WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 |

Я наблюдала, какты потихоньку учишься многому. И я очень обрадовалась, когда ты кое-чемунаучилась. Что-то было трудно, что-то не очень. А еще у меня есть уши. Но недумай, что они у меня тоже на макушке головы, потому что тогда они мешали бымне смотреть и видеть все, что делают дети. У меня уши на щеках и я могуповорачивать их как хочу, чтобы слышать во всех направлениях. У меня много ушей- они растут вокруг шеи, вдоль задних ног и вдоль хвоста. А на кончике хвоста уменя есть самое большое ухо: оно поворачивается во все стороны. (Спроси усвоего папы, как устроены мышцы, которые двигают суставы). Я могу поворачивать это ухо куда хочу ислышать все, что ты говоришь. Более того, я могу слышать самый малейший шум,который ты производишь, когда что-то делаешь.

У меня одна правая нога и три левыепередние ноги. Для ходьбы я использую две передние ноги с внешней стороны. А наноге, которая остается с внутренней стороны, имеется тридцать два пальца. Вотпоэтому у меня такой плохой почерк - я не знаю, между какими пальцами лучшевсего держать авторучку. И, конечно, левыми ногами я перебираю в два разабыстрее, чем правыми. Поэтому хожу я, надо тебе сказать, прямо. У меня семьзадних ног - три слева и три справа, потому мне не надо перебирать левымизадними быстрее, чем правыми. Я люблю ходить босиком, но ты знаешь, как жарколетом в Фениксе, поэтому я одеваю обувь на две свои задние ноги, а остальныетак и остаются босыми.

Я получилприглашение на ее день рождения, когда ей исполнялось семь лет, но мне пришлосьотказаться от него - ведь я был феей, которая следит только за шестилетнимидетьми. Я не занималсясемилетними детьми, а только наблюдал за тем, как растут шестилетние - смотрели слушал, что они делают и говорят. И это письмо исправило девочку.

Очень показательно, что, давая информацию,на основе которой у ребенка будет развиваться нормальная совесть, Эриксонизбегает запретов, указаний и правил. Как всегда, он подчеркивает ценностьобучения. Как и в предыдущем рассказе, обучающий не представляет собойзлобно-агрессивную фигуру, а преподносит свои уроки в игровой манере. Во всехсвоих рассказах о дисциплине Эриксон демонстрирует твердость, но не наказующееотношение, хотя некоторым читателям его подход может и показаться наказующимили выглядеть как столкновение двух воль. А на самом деле его цель состояла втом, чтобы помочь ребенку выработать свое собственное ощущение воли и чувствонезависимости.

В случае с этой девочкой, на которую ужеповесили ярлык клептоманки, Эриксон не занимается исследованием "патогенеза"клептомании. Вместо этого он решает, что ребенку нужно интернализироватьсуперэго, и с помощью письма, написанного ребенку, он обеспечивает развитиевнутреннего контроля.

Пасхальные волшебныеписьма

Одна женщина привела свою семилетнюю дочкуи сказала: "Ее старшие сестры пошатнули ее веру в Деда Мороза - и она теперьотчаянно держится за веру в Пасхальные Письма. Я бы очень хотела, чтобы она продолжалаверить еще год. Тогда ей исполнится восемь, и она перестанет в них верить, носейчас она очень хочет верить в них".

Я написалдевочке Пасхальное Волшебное Письмо, в котором рассказывал обо всехзлоключениях, которые выпали на мою долю, когда я стер ноги, пытаясь отыскатьсамое-самое круто сваренное Пасхальное яйцо в мире. Я думал, что она заслужила именно такоеяйцо. Вот что я написал: "Я нерассчитал, когда прыгал через кактус, и в меня впилось божество колючек. Менячуть не укусила гремучая змея. Я ехал верхом на диком ослике. Ослик был хороший, но ужаснонепонятливый. Он завез меня не туда, и мне пришлось проскакать весь путьобратно. Потом я не нашел ничего лучшего, как оседлать дикого зайца, мчавшегосяна полном скаку, который тоже завез меня не туда, так что мне опять пришлосьпроскакать весь путь обратно!" И продолжал; "ядумаю, что больше никуда не поеду. Эти путешествия напопутном транспорте кончаются очень плохо".

