WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 60 |

Существует довольно распространенный феномен:во время проживания интересных событий своей жизни человек еще в моментпроживания начинает представлять, как он будет рассказывать о происходящемжене, другу, детям, любимой (у каждого свой адресат), или же просто, как опроисходящем можно было бы рассказать. В связи с этим мою гипотезу можносформулировать как утверждение о том, что человек жаждет иметь такую (или таквидеть) свою жизнь, чтобы о ней было интересно рассказывать. Рассказ и реальнаяжизнь постоянно соотносятся в сознании человека, видоизменяя друг друга. Каждоесобытие требуется включить в уже сочиненную художественную рамку и создать длянего новую. А иногда вымысел обгоняет реальность, и человек пытается воплотитьв жизни заманчивые сюжеты.

Проиллюстрируем на одном примере процессхудожественного осмысления реальности. Предположим, мужчина создал для себяобраз Дон-Жуана: все девушки, на которых он направляет свое внимание, долгосопротивляются, но всегда оказываются покоренными. Однажды он встречаетженщину, которая резко и однозначно отвергает его ухаживания. Мужчина глубокоразочарован: дело даже не в том, что ему нужна именно эта женщина, - главное,разрушается образ неотразимого покорителя сердец. Однако в такой ситуациинадолго неудовлетворенным останется только человек нетворческий и ригидный.Ведь, с одной стороны, данное событие легко включить в уже существующийсюжетный ряд; одно единственное поражение будет лишь подчеркивать, оттенятьостальные победы, придавая образу глубину: перед нами Дон-Жуан, которомузнакомо чувство нелюбимого, отвергнутого. Умный человек не только не исключитданный эпизод из списка своих любовных приключений, а, наоборот, отведет емупочетное место. Возможен и другой ход: распрощавшись с Дон-Жуаном, создатьобраз благородного и отвергнутого рыцаря, который вечно носит любовь в своемсердце. Человек гибкий обязательно воспользуется шансом поменять амплуа - ведьоднообразие побед становится скучным. К тому же "вечность любви" тоже весьмаусловна - через какое-то время можно будет подыскать себе новую роль. Кстати,желание разнообразить пьесу своей жизни присуще многим людям. Недаром онивсегда пытаются поступать вопреки представлениям окружающих. Ведь если сюжетрассказа очевиден, он неинтересен. Хорошее художественное произведениенепременно включает в себя неожиданные повороты. Мы увидели, что большинстволюдей пытается правильно осмыслить, связать в художественное целое происходящиесобытия. А вот другие сталкиваются с тем, что событий нет, отсутствуетматериал, из которого можно было бы выстроить сюжетный рассказ. Представим, чточеловек проинтерпретировал какой-то эпизод своей жизни как завязку ("явлюбился"), а развития действия нет, не говоря уже о кульминации и развязке.Время художественного произведения емкое, насыщенное. Читатель должен как-быединым взглядом охватить всю коллизию рассказа. Его можно заставить ожидать, нолишь до тех пор, пока напряжение, вызванное ожиданием, будет возрастать. Ни вкоем случае нельзя "перебрать", дойти до границы, за которой усталость и скука,нельзя терять внимание читателя, потому что завоевать его во второй раз будетнамного сложнее - да и произведение распадется на отдельные части.

А иногда нет и завязки, отсутствуютнапряжение и конфликты, которые могли бы лечь в основу сюжета. Человексталкивается с ощущением, которое можно передать словами пустота, обыденность,скука, тоска. Такие оценки происходящему дает внутреннее эстетическое чувство,которое ориентировано на яркое, насыщенное, напряженное сюжетное повествование.По сравнению с этим идеалом текущая жизнь воспринимается как нехудожественное ипотому неудачное прозябание.

Преодолевают отсутствие событий людипо-разному. Одни, как символисты, ищут приключений. Иногда это попыткадействительно завязать полнокровный сюжет - и тогда люди едут работать наСевер, разрушают благополучные семьи, становятся диссидентами, просятся служитьв Афганистан, в наше время выходят на баррикады. Конечно, отнюдь не всегда этоведет к ожидаемым результатам, но вероятность появления завязки, возникновенияконфликта, который придется распутывать не один год, сильно повышается. Другиеудовлетворяются микроприключениями - на час, на день, на неделю. При этом сюжетв прямом смысле слова не появляется - рассказывать практически нечего, ночеловек за короткий миг переживает накал эмоций, возбуждение потребностей, азатем разрушение - спад. Мы имеем в виду феномен "гедонистического риска",когда люди прыгают с парашютом, идут в опасный горный поход, набиваются надраку, гоняют на мотоциклах и т.д. Попросите любого из них рассказать о своихприключениях. Несмотря на богатство переживаний, слушать будет нечего. "Прыгаю- сначала страшно, дух захватывает, затем ничего", "пошли в поход, было тяжело,несколько раз думали, что пропадем, но в конце концов выбрались". Приключения,острые ощущения, которые возникают при подобных действиях, не тянут нанастоящий сюжет, однако за счет эмоционального возбуждения возникает чувствонаполненности жизни, психологическое подобие сюжета. Другое дело, что оно оченькратковременное и его приходится постоянно возобновлять.

