WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 53 |

Главное, что мы должны сделать– сохранитьсубличность с ее интересом, чтобы не дать соседке, с которой она раньше была вклинче, снова ее затюкать или снова войти с ней в клинч. Мы должны посмотреть(и дать увидеть клиенту), что эта субличность думает, какие у нее интересы,какие у нее опасения и т.д.

Но допустим, мы это сделали: посадили этисубличности, обеспечили их аутентичность, невыдуманность, наличие у каждой изних реального интереса. Мы обеспечили их безопасность, теперь эти субличностиимеют возможность высказывать свои интересы, настаивать на своем. Но, как выпомните, и как мы все с вами знаем практически, это возможно только в техусловиях и как раз потому, что это чисто коммуникативная ситуация: действиеприостановлено, все сидят и разговаривают. Горбачев с Рейганом могутдоговориться, что дадут слово диссиденту, как раз потому, что они дадут емувысказаться, но при этом не дадут ему возможности действовать, осуществлятьреальную политику, –на это бы никто не пошел. Пока, за "круглым столом", у субличности не будетвозможности действия, будет только возможность высказаться. Что же дальше Вотони сидят, высказываются, мы поняли, какие у них интересы. И что теперь с этимисубличностями и их интересами делать

4

Первую из имеющихся здесь возможностейможно назвать методом "круглого стола" или меж-субличностных переговоров[4]. При действительномжелании часто оказывается возможным так договориться, что все интересы будутудовлетворены. Если не цепляться за "позиции", а смотреть на реальные интересы(как рекомендуют Фишер и Юри), нередко оказывается, что материя реальностидостаточно пластична, чтобы допустить необходимые трансформации.

Психотерапевт выступает здесь в роли"рефери", который, не вмешиваясь в сам процесс достижения консенсуса, являетсягарантом объективности и безопасности переговоров. Позже клиент может научитьсясам удерживать эту позицию, интериоризовать ее, создавая в себе собственного"рефери-интегратора.

Эффективная договоренность требует, чтобывсе заинтересованные стороны удовлетворили свой интерес, и даже в большейстепени, чем рассчитывали. Для этого нужен творческий подход к ситуации. Посути дела, это сделать нетрудно, – если это действительно делать, но для этого нужно во время всейэтой дискуссии держать субличности на стульях, то есть, с одной стороны, недать им вскочить со стульев и опять войти в клинч или подраться, а с другойстороны, – что ещетруднее – не дать им"рассосаться", убраться под лавку. Нужно, чтобы они настаивали на своихинтересах, отстаивали их. Это самая важная вещь: обеспечить не только наличиеинтересов, но мотивированность к поддержанию переговоров и обеспечение"творческой части" энергией.

Обеспечивается это целым набором условий.Во-первых, важна актуальность для человека самой проблемы. Если проблему можноне решать, а отложить (ну встаю я в десять часов, и Бог с ним, если по условиямжизни я могу себе это позволить), то оно так и будет продолжаться. Но еслипроблема действительно актуальна, если решать ее надо, или мотив достаточносилен, то это составит необходимое условие того, что субличности на стульяхбудут продолжать вести переговоры.

Второе условие, столь же необходимое:чтобы заинтересованные субличности продолжали участие в переговорах, у нихдолжна быть обоснованная надежда на то, что из этого что-то выйдет. Чем большеу клиента либо собственного, либо чужого опыта, что это действительнопроисходит, тем легче обеспечить заинтересованность субличностей в продолжениипереговоров. В этом преимущество групповых форм работы, даже если терапевтработает с одним клиентом на "горячем стуле", а не с группой в целом. Крометого, важен опыт клиента в отношении межличностных переговоров ипсихотехнической коммуникации [5].

Еще одно обязательное условие, котороетребует специального аналитического искусства, – участие в переговорах всех (илихотя бы основных) заинтересованных субличностей. Я вернусь здесь к примеру сосвоим утренним вставанием и немного его разверну. Реально вопрос был вовсе не втом, что мне лень было вставать. Раннее вставание для определенной моей "части"было накрепко связано с состоянием унизительного школьного рабства, когда менязаставляли рано вставать и могли отругать за опоздание, – и все это ради того, чтобысидеть и слушать, как мой сосед по парте вяло бубнит то, что я и так уже давнознаю. Когда мне удалось объяснить этой своей субличности, что теперь я воленвставать или не вставать по собственному желанию, и ждут меня, когда я встану,интересные и приятные дела, – ситуация сильно изменилась.

Когда, наконец, достигнуто соглашение отом, как "мы" (субличности) будем вести "себя" в определенных ситуациях,необходима так называемая "пристройка к будущему". Нужно определить условиясоблюдения достигнутого соглашения, установить санкции, напомнить каждой изсторон, что она получает при этом все, что ей нужно, и т.д.

