WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 53 |

Наверное было бы лучше и "правильнее"изложить все это в виде "сплошного", связного текста. Я неоднократнопредпринимал попытки это сделать, но – безуспешно. Материал этого "нехочет". Во-первых, он "ветвится": из каждого фрагмента может быть несколькоразных направлений развертывания (которые и реализовались в разных лекциях икомментариях), и каждое из них содержит свой "интерес", важный для объемногопонимания целого. Так что видимые повторения идей (и даже материала примеров)отображают движение разными маршрутами по одной территории,

Во-вторых, реальное объединение понятийногоаппарата требует детального (и довольно сложного) теоретического развертывания.Я, однако, полагаю, что нужно сначала дать читателю возможность познакомиться спрактической тканью Работы, прежде чем рассчитывать на его благосклонноевнимание к непростым теоретическим рассуждениям.

Наконец, в-третьих, кому-то может показатьсяинтересной история разворачивания идей в нашей мастерской. Я, конечно,постарался спрямить некоторые количество "заячьих скидок" и возвращений, номножество концов, – ксчастью, – по сейдень "торчит" и не находит себе места в связном целом.

9

С читателями, которым теоретические разделыкниги покажутся трудными, но которые, тем не менее, захотят их "прогрызть", яхочу поделиться своим личным опытом. Когда в 1997 году вышел, наконец,бибихинский перевод "Бытия и времени" Хайдеггера, я, с одной стороны, былбезмерно счастлив, потому что не один десяток лет мечтал прочесть эту книгу, ноне владею немецким языком в достаточной степени. С другой стороны, оказалось,что и по-русски это крепкий орешек. Всех сил моего внимания хватало на два-триабзаца, максимум -на параграф. Потом меня "вырубало".

Но я твердо решил, что эту книгу я прочту. Ивот я постановил, что буду читать в день по параграфу, и что это будет мояосновная работа дня. Это занимало минут сорок, так что оставалось время и натекущую работу, и на возню с дочкой, которая тогда как раз только что родилась.Но это было главным деломдня в течение 4-5 месяцев. К концу этого времени (и книги) я уже читал ее почтисвободно, как Гегеля или Фрэнка Херберта [15]. Сейчас, по прошествии трех лет, яуже могу с Хайдеггером полемизировать, я уже знаю, в чем (с моей точки зрения)состоит принципиальная уязвимость его проекта [16]. Но начиналось это с честного чтенияв день по параграфу и стремления со всей доступной мне добросовестностью понятьход мысли автора.

Сейчас я с еще большим "скрипом" пишутеоретические фрагменты своей книги. Некоторые абзацы стоили мне двух-трех дней(и десятков страниц вспомогательного, "поискового" текста). К тому же я неуверен, что мне в каждом случае удалось найти наилучшее оформление сложноймысли. Тем не менее, я полагаю, что то, что получилось в итоге, передает (пустьдаже и не в лучшем оформлении) именно то, что я хотел сказать.

Нужно ли это читателю – судить ему (или ей). Я, вобщем-то, не настаиваю на том, что психотехнику обязательно нужна теоретическаярефлексия. В конце концов, великий Фриц, так же как не менее великий Эрик,вполне обходились теми теоретическими наивностями, которые мы у них находим. Имэто не мешало создавать работающую психотехнику и даже передать ее духпоследующим поколениям. Мне, как "человеку номер три" в терминологииУспенского, теоретическая рефлексия необходима. И ее продукты (среди прочегоматериала) я предлагаю на суд заинтересованного читателя.

10

Last not least. Осталось поблагодарить. Безсоциометрии: спасибо всем, кто своим вниманием в тех или иных формахспособствует (способствовал, будет способствовать) существованию этой книги.Благожелательное произвольное внимание – основное (если не единственное)собственное достояние человека. Впрочем, и здесь, – по словам Апостола: "Что тыимеешь, чего бы не получил А если получил, что гордишься, будто это– твое"

ЦИКЛ ПЕРВЫЙ
Basics: элементыпрактической психотехники

Можно читать эту книгу как рассказ озамечательном празднике, который бедному мальчику удалось подсмотреть в окно изтемного сада, отогревая мерзнущие пальчики дыханием. А можно употребить ее какбилет на эту самую елку. Да и вход, вообще-то, свободный...

То же самое – в форме байки. Приходит дед кдоктору, просит полечить. Доктор его долго обследует, потом выписывает рецепт.Внимательный такой доктор, очень деду понравился. Приходит дед домой, и впамять о хорошем докторе выпиливает рамочку, вставляет в нее рецепт и вешает настену, а потом всем показывает: "Вот, мол, у какого хорошего доктора побывал".А рецепт-то, как некоторые догадываются, был на лекарство, чтобы его купить дапить помаленьку.

