от этого "хорошего" выбора: "Врожденное стремление человека к социальному и психологическомуравновесию, по-видимому, столь же тонко и точно, как его чувство физическогоравновесия. В каждый момент он движется на социальном или психологическомуровне в направлении этого равновесия, устанавливая баланс между своими личнымипотребностями и требованиями общества".

Речь, конечно, идет не о внешней "правильности" выбора, чтосоответствовало бы конформизму. Выбор не был бы экзистенциальным, если бы были"правила", по которым его можно осуществить; это был бы не выбор, а решениеупражнения из задачника с заранее известным ответом. Речь идет о внутреннем,удовлетворяющем человека гармоничном разрешении ситуации. Этому соответствуетперлзовский термин "удовлетворяющие отношения": у человека могут быть удовлетворяющие его, здоровыеотношения с другими людьми, с миром тогда, когда найдена гармонияиндивидуальных и социальных требований.

3

До сих пор мы следовали использованнойПерлзом парадигме "индивид и группа", хотя это, конечно, не единственныйисточник ситуаций экзистенциального выбора. Вот пример, в котором необходимостьвыбора возникает несколько иным путем. Этот пример также еще раз покажет нам,каким образом во вполне обыденной жизни "простого человека", без участияфилософского пугала "пограничных ситуаций", складывается весьма драматическаяситуация экзистенциального выбора.

Иван Иванович Тапочкин, муж своей жены,отец двоих детей, средний научный сотрудник Лаборатории проектированияэтикетирования Института кефира [5], влюбился. Он приносит лаборантке Верочке цветы, красивоухаживает за ней, не забывая, впрочем, забирать детей из детского сада, ходитьна рынок за картошкой и на праздники дарить подарки жене. Все довольны: жена– тем, что "оживший"(а также чувствующий себя виноватым) муж больше помогает по дому и возится сдетьми; лаборантка Верочка – оказываемым ей вниманием; Иван Иванович просто сияет, настолькохороша стала его жизнь. Пока ничего не приходится выбирать: адюльтер, какнетрудно показать, является неотъемлемым атрибутом современного брака.

Но любовь, как тонко заметил антисоветскийклассик [6], подобнавелосипеду: чтобы не упасть, велосипедисту нужно ехать вперед. После какого-тоинститутского вечера с шампанским Иван Иванович и Верочка нечаянно оказываютсяв интимной ситуации. Через некоторое время Верочка, смущаясь и краснея,сообщает Ивану Ивановичу, что она беременна. И спрашивает, что ей делать.

И вот тут Иван Иванович может оказаться вситуации выбора. Он влюблен в Верочку и какой-то частью своей души как бы дажеи рад ее беременности. Но ведь он муж своей жены и, более того, отец своихдетей. Как влюбленному мужчине ему следует бежать за цветами, а потом, вместе сВерочкой, в ЗАГС. Как мужу своей жены ему следует строго поставить Верочку наместо – "поиграли ибудет". Там – дети,которые в нем нуждаются, но и тут – ребенок, который, если родится [7], будет в нем нуждаться.

Теоретически можно сказать об этом так. Вситуации экзистенциального выбора человек оказывается в точке пересечения двухили нескольких несогласованных, живущих каждая по своим законам,действительностей. В каждой из этих действительностей по отдельности человекимеет вполне определенный способ поведения, ему ничего не нужно выбирать.Как-бы-одновременное существование Ивана Ивановича в качестве мужа и любовникавозможно как раз потому, что, будучи с женой, он закрывает глаза на свои"маленькие шалости", а как любовник он с еще большей охотой забывает своюсемейную жизнь как некстати приснившийся сон [8].

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.