Возможны и более сложные ситуации.Например, может оказаться, что выделенная нами субличность представляет не одининтерес, а группу противоречивых интересов. Такую субличность нужно дальшераскладывать на составляющие субличности и рассаживать их по своим стульям.Здесь есть свои структурные проблемы: однопорядковы ли получившиеся субличности(то есть можно ли их собрать за одним и тем же "круглым столом") или нужнопровести какие-то предварительные группировки и переговоры и т.д.

Это хорошо видно на следующем примере изобласти искусства. В юности я имел возможность близко наблюдать развитие одногоизвестного пианиста. У него были две совершенно разные "манеры" для романтикови для музыки XX века – две разные субличности для двух разных "музык". Совершенно иначезвучал рояль, менялось выражение лица и посадка за роялем, как будто игралдругой человек. Постепенно по мере творческого роста он эти субличности("манеры") интегрировал в единый более богатый творческий облик, в единуютворческую личность.

Но вот в более поздний свой период он сталиграть на органе. Тут, наоборот, пришлось не синтезировать, а очень резкоразделять, потому что на органе играют совершенно иначе, чем на фортепиано, иему нужно было очень точно, четко и жестко различать, "кто" он в данный моменторганист или пианист: прежде всего это касается аппарата рук, но задействованои все остальное, весь "строй души" разный. На "предметном" уровне здесь нужнане интеграция, а, наоборот, ясная дифференциация. Конечно, где-то "на высотах"все это соединяется в единой Музыке, но практически необходимы две разныесубличности: Пианист и Органист.

5

Следующая методика – функциональный анализсубличностей.

Неудобная, мешающая клиенту субличностьчасто "живет" на том, что выполняет определенную функцию в структуре личности.Например, у большинства клиентов есть на службе внутренний Очень КритическийРодитель – "Грызла",выполняющая функцию контроля за поведением и деятельностью. Ее невозможно такпросто выгнать, уволить, потому что тогда человек остается без контроля.

Необходимо, по-видимому, найти другихисполнителей на функцию, другие способы исполнения функции. Если функцияобеспечена и клиент получил соответствующий опыт, то можно ставить вопрос обосвобождении Грызлы от обязанностей грызлы (а также об исключении должности"грызлы" из внутреннего штатного расписания).

Часто субличность выполняет не однуфункцию, а три-четыре. Она тем и сильна, потому и может осуществлять своегрызлое дело, потому ее и не прогонишь, что она сидит одновременно натрех-четырех функциях и говорит: "Ну да, с этим ты справишься иначе, а с этим,а с этим" – И тутнужно "дожать": сначала проанализировать, понять, каковы эти функции (для этоготехнически может быть задан вопрос: "Чего ты лишишься, если избавишься от этойГрызлы"), а потом последовательно обеспечить другой способ выполнения всех(или хотя бы основных) функций этой Грызлы. После этого ее можно будет уволить.

Впрочем, фрейдовская надежда, чтодостаточно проанализировать и понять, а дальше "само рассосется" (русскийперевод латинского "natura sanat") далеко не всегда сбывается. Реальнопсихотерапевту, группе, а главное – самому клиенту, который работает над собой, стремится ксобственной свободе, – нужно много чего "дожать". Мы нашли функции, нашли новыхисполнителей на них, но исполнителей надо еще "нанять", надо обеспечитьдействительно другое исполнение функций, Грызлу надо еще на самом деле уволить.И это все специальные волютивные действия, которые надо совершать.

С теоретической точки зрения можновспомнить, что все основные психические функции возникают в результатеинтериоризации (вбирания внутрь "себя") определенной внешней коммуникации. Вэтом смысле субличность – это функция (или набор функций), отягощенная личностнымиособенностями участников интериоризованной коммуникации, вообще "загрязненная"("контаминированная", пользуясь словечком Эрика Берна) привходящимиобстоятельствами [6]. Инымисловами, субличность появляется тогда, когда функция или функции выполняются внекоторой определенной (не имеющей необходимого отношения к делу) "манере" и с"добавками", часто далеко не желательными.

Чтобы можно было осуществить переменуисполнителей функции, клиент должен отделить собственно функцию, которая емунеобходима, от "добавок", которые портят ему жизнь. Для этого нужно вернуться кисходной коммуникации (которая интериоризована в виде рассматриваемойсубличности) и посмотреть на нее новыми глазами. Вот два примера из практики.

Клиентка рассказывает, что хорошоуправляется со своими делами на работе и дома, но только при условии, если онасама их себе назначила. Если кто-то (начальник ли, муж ли) говорит, что нужносделать, – у неевозникает неприятное состояние неловкости, работа валится из рук, и хотя онасама тоже понимает, что сделать ее надо, это дается значительно труднее, чемесли бы она делала это по собственной инициативе. Специально следует оговорить,что по многим вербальным и невербальным признакам в данном случае мы имели делоне с простым "подростковым негативизмом": клиентка – вполне взрослый человек, как всмысле физического возраста, так и в своих отношениях с окружающими.

