WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 29 |

Иногда бывает важно, чтобы пациент непользовался уже имеющимися знаниями или своими обычными каналами восприятия.Поэтому Эриксон просит человека закрыть глаза. И перестав видеть, оноказывается в состоянии справиться с задачей. Зрение вызывало у негокинестетическую реакцию, которая заставляла его принять неверную установку.

Эриксон любил показывать, что такоегипнотическая концентрация, задавая людям вопрос: "Если бы я положил на полдоску шириной в один фут и длиной в пятьдесят футов, было бы вам трудно пройтипо ней" Конечно, отвечали, что нет. Тогда он добавлял: "А какова была бы вашареакция, если бы я положил ту же самую доску, шириной в один фут и длиной впятьдесят футов, между двумя зданиями на высоте пятидесятого этажа" И снова, в данном примере зрительныеощущения связаны с кинестетической установкой, которая заставит большинстволюдей утратить чувство безопасности. Чтобы справиться с такой задачей, как и схождением по канату, может быть, важно не пользоваться тем, что вы имеете - аименно, зрением (или воображением).

Индейцы Тарахумара

Индейцы Тарахумара с юго-запада Чихуахамогут пробежать сотню миль - при этом у них не повышается давление и неменяется пульс. Один предприниматель взял несколько таких бегунов на сотню мильв Амстердам, на Олимпийские игры 1928 года. Они даже не заняли никакого места.И все потому, что они считали, что двадцать пять миль, это не расстояние, асостояние - это когда вы начинаете разогреваться. Никто не объяснил им, чтонужно пробежать именно расстояние в двадцать пять миль.

Я иногдавспоминаю эту историю, когда сталкиваюсь с трудной задачей, когда пишу, когдамастерю что-нибудь по дому, когда трудности ставят меня в тупик или когда ясамым натуральным образом задыхаюсь от тряски в пути. Тогда ко мне на умприходит фраза: "Сейчас я только начинаю разогреваться". Обычно после этого комне приходят новые силы.

Сухие кровати

И в суфийских, и в Дзен-буддийских историяхподчеркивается, что воспринимающий знание мастера должен находиться в состоянииготовности воспринимать. Во многих таких историях ученик приходит к наставнику,но получает отказ до тех пор, "пока сосуд не будет готов воспринять всебогатство учения". Эриксон часто добивается такой готовности, заставляяслушателя или пациента долго ждать, прежде чем заговорить о главном. Например,когда он рассказывал нижеприведенную историю группе студентов, он потратилполчаса на подготовку окончательных выводов. Часть этого времени ушла наописание предыстории. Часть - на расспросы слушателей о том, как они стали былечить такого пациента. Некоторое время было потрачено на рассказывание другихисторий, не имеющих прямой связи с проблемой. Он повторял такие фразы, как:"Есть нечто, что вы знаете, но не знаете о том, что вы это знаете. Когда выузнаете, что именно вы знали, сами не подозревая о своем знании, тогда вашакровать будет постоянно сухой". Загадочные и в то же время интригующиеутверждения подобного рода заставляют слушателей производить то, что ЭрнстРосой называл "внутренним поиском". Таким образом, слушающий уже начинает искать внутри себя ресурсы,которые могут помочь ему в процессе излечения. Если мы рассмотрим одну изтехник внушения, которой пользуется Эриксон, "технику ожидания", то увидим вдействии тот же принцип. Пациента самым непосредственным образом держат всостоянии, когда он просит большего. Тогда он готов воспринимать.

Ко мне пришла пациентка и привела своюодиннадцатилетнюю дочь. Как только я услышал, что девочка мочится в кровать, япопросил мать подождать в другом помещении, надеясь, что девочка сможетрассказать мне свою историю. Она рассказала мне, что, когда она была совсеммаленькой, у нее было воспаление мочевого пузыря и что ее лечил уролог, новоспаление не проходило пять или шесть лет, а может быть и дольше. Ей регулярноделали цистоскопию, делали сотни раз, пока, наконец, не обнаружили очагинфекции в одной из почек. Почку удалили, и у нее не было воспалений уже четырегода. Но из-за сотен осмотров мышцы мочевого пузыря и сфинктер растянулись так,что она каждую ночь мочилась в постель, как только мышцы расслаблялись во сне.В течение дня она могла усилием воли контролировать мышцы мочевого пузыря дотех пор, пока не начинала смеяться. Расслабление мышц, которым сопровождаетсясмех, приводило к тому, что она мочилась в штаны.

Ее родители считали, что поскольку почкаудалена и очаг инфекции ликвидирован уже несколько лет назад, то она должнаучиться контролировать себя. У нее были три младшие сестры, которые всяческиобзывали ее и высмеивали. Матери всех подруг знали, что она мочится в постель.И вся школа, две или три тысячи ребят, знали, что с ней происходит ночью и чтоу нее будут мокрые трусики, если она засмеется. Она стала предметом множестванасмешек.