Это Пасхальное Письмо она брала в школу,чтобы показать и прочитать другим девочкам, а на Пасху получила "самое-самое"круто сваренное яйцо в мире - из оникса’

Люди до сих пор еще звонят мне и просят,чтобы я разыграл с их детьми по телефону Санта-Клауса, как это было еще в тегоды, когда их родители были моими пациентами.

Три маленькие девочки в течение шестинедель каждое утро, едва проснувшись, бросались к почтовым ящикам у дверей,чтобы получить Волшебные Письма. Я отправлял им ежедневные рассказы о своих приключениях, и каждыйраз почтовый штемпель говорил им, что письма отправлены из разных городов. Иони получили по почте самые-самые круто сваренные яйца в мире. Множество моихписем было прочитано и показано подругам.

Эриксон на деле показывает, чтопсихотерапевт может восполнить недостающее звено в развитии личности. В случаес Хейди-Хо была пропущена интернализация суперэго. В случае с "Пасхальнымиволшебными письмами" ребенок нуждался в доказательстве, что волшебник, которыйпишет эти письма, есть на самом деле. И если он их пишет, значит, он есть!Строго говоря, этот рассказ не относится к теме постановки целей, и все же есличеловек ребенком услышал эту историю, он, будучи взрослым, может сохранитьлюбовь к выдумке и фантазии.

Роберт хорошо с этимсправляется

Когда моему сыну Роберту было семь лет, онне поделил улицу с грузовиком и проиграл. Полиция вызвала меня в госпиталь,чтобы опознать мальчика с листком бумаги в кармане, на котором было написано"Бобби". Я опознал Робертав госпитале Доброй

Самарянки и сказал полицейскому: "Да, этомой сын. Какие у него повреждения" - спросил я у дежурного врача в приемномпокое. "Перелом обоих бедер, - сказал он, - перелом таза, трещиначерепа и сотрясение мозга. Сейчас мы обследуем его, пытаемся выяснить, есть липовреждения внутренних органов".

Я дождался,когда кончится обследование и узнал, что повреждений внутренних органов нет.Тогда я спросил врача: "Какой прогноз"

Врач ответил: "Если он переживет ближайшие двое суток,то, может быть, у него будетшанс выжить".

Вернувшись домой, я созвал всех членов моейсемьи и сказал: "Мы все знаем Роберта. Мы знаем, что когда Роберт должен сделать что-нибудь, он это делает’ Иделает хорошо. В данное время Роберт лежит в госпитале Доброй Самарянки. Онпопал под грузовик, и у него переломаны оба бедра, таз, он получил трещину вчерепе и у него сотрясение мозга. Он никого не узнает. У него нарушеномышление. В ближайшие сорок восемь часов мы узнаем, будет он жить или нет. Мывсе знаем Роберта. Если ему нужно что-то сделать, он это делает хорошо. Выможете гордиться им".

"Если вы хотите поплакать - плачьте. Но, ядумаю, что было бы очень неуважительно по отношению к Роберту, если вы будетеплакать много. Я хочу, чтобыиз уважения к Роберту вы продолжали выполнять все свои домашние обязанности. Ня хочу, чтобы вы ложились спать вовремя. Ложитесь вовремя и хорошо высыпайтесь.Роберт заслужил, чтобы вы таким образом проявили к нему уважение".

Дети немного поплакали, хорошо поели,сделали все свои домашние дела, сделали уроки и пошли спать вовремя.