В результате расспросов выясняется, что вранние школьные годы у нее была учительница, которая очень ее не любила икаждое "ценное указание" сопровождала добавками уничижительного характера.Обобщенно эту коммуникацию можно выразить так: "Ты настолько глупая и сквернаядевчонка, что тебе специально приходится говорить о том, что другая самадогадалась бы сделать". Разумеется, у девочки это не вызывало энтузиазма. Новместе с тем, по-видимому, учительница каким-то образом заняла важное место, икоммуникация с ней интериоризовалась настолько, что каждый раз, когда клиенткеговорили, что надо сделать, – теперь уже без всяких дополнительных нагрузок, – она чувствовала себя "нехорошей"и униженной.

Выход из этой ситуации таков. Мы вернулиськ первоначальной коммуникации и постарались выяснить, что же такое не нравилосьэтой учительнице. Выяснили, что у нее были свои дополнительные причины (длянашей темы несущественно, какие именно) не любить девочку. Когда с позициивзрослого человека это понято, коммуникацию можно "переиграть", не принимая"добавки" на свой счет.

Если учительница научила чему-то важному,это остается достоянием клиентки, а привходящие особенности их отношенийперестают быть личностными особенностями самой клиентки.

Другой пример. Клиентка обнаруживает всебе тонкое и хорошо компенсированное чувство, что она все время немного "недотягивает". Выясняется, что ее мать, чувствуя себя неудачницей, все времязавышала для девочки планку, чтобы та стремилась, но не могла быть полностью"успешной". Сложившуюся в результате функцию "стремления к все новымдостижениям" клиентка очень ценит и не собирается от нее отказываться, а"недопрыг" она вполне может теперь объяснить тем, что мама, образно говоря,незаконно поднимала планку во время прыжка, и отнести эту особенность "на маминсчет", вполне понимая из своего теперешнего положения, какими трудностями вмаминой ситуации это вызвано. Интересно отметить, что проведенный субличностныйанализ кроме решения исходной проблемы привел еще к значительным изменениям вобщении клиентки с реальной мамой: раньше это общение ограничивалось возней поповоду "планки", теперь, увидев, в чем дело, клиентка смогла найти другиеобласти и формы контакта.

Понимаемые таким образом субличности сточки зрения идеальной интеграции подлежат "рассасыванию". В предельномабстрактном идеале должна получиться личность, синтезированная из всехвозможных субличностей, а они в ней должны раствориться или синтезироваться. Ноэто не единственная возможность.

6

Еще одно направление работы можно было быназвать воспитанием субличностей.

Приведу еще один личный пример. Прикаком-то раскладе я обнаруживаю в себе в качестве отдельной субличностичетырехлетнего мальчика, имеющего совсем другой опыт, нежели мой собственный:по определенным причинам он в свои четыре-пять лет был отсечен от дальнейшегоразвития и сохранился во мне в таком виде, каким был в то время. Этасубличность владеет большим запасом энергии и многого другого, мне сейчаснедоступного. Я ее (субличность) высаживаю на самостоятельный стул, начинаю сней разговаривать... И обнаруживаю, что она, эта субличность, мне чрезвычайноне нравится.

Я представляю себе, какая "она", этасубличность, то есть на самом деле "он" (желание пользоваться местоимениемженского рода, отсылающим к абстракции субличности, а не мужского, указывающегона конкретного сорванца-мальчишку – яркое свидетельство "сопротивления") – шумный, противный мальчишка,который всем страшно мешает. Я даже могу вспомнить, что я таким был, икак я таким был. Я помню,как сначала под внешним давлением, а потом внутренне с этим согласившись, лишалэту субличность возможности "вести себя" (то есть "меня") таким образом. Идальше я понимаю, что "я" (теперешний "я") страшно не люблю таких людей– шумных, никого незамечающих, захватывающих пространство и требующих к себе внимания.

Кое-что я, конечно, могу от нее "отсечь":путем дифференциации, путем выполнения функций другим образом. Но что-то,– а именно "онасама", этот мальчишка, – остается. И умом понимая, что ее, эту субличность, надоассимилировать, я согласен это делать только "умыв и причесав", то есть"перевоспитав" этого мальчишку.

Первый шаг к воспитанию, – это то, что на нашем несколькостершемся жаргоне называется "принятие". Причем не пустое и формальное, котороесовершенно неэффективно и никому не нужно, а то самое, что по Перлзу называется"контакт". Я этой субличности прежде всего должен сказать, что признаю еесуществование как части меня.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.