Она была высокой, очень хорошенькой, сдлинными белокурыми волосами, доходившими до пояса. По-настоящемуочаровательной. Ее отвергали, над ней смеялись, от нее требовали большего, чемона могла. Ее жалели соседи и высмеивали сестры и подруги. Она не могла пойтина вечеринку с ночевкой или остаться ночевать в гостях у родственников из-затого, что мочилась в постель. Я спросил, была ли она у других врачей. Она сказала, что была умногих и выпила уже огромное количество всяких лекарств, но ничего не помогло.

Я сказал ей, чтомне нравятся все врачи, к которым она ходила. Я тоже не могу ей помочь. "Но ты знаешькое-что, хотя сама не знаешь, что тебе это известно. Как только ты узнаешь, чтоэто - что ты знаешь, не зная о том, что знаешь, ты станешь спать в сухойпостели".

Потом я сказал ей: "Я хочу задать тебе очень простой вопроси хочу получить очень простой ответ. А вопрос вот какой. Если бы ты сидела втуалете и мочилась, а в этот момент в дверь заглянул бы незнакомый человек, чтобы ты стала делать" "Я быобмерла!"

"Правильно. Ты бы обмерла и - перестала быписать. Теперь ты знаешь, что уже знала это, не зная то, что знаешь об этом. Аименно, что ты можешь перестать писать в любой момент, в ответ на любойраздражитель, который сама можешь выбрать. На самом деле тебе не нужно, чтобы втуалет заходил кто-то посторонний. Достаточно просто представления об этом. И ты остановишься.Ты замрешь. А когда он уйдет, ты снова начнешь писать.

Учти, что спать в сухой постели - это оченьтрудно. В первый раз это может произойти через две недели. И нужно будет многопопрактиковаться - начинать писать и останавливаться. Будут дни, когда тыбудешь забывать, что нужно начинать и останавливаться. Это ничего. Твойорганизм будет добр к тебе. Он всегда даст тебе новую возможность. Будут дни,когда ты будешь слишком занята, чтобы практиковать начинать и останавливаться,но это ничего. Твой организм всегда даст тебе возможность начинать иостанавливаться. Ябуду очень удивлен, если в течение трех месяцев твоякровать будет оставаться постоянно сухой. Я буду также очень удивлен, если твоякровать не будет оставаться постоянно сухой в течение шести месяцев. И первыйраз не помочиться в постель будет гораздо легче, чем спать в сухой постели двараза подряд. А три дня подряд - это еще труднее. А четыре раза подряд - это ещетруднее. А потом становится легче. Ты сможешь просыпаться в сухой постели пять,шесть, семь раз, целую неделю подряд. И тогда ты будешь знать, что можешь спатьсухой одну неделю и другую неделю тоже".

С девочкой пришлось работать долго.По-другому не получалось. Мы провели еще полтора часа, прежде чем я отпустилее. Через полторы недели она принесла мне этот подарок - первый подарок,который она дарила в своем новом качестве, в осознании того, что она спала всухой постели (это была вязаная бордовая коровка). Я очень дорожу им. А через шесть месяцевона уже оставалась на ночь в гостях у друзей, родственников, на вечеринках сночевками, в гостиницах. Это потому, что терапию осуществляет сам пациент. Я несчитал, что работать нужно с семьей, несмотря на то, что родители былинетерпеливы, что сестры обзывали ее, а подружки в школе высмеивали.Я чувствовал, что ееродителям придется привыкать к тому, что она не мочится ночью. Ее сестрам,подругам и соседям - тоже. Фактически я не видел для них другого выхода.Я не думал, что будет нужнообъяснять что-либо отцу, матери, сестрам или кому-либо еще. Я сказал ей то, что она уже знала, хотяи не знала о том, что знает.

И вы все выросли с мыслью, что когда выопорожняете мочевой пузырь, вы опорожняете его непрерывно. И вы принимаете это.Важным, однако, является то, что каждый из вас имел ситуацию, в которой былвынужден резко прервать мочеиспускание. Опыт такого рода имеет каждый - но оназабыла его. Я сделал толькоодно - напомнил ей о том, что она знала, но забыла о том, что знает.

Иными словами, в психотерапии вырассматриваете пациента, как индивидуальность, и какой бы серьезной нивыглядела проблема мокрой постели в глазах ее родителей, сестер, соседей ишкольных подруг, это была в первую очередь еепроблема. И все, что ей нужно было узнать, было тем,что она уже знала, а терапия со всеми остальными сводилась к тому, чтобы датьим возможность самим приспособиться к новому положению вещей.

Психотерапия должна быть для пациентаориентацией, и ориентацией на саму исходную проблему, на ее корень. Незабывайте этого. Помните, что каждый из нас имеет свой индивидуальныйязык, что слушая пациента, вы должны слушать, отдавая себе отчет в том, что онговорит на чужом для вас языке, и что вам не следует пытаться понимать его втех терминах, из которых состоит ваш собственный язык. Понимайте пациентана его собственном языке.(Примеч.: "войдя в его систему мышления".)

Это один из мота самых любимых рассказовЭриксона, может быть, потому что Эриксон всегда предварял его комментариемвроде: "Этот рассказ тебя особенно заинтересует, Сед". Я долго не мог разгадать, что он хотелсказать мне, и наконец смог понять две основные мысли.