Через двое суток мы узнали, что Робертбудет жить. Я сказал им,что не стоит беспокоить Роберта в больнице, потому что перед ним стоит оченьтрудная задача - ему нужно выздороветь. Если мы начнем сейчас ходить к нему, тоэто заберет у него много энергии, а она очень нужна для того, чтобыпоправиться. Я не знал, чтомоя жена тайком ходит к нему каждый день и сидит около постели. Иногда Робертповорачивался к ней спиной, иногда говорил ей: "Иди домой". Иногда он задавалей один-два вопроса и просил идти домой. Она делала все, что он говорил ей.

Мы посылали Роберту много подарков. Новсегда просили медсестру передать их ему. Мы никогда не давали ему ничеголично.

Я подходил кокошечку палаты и смотрел, как поправляется Роберт, но делал это так, чтобы онне видел меня и не знал, что я приходил.

Несчастье произошло пятого декабря, апривезли его из больницы в конце марта. Санитары чуть было не уронили его сносилок. Роберт был очень возбужден. Когда его принесли в комнату, он сказал:"Как хорошо, что у меня такие родители. Вы ни разу не пришли в больницу. А вотдругим детям не повезло. Их родители приходили днем и дети от этого плакали. Апотом они приходили еще вечером и снова заставляли бедных детей плакать. А повыходным было еще хуже. Япросто возненавидел этих родителей, которые мешали своим детям поправляться".

Когда я проходил интернатуру, я измерялтемпературу, дыхание и пульс у пациентов за час до прихода посетителей. Черезчас после их ухода я снова измерял пульс, дыхание и кровяное давление. И каждыйраз после посещения у пациентов повышалась температура. Дыхание становилосьучащенным и повышалось кровяное давление. И тогда я решил, что если кто-нибудьиз моих детей или жена попадут в больницу, я не приду к ним, пока не будууверен в том, что это не повредит им, не повысит давление, температуру, пульс ине участит дыхание. Больным в госпитале нужно расходовать силы навыздоровление, а не на то, чтобы улучшать самочувствие своих здоровыхродственников.

Эта история была рассказана в качествеответа на вопрос: "Считаете ли вы, что необходимо чувствовать чужую боль, гореили утрату Или с этим надо бороться" Большинству читателей поведение Эриксонапокажется холодным и отчужденным. Однако он искренне был убежден в том, чтосерьезно больного человека следует оставлять одного и дать ему возможностьсделать свое "дело", поправиться, а не нервировать посещениями. Конечно, оннемного преувеличивает важность своей точки зрения, поскольку все же делаетоговорку, что миссис Эриксон каждый день сидела у постели ребенка ("хотя я обэтом и не знал"). Да и сам он не мог не заходить в больницу, чтобы постояннобыть в курсе, как поправляется Роберт. К тому же, дети Эриксона были с самогораннего возраста приучены к тому, чтобы не поднимать много шума из-за болезниили потери. Они гордились своей самостоятельностью.

Прослушав эту историю, один из студентовдовольно сердито спросил Эриксона, почему он не пришел в больницу и неповоздействовал на сына гипнозом, "чтобы помочь ему выздороветь побыстрее".Эриксон ответила "Дети, живя со мной все время, не могли не научиться от менямногому. Я учил их, чтоболь не важна, а физический комфорт по своей ценности занимает далеко не первоеместо. Например, когда маленькая Роксана разодрала коленку, то уж она объявилаоб этом всему городу. Мама вышла посмотреть, что случилось. Я тоже вышел. Мать сказала: "Не плачь,сейчас мама поцелует тебя сюда, потом сюда, а потом вот здесь, и боль пройдет.Ты просто не представляешь себе, как мамин поцелуй снимает боль". И этодействительно так".

