WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

Михаил Вершинин.

Психологические особенности членов деструктивных и террористических (радикальных) групп.

Оглавление

Вводная терминология: 1

Психологический портрет терроризма, как социального явления 2

Признаки терроризма 4

Терроризм и деструктивная деятельность, как возможный «социологический феномен» 7

Психология личности члена радикальной (асоциальной) и «деструктивной организации». 7

Приложение № 1 11

Автор продолжает серию публикаций, призванных осветить некоторые проблемы, связанные с изучением феномена контроля сознания. Деятельность «деструктивных организаций» в российском обществе и мире еще не была достаточно рассмотрена в контексте радикальных асоциальных групп. Радикализм во всех его формах и проявлениях и по своим масштабам и интенсивности, по своей жестокости превратился ныне в одну из самых острых и злободневных проблем мировой значимости. В ходе изучения особенностей «вовлеченных» личностей, как членов радикальных и культовых (деструктивных) групп, их деятельности, автор обнаружил, что и те и другие применяют схожие техники реформирования мышления (контроля сознания) для осуществления своей деятельности, а также, как правило, занимают близкое между собой асоциальное отношение к государственным институтам власти, и как следствие к обществу. Поэтому автор хочет обратить внимание общественности к данной проблеме. Перед тем как перейти к особенностям личностей членов этих организаций, рассмотрим вводную терминологию и краткий экскурс в историю развития терроризма в обществе.

Вводная терминология:

Деструктивный культ (секта) — разновидность организации, чья практика (религиозная и/или психологическая, т.е. с применением психо-методик) признается авторитетными институтами гражданского общества деструктивной в отношении: личности в данном обществе, психического и/или физического здоровья, гарантированных прав и свобод человека; самого гражданского общества, его сложившейся традиционной структуры, культуры, норм общественного порядка, ценностей и образа жизни.

«Деструктивные группы» это группы экономических субъектов (компании) главным объединяющим признаком, которых является: культовая идеология и применение техник «контроля сознания» к своим сотрудникам.

Контроль сознания («незаконное влияние», «реформирование мышления», «программирование», «несанкционированное внедрение в психику») — это сознательное насильственное управление психикой и поведением человека, психологическое воздействие с целью достижения одностороннего выигрыша посредством скрытого побуждения другого человека к совершению определенных действий (в пользу манипулятора), с использованием ненасильственного (насильственного) обращения в веру (внедрение убеждения), или техники модификации поведения без информированного (осознанного) согласия, или с индуцированного согласия того человека, к которому эту технику применяют.

«Чудо» — культовая идеология, псевдонаучное описание тех или иных методик (технологий или процессов), вымышленные события и факты в культовой истории «деструктивной организации» и т.д.; это весь комплекс информации, которым сопровождается применение технологий «контроля сознания» в культовой группе.

«Дело» — идеология, описание тех или иных методик (технологий или процессов), вымышленные события и факты в истории «радикальной организации» и т.д.; это весь комплекс информации, которым сопровождается применение технологий «контроля сознания» в радикальной группе.

«Консультирование по выходу» это вид психологического консультирования, целью которого является содействие развитию способностей критически мыслить у клиента, в отношении, к личности которого использовались техники контроля сознания.

«Вовлеченная» личность личность, которая является рядовым членом «деструктивной (культовой)» или радикальной (асоциальной) организации.

«Тревожность» — личностная черта, проявляющаяся в легком и частом возникновении состояний тревоги. Тревожность возникает при благоприятном фоне свойств нервной и эндокринной систем, но формируется прижизненно, прежде всего в силу нарушения форм внутри– и межличностного общения, например между родителями и детьми.

Радикализм — установка личности на радикальное, быстрое и решительное решение проблем. Под политическим радикализмом понимают иногда призывы к насильственному свержению существующего строя, категоричность и нетерпимость идеологической доктрины; иногда — экстравагантность политической практики. Победа радикалов возможна лишь в исключительных обстоятельствах, тогда маргинальные обычно настроения в обществе становятся активными и качественно доминируют (если таких обстоятельств нет, их можно создать).