Глава 1

СОЗНАВАНИЕ:AWARENESS И GESTALT

В этой главе [1] речь пойдет о базовой техникемикро-уровня –технике awareness, которая обеспечивает осуществление всей остальной Работы.Так рассматривал ее Перлз, соответствующие замечания есть у Берна, ссочувственной отсылкой к гештальттерапии. Об этом постоянно говорил своимученикам Г.И.Гурджиев. Следует и нам осознать важность сознавания и попробоватьего практиковать.

1. Awareness– первый опыт

Качество внимания, которое так необходимопсихотехнику, хорошо описывается англоязычным термином awareness – существительным, образованным отглагола "to be aware of". Наиболее полно и точно (хотя все же с некоторымипотерями смысла) можно перевести его как"сознавание-замечание-осведомленность". "I am aware of" – я сознаю что-то, я осведомлен очем-то, и я замечаю нечто в данный момент. Ради простоты я обычно говорю просто "сознавание", но при этом нужно иметь ввиду весь спектр смыслов.

Переводя этот термин с английского, частоиспользуют слова "осознавание" или даже "осознание", поскольку редакторам слово"сознавание" кажется недостаточно "русским" (вот и мой компьютер сообщает мне,что у него в словаре такого слова нет, как, впрочем, и слова "гештальттерапия"[2]). Будем считать, чтоэто неологизм. Важно, что образован он как раз по законам русского языка, какотглагольное существительное, подчеркивающее процессуальностъ того, о чем идет речь.Сознавание – это непрерывный, постоянныйпроцесс, меж тем как "осознание" – результат процесса, причем даже не только процесса сознавания, асложной системы из нескольких процессов, где результат – то, что "осознано" – неизбежно зависит отинтеллектуальных средств, используемых для оформления этого результата. Междутем чистое сознавание– это "доведение досознания" того, что человек переживает в опыте в каждый данный момент,независимо от наличия или отсутствия интеллектуального "о – сознавания".

Таким образом, процесс сознаванияпредставляет сознанию то содержание, которое в каждый данный момент определяетнаше психическое (а через него – и все прочее) функционирование. Можно сказать, что это– актуальная, здесь итеперь осуществляемая связь сознания с представленным содержанием.

Сознавание явилось одним из ключевыхпонятий гештальттерапии Ф.Перлза, который разработал ряд технических приемов,помогающих человеку обратить внимание на то, что происходит с ним, в нем ивокруг него, и разветвленную систему практик, культивирующих awareness.

Можно выделить два полюса перлзовскойтехники. Один – этотак называемый continuum of awareness (континуум сознавания): практикавербализации (проговаривания словами) того, что сознается в каждый данныймомент: "Вот сейчас я сознаю, что набираю этот текст на компьютере, сей- час ясознаю, что пошевелил ногой, сейчас я чувствую напряжение в пояснице, сейчас ядумаю, как построить фразу", – и так далее, насколько хватит терпения и концентрации. У этойтехники есть свои плюсы, свои минусы, свои ограничения. Ее можно практиковать водиночку, вдвоем, в группе. Более подробные указания можно найти у Перлза[3].

Другой полюс – это направленное сознавание: вниманиечеловека произвольно направляется на какую-то часть, какой-то фрагмент еговзаимодействия окружающим, и он старается прочувствовать, – не "о – сознать", а именно сознавать, – что там происходит.

Для начального приобщения к этой практикево многих отношениях полезно внимание к так называемому кинестетическому аспекту нашегосуществования, то есть ощущениям собственного тела. Читатель может прямо сейчаспроделать небольшой эксперимент, но предварительно необходимо несколькозамечаний.

Прежде всего, важно иметь в виду, что, какподробно объясняет Перлз, это не "упражнение", а именно "эксперимент". Впрочем,это русское слово тоже имеет оттенки, не соответствующие сути дела.По-английски для этого есть очень точное слово – experiential; оно не имеет ввиду "эксперимент" в том смысле, чтобы сделать из себя крыс и поставить надсобой "опыт"; слово "опыт" (наиболее подходящее из русских слов) берется здесьв том смысле, в каком говорят "пережить в опыте" [4].

Во-вторых, хотя в принципе это личная практика, руководство лидерапоначалу может быть очень полезным, поскольку сознавание начинающегонеустойчиво: даже когда оно не исчезает, оно начинает "плавать", перескакиватьс одного на другое; удерживать его довольно трудно. Так что если кто-то беретна себя половину задачи, то вам остается только сознавать то, на что лидернаправляет ваше внимание. Читатель может воспользоваться "ведением" текста,расположив книгу достаточно удобно и освободив от держания ее руки, которыепонадобятся для другого.