Эриксон имеет в виду, что при мелкихцарапинах можно утешать так, как это делает мать. Но в серьезных случаях,связанных с угрозой жизни, лучше всего оставить пациента одного, и на возможнобольшее время. Он старается развеять серьезное заблуждение относительносамогипноза, и говорит, что для достижения гипнотического состоянияритуализированная процедура индукции не нужна. Простое осознание "неважностиболи и физического комфорта" могут произвести тот же эффект, что игипнотическая индукция, когда то же самое пациенту говорит "гипнотерапевт".Иными словами, если у человека есть ценности или убеждения, то они создаютсвоего рода установку, эффект которой так же постоянен, как если бы ее"закладывал" емупсихотерапевт под воздействием гипноза.

Эриксон не просто делится своими мыслямиотносительно посещения больных -Фактически он говорит, что родители или лицо,желающее помочь, должны находиться рядом, чтобы явиться по первому зову. Помощьоказывается только в той мере, в которой она нужна тому, кто в ней нуждается.Когда Роберт просил Бетти Эриксон "идти домой", она уходила.

Если мы рассмотрим этот рассказ с точкизрения внутрипсихических процессов, то увидим ту же самую картину - "ребенок"сам определяет, что для него лучше. Вмешательство взрослых просто затянуло бывыздоровление или развитие. Это затягивание дает о себе знать очень явнымобразом. Эриксон часто говорит о кровяном давлении, пульсе и частоте дыхания.Такое направление беседы является частью его техники косвенного гипнотическоговнушения. В данном случае он указывает на то, что происходит искажениеестественных физиологических реакций - естественных функций, и источником этогоискажения являются родители, переносящие свои тревожности на детей. Или этопроисходит тогда, когда в человеке начинает продуцировать тревожность"внутренний голос", исходящий из сформировавшейся в детстве родительскойструктуры личности. Когда это происходит, "ребенок начинает плакать", то есть,активизируется детская структура личности. Возникает глубинное "чувство печалиили ненависти к себе", как это состояние называла Хорни. Оно особеннохарактерно для тех, кто имеет жесткую и строгую систему ожиданий. Однако вкомментарии, в конце рассказа, Эриксон подчеркивает тот факт, что "мать" можетодним своим поцелуем добиться чудесных результатов. Иными словами, нашаспособность быть самим себе доброй матерью, любить себя, может оказать"анестезирующее" воздействие, то есть, ослабить внутреннюю боль и мукусомнений. Это перекликается с мыслями, высказанными Антонией Венкарт в еестатье о "Принятии" и Теодором Рубином в его работе "Сострадание и ненависть ксебе".

И, конечно же, психотерапевтам не следуетвмешиваться, когда их пациенты справляются успешно.

Субботние занятия повоскресеньям

Студент-медик забывал приходить по субботамна занятия. Он всегда просыпался в субботу утром, выходил на улицу, играл вгольф, совершенно забывая, что это все еще учебный день. Так продолжалось, покаон не попал ко мне в класс.

Я объяснил ему,что в неделе семь дней, что суббота учебный день и что я буду лично даватьуроки не по субботам, а по воскресеньям, то есть, в выходной, пока он незапомнит, что суббота - это учебный день.

Итак, я сказал: "Завтра утром, ввоскресенье, в восемь утра, приезжайте в госпиталь Уэйни, который находится вдвадцати милях отсюда и заходите ко мне в кабинет - я буду вас там ждать. Еслия на пару минут задержусь, то не думайте, что я о вас забыл, я не забуду. Вэтом случае просто делайте ваше задание, а когда вы его закончите, в четыречаса можете идти домой".

Как вы понимаете, я забыл о том, что сказалему это и он просидел в моем кабинете весь день до четырех часов.

В следующее воскресенье он тоже приехал,очень прося перед этим, чтобы я не забыл о нем. Я снова забыл.

На следующее воскресенье я дал ему заданиеопросить нескольких интереснейших больных. Ему было так интересно, что в четыречаса он не хотел уходить домой. Он пробыл там до пяти. С тех пор он большеникогда не забывал ходить на занятия по субботам.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.