Терроризм — это метод, посредством которого организованная радикальная (асоциальная) группа стремится достичь провозглашенных ею целей преимущественно через систематическое использование насилия.

Психологический портрет терроризма, как социального явления.

Понятия «терроризм» и «террорист» появились в конце 18-го века. Если верить одному французскому словарю, якобинцы часто употребляли это понятие устно и письменно по отношению к себе — и всегда с положительным оттенком. Однако уже в ходе Великой французской революции слово «террорист» стало носить оскорбительный смысл, превратившись в синоним «преступника». Впоследствии термин получил более расширенное толкование и стал означать всякую систему правления, основанную на страхе. Затем, до самых недавних пор, слово «терроризм», употреблялось очень широко и означало весь спектр различных оттенков насилия.

Бурное зарождение и становление терроризма в России началось в конце 19 века, когда среда интеллигенции воспитала и вырастила огромную плеяду террористов-революционеров, чья деятельность в итоге привела к развалу Российской империи. К 70-м годам 20 века термин «терроризм», наконец, приобрел универсальное значение и сейчас используется для обозначения мотивированного насилия с политическими целями.

С 1970-х годов широко используется термин «международный терроризм», который проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества ООН определяет как «совершение, организацию, содействие осуществлению, финансирование или поощрение агентами или представителями одного государства актов против другого государства или попустительство с их стороны совершению таких актов, которые направлены против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют цель вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц или населения в целом».

В русском языке существуют понятия “террор”, “терроризм”, “террористический акт” и сравнительно недавно появились выражения “международный терроризм”, “государственный терроризм”1. В толковом словаре В.И. Даля подчеркивается нацеленность терроризма – устрашить смертью, насилием. С.И. Ожегов в своем словаре уточняет: “Террор – физическое насилие, вплоть до физического уничтожения, по отношению к политическим противникам”. Некоторые исследователи, такие как В. Замковой и М. Ильчиков считают, что террор используется политическими силами, находящимися во власти, опирающимися на властные структуры и репрессивный аппарат подавления, армию, различные спецслужбы и т.д., а терроризм относится к оппозиционным силам, выступающим против “истеблишмента” и являющимися объективно стороной более слабой. Таким образом, можно сделать вывод, что в литературе под террором, терроризмом, террористическим актом понимается устрашение насильственными методами противника, то есть конкретного физического лица (лиц), исполняющего государственные, политические или другие общественные функции, а также отмечается уголовная направленность многих из них.

Необходимо отметить, что любой террористический акт включает в себя три элемента: террориста, его жертву (объект нападения), а также лиц, которые служат объектом воздействия.

Одна из главных целей террористического акта — психологическое воздействие на индивидов, не являющихся непосредственно жертвами данного преступного действия. Значительная часть актов террора совершается ради извлечения материальных выгод (например, захват заложников с целью получения выкупа), хотя они могут прикрываться иными целями. Акты терроризма являются преступлениями, то есть, запрещены национальным и международным правом. Таким образом, группы, совершающие их, не могут претендовать на название освободительной организации, представляющей нацию (народ), борющуюся за свое освобождение. Любой акт «вовлечения» человека в культ включает в себя те же три элемента: вербовщика, его жертву (объект нападения), а также лиц, которые служат объектом воздействия.

Атмосфера страха – необходимый элемент практически всех разновидностей проявлений деструктивной деятельности, как «деструктивных», так и террористических организаций. Во многих существенных определениях деяние расценивается как акт терроризма, если оно совершается в политических целях (осложнение международных отношений, дестабилизация государственного правопорядка, воздействие на внутреннюю и внешнюю политику и т.п.)

Субъектами актов терроризма являются как террористы-одиночки, так и члены террористических групп, то есть относительно устойчивых объединений физических лиц, избравших для достижения своих целей методы насилия и террора2.

Субъектами актов «реформирования мышления» («промывки мозгов») становятся как индивидуумы, так и члены различных групп, распространяющие психологическое насилие, которые существуют ради осуществления определенной деятельности, закрепленной в каком-либо элементе «чуда».