Первое, это то, что я могу научитьсяконтролировать мысли, рабочую энергию и симптомы, например, тревожность. Однакоя должен сделать это не силой воли, а путем нахождения стимулов, которыезаставят меня "начать и остановиться". Тогда я должен начать использоватьвозможности для того, чтобы начать практиковать "начала и остановки".

Вторая мысль состояла в том, что "вы всевыросли, думая, что когда вы опорожняете мочевой пузырь, вы опорожняете его безостановки, что этот процесс беспрерывен. В книге "Обучающие семинары сМильтоном Эриксоном", изданной Джеффри Зайгом, Эриксон добавил к этому рассказунесколько новых предложений, чтобы сделать его смысл яснее, особенно в том, чтокасается этого второго пункта. "Ей нужно было знать только то, что она может спомощью правильно выбранного стимула прервать мочеиспускание в любой момент".И: "Мы вырастаем с мыслью, что нам нужно заканчивать то, что начинаем.Неправда, что мы должны продолжать начатое до тех пор, пока не скончаемсясами". Такое отношение мне очень помогло в завершении различных дел, например,в написании книги. Сковывающее чувство, что мы должны завершить начатое, легкоможет блокировать спонтанность и творчество. Гораздо более эффективный способсделать что-либо состоит в том, чтобы "начинать и останавливаться" в соответствии со своим собственнымвнутренним ритмом. Яубедился в эффективности этого рассказа, когда помогалпациентам преодолевать психологические препятствия, такие как, например,состояние творческого тупика у писателя.

Блестящий галстук

Всю свою жизнь мы учимся накладыватьограничения на великое множество вещей. Мне вспоминается случай с БилломФолсеем, ведущим программы новостей на телевидении. Будучи по делам в Чикаго,он зашел в ресторан, но официант заявил ему, что приходить следует в галстуке -но вовсе не в таком блестящем, какой носил Билл. Билл спросил официанта:"Сколько вы платили за ваш галстук"

Официант с гордостью произнес: "Двадцатьпять долларов!.

"А мойгалстук стоит две сотни долларов", - ответ Официант незнал, что и подумать. И Билл Фолсей вошел в ресторан и сел там, где емузахотелось - пока официантпытался уразуметь происходящее. Эта странная штуковина, которая висела на БиллеФолсее! Галстук за двести долларов! И это в то время, как ем собственный галстук стоил толькодвадцать пять долларов.

Итак, мечтайте. И каждый раз, когда вымечтаете, у вас есть и право, и привилегия пережить свою мечту заново, с инымсоставом действующих лиц. И, таким образом, вы можете обнаружить многие вещи,которые вас учили не знать. Очень давно учителя говорили вам: "Смотри на меня,когда ты разговариваешь со мной. Смотри на меня, когда я говорю с тобой". Вотвы и заучили, "Не делай этого, и не делай того. Одевайся как положено,носи туфли какие положено.Завязывай шнурки какположено. Очень многое в нашем обучении основано наограничивающих инструкциях, которые затрудняют развитие нашего понимания, - имы приобретаем стереотип ограниченности.

Я научил своихсыновей вскапывать грядки для картошки - так, чтобы вскопанные части грядкипредставляли собой геометрические фигуры или рисунок. Каждый раз, когда ониделают такой рисунок и начинают вскапывать по нему грядку, они с интересомждут, какая же фигура окажется последней, которую предстоит вскопать. Так моисыновья научились вскапывать картофельную грядку, копая треугольниками, а потомуже сами обнаружили, что при копании можно идти кругами и цифрами, и буквами.

И как это прекрасно, проспать всю ночькрепким, полноценным сном - и до следующей недели не знать, что вам что-тоснилось. Вы даже не знали, что видели сновидение - пока не прошла целая неделя.

Эти комментарии, которые Эриксон дает послерассказа о блестящем галстуке, могут показаться неуместными. Но на самом делеони являются его индивидуальным способом построить и "разложить по полочкам"основные мысли рассказа. Первая мысль состоит в том, что мы все ограниченыпределами своих стереотипов понимания и действий. ("Носите какуюположено’ одежду.., Внаших знаниях очень многое основано на ограниченных предписаниях.") Втораямысль заключается в том, что мы можем заменить наши ограничения иограничивающие инструкции новыми - которые создадим сами. (Кружки, цифры ибуквы.) И, наконец, Эриксон завершает свой комментарий, предлагая читателюоткрыть новые способы действий в фантазиях и сновидениях. Он должен доверятьсвоему бессознательному, чтобы отыскать новые пути преодоления привычныхограничений.

Грех

Ко мне пришла молодая женщина. Она былавоспитана в убеждении, что театр - это греховное место, где одурачивают молодыхдевушек. Она ни за что не пошла бы в аптеку, потому что там продают табак, иГосподь убьет ее на месте, если она войдет туда, где продают табак. И она ни зачто не выпила бы вино, сидр или любой алкогольный напиток, потому что Бог убилбы ее за это на месте. Бог убил бы ее, если бы она пошла в театр, он убил быее, если бы она выкурила сигарету.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.