Еще один способ отойти от ощущенияобыденности - вызвать измененное состояние сознания. Простейшие средства,позволяющие сделать это - алкоголь и наркотики. Измененное состояние сознанияможет сопровождаться галлюцинаторными "приключениями". Но и без них изменениечувствительности, времени, характера переживания выделяют на общем фоне жизнияркое пятно. Такого рода "произведения искусства", создаваемые при помощинаркотиков, можно сравнить не с жанровой, а с абстрактной живописью. Егоневозможно описать словами. Но если "в норме" человек ощущает свою жизнь какпустоту, в ней ничего не происходит, то здесь на фоне пустоты возникают малочто означающие, но тем не менее яркие фигуры. (В скобках заметим, что наркотикимогут принести с собой не только изменение состояния сознания, но и самыенастоящие приключения. За употребление наркотиков следует уголовное наказание,разрушается личность человека, на его пути возникает психиатрическая больница -все это вполне годится для сценария серьезной драмы).

Кроме прямых способов изменения фактурыжизни, насыщения ее настоящими приключениями или псевдоприключениями, возможновоздействовать на способы видения жизни. Мы уже говорили о художественномосмыслении важных событий жизни - однако при известном старании осмыслить можнои скучную ежедневную рутину, увидеть ее самому и подать другим как нечтоинтересное и достойное описания. Приведу два примера.

Драматическое, истерического типа отношение кпроисходящему. Все мы не раз встречались с людьми,рассказ которых о себе поражает контрастом между незначительностью описываемыхсобытий и тем эмоциональным накалом, которым он сопровождается. Причем человекне только рассказывает с соответствующим акцентом, но и в жизни переживает всесверхостро, можно сказать, неадекватно остро: кто-то на работе высказалкритическое замечание - человек воспринимает это как целый заговор против него;муж один раз поздно вернулся домой - жена устраивает истерику, искреннепереживая ситуацию так, будто ее уже бросили. Человек как бы форсирует всепроисходящие события, своим эмоциональным отношением "дотягивая" их до тогоуровня, когда они могли бы восприниматься как звенья захватывающей сюжетнойцепи.

Вторая возможность принципиальноиная. Жизнь пуста, ничего не происходит - значит,надо создать художественное произведение, которое основывалось бы именно натаком бессодержательном материале. Сюжетный рассказ здесь явно не подходит. Чтоже тогда Обыденную бессобытийную действительность лучше всего отражаетпроизведение искусства абсурдистского жанра. Здесь нам придется сделатьнебольшое отступление. Как известно, в основе сюжета лежит конфликт. Сутьхудожественного конфликта заключается в том, что его развитие обнажаетнекоторые новые необычные обстоятельства, которые или поворачивают, или моглибы повернуть развитие действий в русло, которое не очевидно с самогоначала.

Если же способ разрешения конфликтаизначально очевиден - и именно он и реализуется, повествование теряет интерес.И сюжет, и конфликт нужны как раз затем, чтобы выявить особые стороны человекаи окружающего его мира - стороны, неочевидные с самого начала.

Рассмотрим такой пример: "На ринг вышли двабоксера. Один - атлетического сложения, известный мастер спорта. Другой -тоненький мальчик, непрофессионал". Что нужно для сюжетного развития рассказаНапример, мальчик может проявить поразительную волю к победе и взять верх надатлетом-профессионалом. Или: атлету становится жалко мальчика и он отдаетпобеду... Читатель на протяжении всего повествования находится в напряжении.Конфликт выявляет в образе каждого героя необычные, интересные черты. Исходконфликта изначально неясен. А вот продолжение и конец рассказа, которые немогут встретиться в классическом варианте: "Атлет сгруппировался и правой рукойнанес удар в подбородок. Мальчик рухнул на ковер и не встал". Такой рассказ нетолько не является нормальным сюжетным произведением, но и обладаетабсурдистским оттенком. Почему Вдумаемся: нам описывается любая логичная(неабсурдная) развязка из всех возможных - атлет побеждает тщедушногонепрофессионала. Но именно эта логичность в данном контексте и абсурдна. Мыпривыкли к тому, что первые события рассказа являются завязкой. А значит, еслиисход конфликта и представляется с первого взгляда очевидным, мы не веримэтому, мы ждем появления каких-то новых обстоятельств, которые затруднятразрешение конфликта и создадут кульминацию, а лишь затем будет та или инаяразвязка. И именно эти ожидания обманываются. Все происходит точно так, какбыло запланировано вначале. Фактически мы привыкли воспринимать всякоерассказываемое нам событие как завязку сюжета, мы привыкли, что все говорится"к чему-нибудь", "со смыслом". Когда же оказывается, что событие ни к чему неведет, никакого смысла, ради которого его стоило бы рассказывать, нет, товозникает ощущение абсурда. Рассказчик как бы дразнит нас, подсовывает завязку,потом опять завязку, и опять завязку и обрывает повествование. Таков один изхудожественных приемов, позволяющий создать ощущение абсурда - это прием,эксплуатирующий нашу привычку к сюжетной литературе.

