WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 53 |

Теперь, понимая, для чего это нужно, мыможем перейти к довольно сложным теоретическим построениям. Хочу тольконапомнить вам, что, с одной стороны, хорошо понятые теоретические представлениядают возможность более глубокого видения проблемы, с другой же стороны– это всегда взгляднесколько более узкий, чем та эмпирия, которая привела к данной теории.

3

Прежде всего необходимо описатьсвоеобразную, специфическую действительность, в которой люди проводят (незадумываясь об этом) значительную часть своего времени и расходуют значительнуючасть энергии, и в которой как раз и возникают отрицательные эмоции.

Мы думаем, что живем в мире столов истульев – в"реальности" (слово "реальность" происходит от латинского слова "res", чтозначит "вещь" или "дело" – нечто материально-определенное). Но на самом деле это совсем нетак.

В такого рода "реальности", в точном смыслеслова, может жить только Маугли, – человеческий детеныш, не прошедший аккультурации илисоциализации. Человек живет в специфически-человеческом, социокультурном мире:мире обобщенных представлений, для которых "вещи" и "дела" являются только"экземплификациями" понятий.

Кроме того, человеческий мир – это мир межличностныхвзаимодействий, значительную часть которых человек "вбирает" в себя(интериоризирует, говоря научным языком психологии), начиная "разыгрывать"внутри себя те роли и отношения, которые осваивает в общении со своимивоспитателями.

Советский психолог и философ Б.Ф.Поршневразвил представления Выготского, поставив вопрос, что лежит в основе самойвозможности социализации и интериоризации. Ответом на этот вопрос стало егоучение о суггестии какфундаментальной основе человеческой психики.

Суггестия (по Поршневу) начинается синтердикции (запрещения,остановки), которая прерывает "естественную" жизнь организма в его среде,выводит организм за пределы его собственной "реальности". Например, малышсамозабвенно лезет в лужу, мама сзади кричит ему: "стой, не лезь".

Сама суггестия состоит в том, что организму(человеку) предлагается вести себя и действовать не так, как он вел бы себя всоответствии со своими собственными потребностями в своей среде, а неким иным,но вполне определенным образом. Например, малышу, который разыгрался с мячиком,велят идти есть или спать. Ему в этот момент ни есть, ни спать совершенно нехочется, у него нет такого внутреннего импульса, но "мама велела, а она лучшезнает" (часто так на самом деле и есть). В момент суггестии реальность (то естьматериальная среда с ее "естественными" процессами) как бы "смещается": она"продолжается" (в частности, во времени, но не только) уже не так, как она"текла", а под новым углом.

"Смещение" реальности происходит не толькодля адресата суггестии, и даже не только для ее адресанта, суггестора. Этоможет касаться среды, окружающей суггестивную пару, в самых разных масштабах.Например то, что малыш не полезет в лужу, даст маме возможность чистенькимпривести его в гости к бабушке на день рождения, куда они направлялись, и гдемалыш будет радовать всю родню.

А вот пример другого масштаба. Представьтесебе, что адресат суггестии – военачальник армии, располагающей большим запасом ядерногооружия. А суггестия состоит в том, чтобы пустить его в ход. Хорошо известно,что при выполнении такой суггестии жизнь на Земле (в том числе наша с вами)вполне может довольно скоро прекратиться.

Однако автоматическому выполнению суггестиипротивостоит контр-суггестия: приказание или просьбу можно не исполнить [4].

Имея это в виду, мы обнаруживаем, чтореальность в момент суггестии не сразу "смещается". Сначала она как бы"разламывается", раздваивается. Благодаря тому, что суггестия может быть какисполнена, так и не исполнена, создается своеобразное "зависание": в тотмомент, когда приказание (или просьба) высказывается, еще неизвестно, будет лисуггестия исполнена, то есть неизвестно, по какому из двух возможных путей"пойдет" реальность (в нашем последнем примере, сохранится жизнь на Земле илинет). И то, и другое присутствует в этом моменте как возможность, а действительность (тем более– реальность) еще неопределена.

Я повторю еще раз, потому что это, с однойстороны, вроде бы очевидно и понятно, но с другой – это очень меняет привычную намкартину мира. Мы думаем, что живем в "реальности" – мире физических законов,причинности и т.п. А между тем в любой момент времени люди, выполняющие или невыполняющие различные (в том числе – наши собственные!) суггестии,могут изменить (или не изменить, – мама может же и не купить мне мороженое, хотя мне очень хочется)эту, кажущуюся такой понятной и устойчивой, "реальность".

Но все обстоит еще значительно сложнее. Каксправедливо указывает Поршнев, ни процессы суггестии, ни процессыконтр-суггестии сами по себе, без специальных экспериментальных условий,наблюдаться не могут (хотя мы постоянно имеем дело с их результатами). То, чтопроисходит "у всех на глазах" – это процессы контр-контр-суггестии (к-к-с), то есть подкрепленияпервоначальной, исходной суггестии каким-то дополнительным воздействием наадресата. Если мама не покупает мне мороженое, я начинаю ее упрашивать. Еслиребенок не слушается, его наказывают. Если политик не выполняет то, что от неготребуется, на него оказывают давление. И так далее.