Признаки терроризма.

Современный терроризм имеет несколько специфических основных характеристик, которые отличают его от других форм проявления радикализма. Сознательно, целенаправленно и систематически применяется сила против не участвующих в борьбе. Соответственно, характерной тактикой терроризма являются удары по общедоступным местам и транспортным средствам, убийство служащих, судей или руководителей организаций (т.е. людей занимающих «публичные посты» и отвечающих за распределение ресурсов), и это, не считая самих актов саботажа против хозяйственных предприятий и инфраструктуры. Деструктивные организации тоже предпочитают «реформировать мышление» («вовлекать») людям того же статуса (членов их семей), для того, чтобы оказать серьезное влияние (контроль) на распределение экономических или властных ресурсов (методы влияния деструктивных организаций рассматриваются автором в другой научной статье: «Проблемы идентификации деструктивных организаций в субъектах экономической деятельности»).

Один из основных признаков терроризма заключается в его косвенном дестабилизирующем воздействии. Это в конечном результате оказывается еще важнее прямого влияния террористических силовых актов против людей или оборудования. Китайская поговорка «Убить одного и запугать сотни» в очень точной мере относится к этому воздействию. Сейчас современный терроризм самым тесным образом связан с современными средствами массовой информации. Средства массовой информации существенно усиливают косвенное воздействие террористических акций. Без средств массовой информации не было бы современного терроризма. Современный терроризм не знает никаких границ в пространственном отношении, а имеет только политико-психологические границы. Средства массовой информации создают терроризму «виртуальное пространство», через которое можно добиться политических и психологических воздействий на реальный мир3. Террористические покушения на политиков вселяют «тревожность» не только в их ближайшее и дальнее окружение. Через средства массовой информации можно вызвать неуверенность в национальном или даже международном масштабе. Примером могут послужить события, освещаемые каналом «Аль-джазира» терактов в США и в Азии, или освещаемые отечественными СМИ события в Буденновске и Москве («Норд-Ост»). Деструктивные организации, наоборот, стремятся избегать внимания СМИ к своей деятельности. Как правило, они стараются «реформировать мышление» («вовлекать») ключевых «лидеров» СМИ в регионе, где их присутствие значимо (так в Поволжье в некоторых областях руководители ТРК и крупнейших областных газет, являются «вовлеченными» личностями (саентологами), что сводит любые попытки к публикации информационных материалов о культах в регионе к нулю)4. Террористическое покушение на «представителей системы» может вызвать в общественном сознании сомнение в стабильности общественной жизни. Этот политико-психологический дестабилизирующий эффект вынуждает как-то реагировать политическое руководство. Очень часто это реагирование выражается в чрезмерной реакции или в покорном попустительстве (пример Хасавюрта, после событий в Буденновске).

Следующий признак терроризма представляется парадоксальным, но убедительно доказывающим, что терроризм является не только «социологическим феноменом» исполнителей и пропагандируемого ими «Дела» («Чуда»). В соответствии с внутренним характером терроризма, а именно с его кровавой жестокостью вне всяких правовых норм, терроризм никогда не может стать подлинно «популярным». Наоборот, при отсутствии влияния государства и средств информации, население в основном спонтанно и настойчиво отвергает террористические покушения и их террористических инициаторов (хотя история терроризма 19 века в России показывает, что ситуация может сложиться с точностью до наоборот). Кроме того, террористические покушения почти всегда дискредитируют пропагандистски представляемое их зачинщиками «Дело» («Чудо») в среде потенциальных «жертв» (пример: потеря поддержки населением деятельности ИРА в Ирландии, «чеченофобия» в России или завершение деятельности «Аум Синрике» в Японии). По своей сущности терроризм совершенно не достигает цели как средство получения политической поддержки какой-то части населения и даже тем более большинства населения. Но достаточно часто цель терроризма не получить поддержку общества, а заставить «врагов» принять свои требования под угрозой террора.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.