Жизнь большинства людей бессюжетна, и импостоянно приходится рассказывать о прожитых днях, во время которых ничего,заслуживающего внимания, не случилось. Что же делать "Врать - нехорошо", кистерическому преувеличению склонны не все. Выход находится в передачеабсурдности происходящего. Достаточно чуть-чуть заинтриговать вначале и тут жеоборвать рассказ - ведь и в реальности произошло событие, которое ровным счетомни к чему не привело. Возникает любопытное, даже захватывающее абсурдноеповествование, в котором создается очень приятный рассказчику образ - оннастолько умен, что единственный в абсурдном мире понимает егоабсурдность.

А затем человек уже не только рассказывает вабсурдистской манере, но и воспринимает свою жизнь как абсурдистскую поэму. Онне ищет приключения, не пытается связать события в сюжет, а наоборот,подчеркивает несвязанность, бессмысленность, странность всего происходящего - ив результате удовлетворяет свою потребность в эстетизации жизни.

Любовь к абсурду, к ерничанью, ироничностьсильно распространена в современной молодежной среде. Молодые люди особенноостро ощущают пустоту и скуку жизни. Можно предположить, что еще поколениенынешних сорокалетних было склонно уходить от этого чувства с помощью настоящихприключений. Считалось нормой поехать на стройку, на целину. Сейчас подобноеповедение вызывает лишь скепсис. Неформальные течения, созданные на том этапе -хиппи, КСП, - имели вполне серьезную романтическую подоплеку: участник движенияне смеялся над обществом, а осуждал его. Позднейшие же направления: панк,металл, брейк, митьки - отличаются сугубо издевательской позицией. Отношение кполитике, к окружающему миру, да и к собственной жизни, как к своего родаанекдоту, который фиксирует ее неисправимый абсурдизм, прочно вошло вмолодежную субкультуру, и объяснить это можно как косвенный способудовлетворения художественной потребности, применяемый в условиях дефицитанастоящих приключений, необходимых для создания интересного образа. (Статьябыла написана до августа 1991 г. Очевидно, что 3 дня путча многим, и в томчисле молодым, дали опыт замечательного приключения - участия в революции.Идеологи западного течения "йиппи" говорили: "Мы хотим быть такими же героями,как те, о которых пишут в исторических книгах. Мы не застали первуюамериканскую революцию, мы упустили первую мировую войну, не успели ко второй.Мы проглядели китайскую и кубинскую революции. Что может ждать от нас история,если мы следим за ней по телевизору и скалимся" Баррикады и переворотпозволили удовлетворить "эстетическую потребность" - стать героями историческойлитературы.)

Вообще анализ различных переживаний,связанных с попытками осмыслить жизнь как художественное целое, показывает, чтомногие трудности на этом пути возникают как следствие различия реальностиискусства и реальности жизни. В романе нетрудно выпустить из описания скольугодно длинный отрезок времени - в жизни же приходится проходить через всепериоды, в том числе и не нужные для сюжета. В результате "поэма жизни"разваливается, события, в принципе способные составить единый сюжет, невоспринимаются как части одного целого (подобный эффект хорошо известен впсихологии: слишком большой интервал между звуками не дает им соединиться вмелодию). Этим, например, объясняются контркультурные увлечения многихподростков - они не хотят разыгрывать пьесы взрослых, как слишком длинные,включающие лишние с художественной точки зрения паузы (учебу, должностной рост,постепенное ухаживание и т.д.), а предпочитают быстрые насыщенныеконтркультурные сценарии, в соответствии с которыми можно за год статьрок-звездой, за неделю начать и завершить любовный роман, на практике воплотитьлозунг "Жить быстро - умереть молодым!"

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.