Я не буду здесь излагать подробносоответствующие теоретические схемы [5], но назову их основные конструктивные элементы, потому что этоможет оказаться полезным для ваших дальнейших самостоятельных размышлений иработы над отрицательными эмоциями.

Существуют два фундаментальных типасуггестии: Ребенок –Родитель ("просьба") и Родитель – Ребенок ("приказание"). Полезно заметить, что в этих схемах (моиконструктивные элементы отличаются от описаний Берна) Родитель всегдаобращается к Ребенку, а Ребенок – к Родителю.

Позже, когда (и если) у человекаформируется функция Взрослого, он может обратиться к другому Взрослому с"предложением", которое по своей природе является не суггестией, амета-коммуникативным феноменом.

Существуют три фундаментальных типаконтр-контр-суггестии, во всяком случае в когнитивном плане (позже мы к этомуеще вернемся). (1) Отсылка к устройству мира ("Если полезешь в лужу, намочишьноги и испачкаешь пальто"); это – первый шаг к Взрослению. (2) Отсылка к социально- фиксированнымпозициям, которые должны обеспечить выполнение суггестии (одесский вариант: "Накому ты топ ногой, на твой родной мама, который тебя ест и пьет!"); это– путь к формированиюсамоощущения "окей" и "не-окей", Лягушек и Принцев, а также сценариев-по-Берну.(3) Обещание награды и угроза наказания, то есть "произвольность" (в отличие отдетерминированности: мама захочет – накажет, а захочет простит, как иудейский Бог по К.Юнгу),переходящая в произвол; это – основа манипуляций и игр-по-Берну.

Кроме того, в наших схемах используютсясоответствующим образом модифицированные азы теории рефлексивных игр поВ.А.Лефевру: "Я знаю, что он знает, что я знаю", и т.д. В сложныхконтр-контр-суггестивных схемах это развертывается примерно таким образом: "Ясогласен сделать нечто, если ты сделаешь свое нечто, но ты согласишься этосделать, если я сделаю нечто третье, и т.д." Одним словом: "Утром стулья,вечером деньги, но деньги вперед".

Вроде бы, если суггестия не исполнена, то"реальность" продолжает развертываться по не-суггестивной линии (вспомнитерисунок). Но специфическая действительность контр-контр-суггестии позволяетсуггестору (и заставляет его!) полагать, что, как говорят в той же Одессе, "ещене вечер": суггестор не принимает отказа. Нужно "нажать" (упросить, уговорить,уломать, пригрозить, пообещать и пр.), и может быть все еще будет так, каксуггестору нужно.

"Зависание", характеризующее "разлом"реальности в момент суггестии, оказывается благодаря этому не "моментом", араспространяется на неопределенно долгое физическое время – от нескольких минут донескольких десятилетий (и больше: горе-иудеи, а вслед за ними и горе-христианеуже несколько тысячелетий не могут толком научиться слушаться своего Бога, а Онвсе ждет, надеется и посылает им награды и наказания).

Интересно, что, имея свое особое время("квантами" этого времени являются коммуникативные ходы к-к-с, к-к-к-с,к-к-к-к-с и т.д., развертывающиеся в физическом времени в виде процессов устнойречи, написания и отсылки писем, документов и пр.), эта особая действительностьне имеет никакой реальности. С точки зрения реальности ее как бы просто не существует, это игра "чистой" воли,точнее – борьба"воль" за реализацию тех или иных возможностей. В физическом мире она можетразвертываться, грубо говоря, в масштабе прочности тех самых столов и стульев,на которых и за которыми сидят участники процесса.

Так вот, развертывая процессыконтр-контр-суггестии, то есть угрожая, обещая, упрашивая и т.д., мы начинаемжить в этой особой, –в реальности не существующей, – действительности. Мама может не покупать малышу мороженое, а онможет клянчить неделю и больше. И он при этом будет жить не в реальности, гдемама купила или не купила ему мороженое, а в особой действительности, где онпросит, убеждает, канючит, упрашивает и пр.

Для полноты картины (хотя бы минимальной)нужно добавить еще один момент, хорошо изученный и описанный в школе ГрегориБейтсона [6]. Речь идет опарадоксальной коммуникации, которую он назвал "двойной связанностью" (doublebind), где нечто утверждается, но одновременно на другом уровне абстракции (егоможно назвать, вслед за Бейтсоном, "пометой"), отвергается.

