WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 60 |

Очень часто преуспевший человек не можетпонять, почему жизнь не доставляет ему той полноты счастья, на которую онрассчитывал, когда шел к своей сверхцели, боролся за успех, плодами которогохотел бы теперь воспользоваться. Не понимая, что беспокоит егонеудовлетворенная потребность в поиске, он начинает придумывать себе различныепричины своего беспокойства, создает псевдопроблемы, пытается их решить - итаким не слишком продуктивным а иногда и вредным для общества способомреализует свою активность. Известно, какую опасность может представить длянаучного сообщества человек, добившийся высокого административного положения ипрекративший творческую работу. Вокруг такого руководителя нередко возникаютинтриги и склоки, в которые он и вкладывает оставшуюся без полезногоупотребления активность. Потребность в поиске требует удовлетворения любымпутем, и если человек закрывает для себя путь вперед, в сторону новых свершенийиз опасения потерять достигнутое, - он неизбежно начинает двигаться назад,прежде всего в морально-этическом аспекте. Активность приобретаетразрушительный характер. Одному из главных героев романа О. Форш "Одетыйкамнем" его возлюбленная говорит: "Кто убил в себе художника, становитсязлодеем". Нереализованная активность может найти выход в преступлении - переддругими или перед самим собой, ибо потребность в поиске должна удовлетворитьсятем или иным способом.

НАДСИТУАТИВНАЯАКТИВНОСТЬ

Очень интересные исследования,свидетельствующие в пользу самостоятельной потребности в поиске, провел В.А.Петровский. Он изучал явления так называемой надситуативной активности у человека. Вего экспериментах испытуемые получали задания, которые могли быть выполненыочень легко, а могли быть усложнены самими испытуемыми, хотя такое усложнениеничем не поощрялось и как будто бы не влияло на оценку выполненной задачи.Например, испытуемые должны были нажатием кнопки остановить движущийсяигрушечный поезд на некотором отрезке пути так, чтобы он не успел достичьопределенного пункта. Остановка могла быть произведена на любом расстоянии отэтого пункта. Естественно, что чем ближе к критическому месту подпускалсяпоезд, тем больше было шансов не успеть задержать его, т.е. совершить ошибку.При оценке же выполнения, согласно инструкции, учитывалось только число ошибок,но основной задачей опыта, известной лишь одному экспериментатору, былоустановить, какую линию поведения предпочтут испытуемые - будут ли они безовсякого риска неудачи останавливать поезд тотчас при его появлении на заданномотрезке пути, или они захотят остановить его как можно ближе к критическойточке, невзирая на риск неудачи. Эта последняя стратегия выбиралась не так уж иредко - значит, испытуемые сами усложняли задачу, не будучи заранее уверены,что они с нею справятся. В реальной жизни некоторые люди тоже склонны ксовершению неоправданно рискованных, с точки зрения стороннего наблюдателя,поступков, когда выигрыш не только маловероятен, но и не так существенен какболее вероятный проигрыш. Мы склонны называть их авантюристами - но неруководит ли ими неудовлетворенная потребность в поиске, которая при правильномвоспитании могла бы быть более удачно использована

ДВИЖУЩАЯ ПРУЖИНАРАЗВИТИЯ

Является ли потребность в поиске врожденнойили приобретенной Безусловно, определенные биологические предпосылки для еевозникновения существуют, коль скоро она обнаруживается у животных,принадлежащих к разным видам, стоящих на разных ступенях развития. Очевидна ибиологическая роль этой потребности для животных и особенно для человека: онаявляется как бы пружиной, движущей силой саморазвития и самосовершенствованиякаждого индивида, делая его активным соучастником прогресса всей популяции.Возникает как бы положительная обратная связь между уровнем и темпом развитиямозга: чем сложнее и совершеннее становится центральная нервная система, теминтенсивнее она развивается и совершенствуется. Мы полагаем, что одним измеханизмов, обеспечивающих такое ускорение, является поисковая активность:чтобы она успешно реализовалась в сложном мире и не приводила индивида кгибели, мозг должен обладать большими и разносторонними возможностями вусвоении, реорганизации и извлечении информации из памяти, в регуляцииусложняющегося поведения. В исследованиях Л.В. Крушинского и П.В. Симоновапоказано, что у животных выраженная исследовательская активность сочетается свысокой способностью к экстраполяции (т.е. умению переносить опыт,приобретенный в одной ситуации, на совершенно иную) и с хорошо развитымсоциальным поведением. Так, именно те животные, которые наиболее активно ведутсебя в незнакомой обстановке, проявляют минимальную агрессивность по отношениюк своим собратьям в условиях стресса и наиболее чувствительны к призывам опомощи, исходящим от других особей. Если при пребывании такого животного вкомфортных условиях оно становится свидетелем страданий другого животного всоседней камере, тогда именно особи с высоким уровнем поисковой активностипредпочитают покинуть свое убежище (кроме всего прочего, при высокой поисковойактивности этот выход из зоны комфорта менее страшен и неприятен).