Итак, давайте сядем более или менее удобно,а потом попробуем почувствовать большой палец правой руки. Еще подробнее:верхнюю фалангу, теперь нижнюю фалангу, теперь весь палец целиком, теперькончик пальца (если получится). Теперь опять весь палец целиком.

Теперь "простимся" с большим пальцем ипереведем внимание (сознавание) на указательный. Прочувствуем, проживем егоощущения некоторое время, потом, так же "простившись" с ним, перейдем ксреднему. Теперь к безымянному. Теперь к мизинцу.

Теперь давайте попробуем почувствовать всюкисть правой руки, от кончиков пальцев до запястья. Обратите внимание наизменение масштаба кинестетического сознавания: можно "вживаться" в однуфалангу, а можно – в"целую" кисть.

2. Последим задыханием

Понятно, что такого рода опыт можноразвивать и разнообразить. Среди множества имеющихся возможностей [5] одна имеет для нашей психотехническойработы фундаментальное значение – это сознавание своегодыхания.

Во всех мало-мальски серьезныхпсихотехнических школах дыханию уделяется много внимания.

Но работа с дыханием может осуществлятьсядвумя принципиально разными путями. Есть школы, которые стремятся так или иначевоздействовать на дыхание.Известным примером является йогическая пранаяма. Говоря о подобных попытках,Гурджиев объяснял, что у человека есть два разных аппарата для дыхания. Естьспонтанный дыхательный аппарат: организм сам дышит, тело имеет физиологическиймеханизм для собственного дыхания. Но, кроме того, у человека есть еще"аппаратура" для произвольного дыхания: мы можем вдохнуть произвольно ивыдохнуть произвольно.

Гурджиев утверждает, что попыткивоздействовать на непроизвольное дыхание посредством управления аппаратомпроизвольного дыхания опасны, и без специального руководства и специальнопоставленных задач бесполезны. Не в том смысле, что какое-нибудь йоговскоедыхание не приносит своих непосредственных плодов. Приносит, и если вы подышитеопределенным образом, вы можете получить определенное состояние сознания. Ноболее общие задачи некоторых йоговских систем состоят в том, чтобы, управляясвоим произвольным дыханием, настроить свое спонтанное дыхание каким-тоспециальным образом. И эта вещь либо (в большинстве случаев) не удается, либо,если она удается, то именно она опасна, потому что может затормозитьсянепроизвольное дыхание, и человеку придется все время дышать произвольно, неимея возможности ни уснуть, ни отвлечься.

В противоположность этому, ряд школ,– например, многиетрадиционные буддийские техники, но также и вполне современные [6] предлагают не "делать" что-то сдыханием, а просто следитьза ним, считая это одним из лучших методов освоения и практики сознавания, или,в буддийской терминологии, "внимательности" (mindfullness) [7].

Поначалу дыхание, за которым вы начинаетенаблюдать, не совсем спонтанное, потому что у большинства из нас многиеспонтанные вещи, в том числе, дыхание, в той или иной степени зажаты и"придерживаются". Постепенно, по мере практики, дыхание очищается иосвобождается от влияния мышечных зажимов. А цель состоит в том, чтобысознавать дыхание и не вмешиваться в него.

Это не очень легко. Либо вниманиеотвлекается: мы начинаем вроде бы следить за дыханием, а потом, минуты черездве, обнаруживаем, что заняты чем-то совсем другим. Либо мы начинаемвмешиваться в дыхание: нам кажется, что что-то не так, что нужно дышать либоглубже, либо животом, либо как-то еще, и мы пытаемся выполнять какие-тонеизвестно откуда взявшиеся (и совершенно бесполезные) "ценные указания".

Попробуйте, по возможности придерживаясьненасильственного, спокойного наблюдения, несколько минут посидеть ипонаблюдать за своим дыханием. Не ждите и не делайте ничего специального инеобычного; сядьте поудобнее и просто следите за дыханием.

Для постоянной практики может быть полезнымтакой вариант: отследите шесть циклов дыхания (считая, например, выдохи).Остановитесь, побудьте немного "просто так", потом отследите еще шесть циклов.

3. Сознавание и"эбаутизм"

Один из аспектов того, что здесь можнопрочувствовать, – эточто организм действительно имеет какую-то собственную жизнь. В нас есть нечто"само собой" происходящее. Когда это рассказывают про биохимические процессы– мы можем об этомзнать абстрактно, но наблюдению это недоступно. А дыхание можно наблюдать, и мыможем в реальном опыте убедиться, что действительно есть в нас что-тоспонтанное, живущее своей, независимой от нас жизнью. Мы можем в этовмешиваться, а можем не вмешиваться. С другой стороны, мы можем это сознавать,а можем не сознавать.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.