Расканючившемуся малышу мама может сказать:"Если бы ты не канючил так противно, я бы купила тебе жвачку". Теперь малыш "вступоре": если он попросит жвачку, значит он опять канючит, и мама накажет егоза это, не выполнив его просьбу; а если не попросит, – откуда она узнает, что емухочется жвачки

С другой стороны (так начинаются иразыгрываются игры-по-Берну), очень может быть, что малышу вовсе и не нужнафизическая жвачка: он жует другую, психическую, имея возможность вволюобижаться (прекрасный способ реализации "эдиповых" претензий). Тогда, даже еслимама в конце концов что-то ему купит, это будет "не та жвачка", или "теперь ужепоздно", и т.д.

Теперь, после общего описания этойстранной, несуществующей действительности, можно вернуться к нашей теме– к отрицательнымэмоциям.

Когда я говорил о трех "доводах"контр-контр-суггестии, это было исключительно когнитивное "измерение" процессакоммуникации. Но часто гораздо большее значение имеет как раз эмоциональное давление. В этой игреконтр-суггестий и Контр-контр-суггестий, в попытках одной "стороны" отказатьсявыполнять суггестию, а другой – заставить ее выполнить, эмоциональное давление играет огромную ичасто решающую роль. Это можно описать, воспользовавшись (почти буквально) тойсхемой, по которой Л.С.Выготский описывал превращение инстинктивного движенияребенка, тянущегося к заинтересовавшей его игрушке, в коммуникативный жест.

Вначале ребенок, конечно же, не знает, чтоэто "жест", он просто тянется к яркой игрушке. Но для мамы, которая находитсярядом (причем именно для того, чтобы ему помогать) это "сигнал": она видит, кчему малыш тянется, и дает ему игрушку. Причем этот "сигнал" она сама,посредством своего осознания, превращает в жест. В конце концов и ребенок (длянас сейчас не важно, каков механизм этого шага развития) начинает осознаватьсвое действие как жест, как обращение. Причем, как красиво пишет Выготский, ребенок – последний, кто обнаруживает всвоем действии обращение, коммуникацию.

С отрицательными эмоциями происходит посуществу нечто подобное. Ребенок приобщается к этой, извините за выражение,"культуре", точно так же, как к любой другой – к речи, предметным действиям,социальным ролям и пр. Сначала ребенок дает просто отрицательную эмоциональнуюреакцию (это еще НЕ "отрицательная эмоция" как таковая!) на ситуацию, например,фрустрации. Затем он обнаруживает, что его отрицательная эмоциональная реакцияможет оказывать влияние на состояние родителей. И постепенно она становится непросто реакцией, а способом воздействия, способом эмоционального давления ("Я не тебе плачу, я мамеплачу").

Можно сказать, что он начинает эту своюреакцию использовать, благодаря чему она из реакции превращается в собственноотрицательную эмоцию как таковую, которая, как мы теперь видим, всегда (дажекогда это не сразу заметно) является обращением.

(Впрочем, можно описать это и впротивоположном языке, утверждая, что это она, – отрицательная эмоция,– начинает его"использовать". Попробуйте поразмыслить об отрицательных эмоциях как о некихполу-самостоятельных "существах". В технических терминах психологии этоназывается "субличностью", а в "домашнем оккультизме" начала века именовалосьпышным словом "лярва".)

Соответственно, мы можем указать здесь двафундаментальных типа отрицательных эмоций – "Родительские" и "Детские",просящие и требующие.

Однако нужно иметь в виду, чтоотрицательные эмоции как таковые – это не просто эмоциональное давление, это гораздо более сложныйфеномен. Это эмоциональное давление в рамках вышеописанной "несуществующейдействительности", в которой суггестор отказывается принимать реальностьнесостоявшегося исполнения его суггестии.

Это похоже на обобщенный принципигр-по-Берну: "зависание" в контр-контр-суггестии фиксируется само по себе, ифактически уже исчезает (или почти исчезает) задача исходной суггестии, аостается только стремление сохранять саму эту ситуацию.

Например, как я не один раз вам говорил,собака-сверху отличается от реального Родителя тем, что она ворчит, ноне предполагает выполнения своихуказаний. Собака-снизу отличается от реальногоРебенка тем, что она прекрасно понимает намерения собаки-сверху и непредполагает выполнять ее указания. Собака-сверху не для того дает указания,чтобы их выполнили, а собака-снизу не для того их принимает, чтобы выполнять.Они обе играют в свою игру, завися друг от друга прежде всего в том, чтобы этаигра могла продолжаться. По тому же принципу система отрицательных эмоцийотрывается от исходной суггестии и становится средством эмоциональной связимежду людьми.

Таким образом, мы теперь ясно видим, чтоэта связь основывается на замечательном "бы" – "если бы ты вела себя иначе","если бы ты был другим", – то есть на нежелании воспринимать то, как обстоят дела в реальности.

Еще раз подчеркну: я не хочу сказать, чтовсе отрицательные эмоцииимеют такую природу. Давайте ограничимся утверждением, что некоторый,– хотя довольнозначительный, класс отрицательных эмоций устроен именно так: они поддерживаютнекую псевдо-реальность, заменяющую собой "реальную реальность".

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.