Таким образом, поисковая активностьспособствует адаптивному развитию нервной системы, а последняя, в свою очередь,стимулирует поиск. Однако общебиологическое значение потребности в поиске и еебиологическая природа отнюдь не противоречат тому обстоятельству, что этапотребность у разных субъектов развита в разной степени. Объясняется это тем,что при рождении индивид обладает только предпосылками к развитию этойпотребности, а окончательно она формируется лишь в процессе индивидуальногоразвития и социального общения. Потребность в поиске не является в данномслучае исключением: такая безусловно биологическая потребность как сексуальнаяможет быть в процессе раннего развития и воспитания усилена, подавлена илиизвращена. Предпосылки к поисковому поведению, с которыми рождается человек,также могут получить свое развитие в процессе индивидуального развития, номогут быть и уничтожены в зародыше.

ПОЛЕЗНА ЛИ ПОТРЕБНОСТЬ ВПОИСКЕ

Если наибольшую опасность представляет именнорезкий переход от высокой поисковой активности к состоянию отказа, то, можетбыть, лучше с самого начала не иметь выраженной потребности в поиске, ведьтогда и отказ от поиска не будет чересчур травмирующим для человека и неприведет к мучительной ситуации неудовлетворенной потребности, т.е. для того,кому нечего терять, и потери не страшны. Интересы совокупности индивидов, длякоторой потребность в поиске имеет большое общебиологическое и социальноезначение, оказываются как бы в противоречии с интересами отдельного индивида.На первый взгляд так оно и есть. Люди со слаборазвитой потребностью в поискеживут менее напряженной жизнью, их поисковая активность вызывается толькоконкретными внешними ситуациями, когда не удается на основе хорошо отработанныхформ поведения удовлетворить такие потребности, как биологические, например,потребности в безопасности и в хлебе насущном, так и социальные, как, например,потребность в престиже. Лишь в этих случаях "мямлик" вынужден временнопревратиться в "шустрика". Если же все основные желания удовлетворены, можнокак будто жить расслабленно и спокойно, ни к чему особенно не стремясь, и,следовательно, не подвергаясь риску поражения и ущемления. Отказ от поиска,если поиск не является внутренней насущной потребностью, дается безболезненно.Однако это благополучие мнимое и условное. Оно возможно только в идеальныхусловиях полного комфорта. Наш динамичный мир такие условия никому непредоставляет - и это вполне закономерно, ибо накопление в обществе лиц снизкой поисковой активностью неминуемо привело бы к общественному регрессу, а вмире, где постоянно возникает необходимость в поиске хотя бы для удовлетворенияпервичных потребностей, отсутствие стремления к поиску как таковому делаетсуществование мучительным, ибо постоянно приходится совершать усилие над собой.Поиск, не принося переживания естественности и удовольствия, становитсянеприятной необходимостью. И, разумеется, гораздо хуже удается, чем у людей свысокой потребностью в нем. К тому же человек с низкой активностью хужеподготовлен к столкновению с жизненными трудностями и быстрее отказывается отпоиска выхода из сложных ситуаций. И хотя этот отказ субъективно переживаетсяим не так тяжело, но объективно сопротивляемость организма все равно снижается.В одной из стран была прослежена на протяжении ряда лет судьба людей, вхарактере и поведении которых преобладало чувство апатии, безразличия к жизни,людей с низкой активностью. Оказалось, что они в среднем умирают в более раннемвозрасте, чем люди исходно активные. И погибают они от причин, которые неявляются фатальными для других. Вспомним Илью Обломова, человека с чрезвычайнонизкой потребностью в поиске (с детства эта потребность у него не развивалась,ибо все давалось в готовом виде). Он был вполне доволен своей жизнью, вернее,своей полной отгороженностью от жизни, и скончался в довольно молодом возрастепо непонятной причине.

Постоянное отсутствие поисковой активностиприводит к тому, что индивид оказывается беспомощным при любом столкновении струдностями или даже с такими ситуациями, которые в других условиях кактрудности не воспринимаются. Так что низкая потребность в поиске не толькоделает жизнь пресной и бесполезной, но и не гарантирует здоровья и долголетия.И не так трудно понять, почему между поисковой активностью и здоровьемсложилась такая положительная обратная связь. Ведь в процессе поисковойактивности субъект неминуемо сталкивается с неожиданностями и препятствиями,преодоление которых требует, в частности, хорошего физического здоровья.Поэтому, с одной стороны, поисковая активность, повышая устойчивость организма,как бы обеспечивает сама себя физическими возможностями и энергетическимиресурсами. С другой - если бы росло количество индивидов, склонных к отказу отпоиска, это вредно сказалось бы на развитии всей их совокупности.Действительно, ведь каждый индивид рождается только с биологическимипредпосылками поисковой активности, потребность в поиске у новорожденного ещене сформирована. Она может окончательно сформироваться и реализоваться только впроцессе индивидуального развития и обучения благодаря постоянному контакту сродителями и другими взрослыми. А если среди них будут доминировать те, ктосклонен отказываться от поиска, то потребность в поиске не будет формироватьсяи у новых поколений и развернется цепнаяреакция отказа. Сцепленность отказа от поиска сповышенной уязвимостью организма - это биологический механизм, обеспечивающийразвитие популяции, отбраковывающий тех индивидов, которые вредны для такогоразвития.

Ротенберг В., Бондаренко С. Потребность впоиске и ее смысл.
Мозг. Обучение. Здоровье. - М.,1989, с. 12, 18-26.

ВацлавГАВЕЛ

НЕНАВИСТЬ: ОБИДА НА ВЕСЬМИР

Когда я вспоминаю людей, которые меняненавидели или ненавидят, понимаю, что можно найти общее объяснение ихчувству.

Прежде всего, такие люди никогда не бываютбеззаботными, равнодушными, пассивными. Мне кажется, их ненависть - этовыражение большой, постоянной и неутолимой мечты, какого-то томления инеисполнимого желания, какой-то отчаянной амбиции. Я вижу в их ненавистивыражение внутренней силы особого рода, то и дело куда-то толкающей своегообладателя, куда-то влекущей, и которая им не по плечу.

Я решительно не согласен, что ненависть - этопросто отсутствие любви или человечности, душевная пустота. Напротив, в неймного общего с любовью. В первую очередь ей присущ момент сосредоточенности надругом, прямо какой-то зависимости от него. Как влюбленный тоскует по любимой ине может без нее жить, так и ненавидящий тоскует по ненавидимому. Поэтомуненависть, как и любовь, можно считать выражением тоски по идеалу, хотя итрагически извращенной.

Люди ненавидящие переполнены постоянным,неискоренимым и, разумеется, несоразмерным действительности чувством обиды. Ихсловно мучит жажда бесконечного почитания, уважения, любви, и они вечнотерзаются от того, что окружающие не только неблагодарны, но и непростительно кним несправедливы. Не просто не почитают и не любят, как должны бы, апренебрегают ими, хотя бы только в воображении ненавидящих.

В подсознании таких людей скрывается ложноечувство, что они - единственные обладатели истины и всех добродетелей. Потомукаждый из них ждет от окружающих признания, безусловной преданности, дажеслепого послушания. Они хотят быть центром мира и ощущают постоянноераздражение и отчаяние от того, что мир не видит в них своего центра, непризнает их особых достоинств, более того, часто вообще не замечает, а если изамечает, то посмеивается.

Причину своих неудач ненавистник меньше всегосклонен видеть в себе самом и в своей непомерно завышенной самооценке. По егомнению, во всем виноват зловредный мир. Но ведь это виновник слишкомабстрактный, неопределенный, неуловимый. Значит, виновника необходимоперсонифицировать, потому что ненависть - совершенно конкретное возмущениедуши, оно требует конкретную жертву. И тогда ненавидящий придумывает живоговиновника. Разумеется, виновник этот всего лишь "козел отпущения грехов", всущности, случайный и потому легко заменимый.

Для ненавидящего сама ненависть важнее, чемее объект. Поэтому он способен легко и быстро менять свои жертвы, хотя в егоотношении к ним от этого ничего не меняется. Это вполне понятно: он невынашивает свою ненависть именно к этому человеку, просто данное конкретноелицо представляется ненавистнику главной преградой на его пути к признаниюокружающими, более того, к отождествлению ненавистника с истиной и порядком вмире. Ненависть к ближнему в таком случае можно назвать физиологическиматериализованной ненавистью ко Вселенной, которая воспаленным воображениемвоспринимается как причина собственной несостоятельности.

Не менее важно еще одно наблюдение.Ненавистник не умеет улыбаться, а только гримасничает. Не способен веселошутить, а только кисло ухмыляется. Ему не знакома истинная ирония, потому чтоон не способен иронически относиться к самому себе. А ведь смеяться от всейдуши может лишь тот, кто умеет смеяться над собой. Ненавистник лишенудовольствия видеть себя как бы со стороны и замечать, как онсмешон.

Некоторые его особенности просто бросаются вглаза. Например, отсутствие чувства меры, способности сомневаться и вообщекопаться в своей душе, способности сознавать недолговечность всего на свете, втом числе и самого себя. Поэтому ненавистнику не знакома мысль об абсурдностимира и человеческого существования, он не видит своей ограниченности или своейдоли вины. Ненавистник не в состоянии правильно представить меру своих прав ивозможностей, меру того признания, на которое он может реально надеяться. Онхочет, чтобы признание его миром не имело бы границ. Он не понимает, что правона свое признание надо добывать поступками.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.