WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 20 |

Сказки являются прекрасным примером использования метафоры, как литературного, так и терапевтического приема. Написанные красочным, образным языком, они заключают в себе глубокий психологический смысл. Не всякая литература оказывает лечебное воздействие, поэтому необходимо чувствовать тонкое различие между литературной и терапевтической метафорами. У них есть одна общая черта - соотнесенность, т.е. способность вызвать у читателя или слушателя синхронность восприятия метафоры и ее содержания. Это восприятие может происходить на нескольких уровнях, и вот здесь эти два вида метафор расходятся.

В литературной метафоре соотнесенность между метафорой и ее содержанием должна быть настолько близкой, чтобы вызвать ощущение близости образа, т.е. его изобразительное богатство должно увлечь читателя, даже если описываемое переживание или событие ему незнакомо или достаточно отстранено от его личного опыта. Попробуем рассмотреть пример искусного использования метафоры Д.Г. Лоуренсом в заключительной главе его книги "Сыновья и любовники" (1969):

"Казалось, со всех сторон на него надвигалось мрачное безмолвие, чтобы загасить крохотную искорку его жизни. Да, он почти ничто, но загасить его невозможно. Поглощая все вокруг, ночь тянулась к нему, выползая откуда-то из-за звезд и солнца. В ужасе кружились, цепляясь друг за друга, звезды и солнце - эти яркие песчинки. А тьма, обгоняя все вокруг, оставляла их позади еще более жалкими и беспомощными. Так и он, ощущая всю свою бесконечную малость, по сути небытие, все же не был ничем".

Метафора использована Лоуренсом, чтобы передать душевное состояние человека из другой страны, из другого исторического отрезка времени, мало знакомого американскому читателю. После смерти матери герой книги, Поль, долго и тяжело болеет. С такой жизненной ситуацией, возможно, сталкивались немногие, и, конечно, не каждый пережил состояние пустоты и одиночества, в котором находится Поль. И все же метафоры позволяют Лоуренсу сделать картину настолько выразительной, что она делается близкой читателю в силу одной только образности.

Если главной целью литературной метафоры является описательность, то терапевтическая метафора ставит своей задачей изменение, новое толкование, создание иной шкалы ценностей. Чтобы получить такой результат, терапевтическая метафора должна обладать образностью литературной метафоры и быть ситуационно близкой личному опыту читателя. Содержание рассказа (характеры, события, обстановка) должно быть созвучно привычному мироощущению слушателя или читателя и изложено понятным языком.

В качестве примера можно взять сказку Л. Баума "Волшебник из Страны Оз" (1900), которую можно рассматривать как метафорически изложенную и популярную тему поиска чудодейственных решений где-то вне нас. Слушатель видит собственные переживания отображенными в персонажах сказки: в злой колдунье и доброй чародейке, в Оловянном Человечке и Пугале, Льве и Волшебнике. Даже взрослые с увлечением следят за странствиями главной героини сказки, девочки Дороти, которая мечтает забраться "выше радуги". С ней происходят удивительные приключения и в конце книги она приходит к заключению: "Нет ничего лучше дома!"

В каждом образе этой сказки скрыт терапевтический смысл. Великий, могучий и всеведущий Волшебник оказывается "обыкновенным человеком", который помогает персонажам осознать, что решение их проблем надо искать в них самих. Дороти и ее друзьям вовсе не надо было спасаться бегством и дрожать от страха перед злой колдуньей с востока, оказывается, ее без проблем можно растворить в воде (метафора, передающая конечное бессилие отрицательных поступков). Выясняется, что все проблемы, с которыми персонажи обращаются к Волшебнику, возникли по чистому недоразумению: Лев всегда был храбрым, у Пугала всегда была ума палата, у Оловянного Человечка всегда было горячее сердце, а Дороти всегда могла найти дорогу домой. В этих метафорах заключается главный терапевтический принцип - человеку следует искать ответы, решения, возможности, ресурсы внутри себя.

Компоненты терапевтической метафоры

Можно поставить вопрос так: что делает метафору терапевтической Возможно, ее наиважнейшей функцией является создание, по выражению Росси, "разделенной феноменологической реальности", когда ребенок погружается в мир, созданный терапевтом с помощью метафоры. Таким образом, устанавливается трехсторонняя эмпатическая связь между ребенком, терапевтом и повествованием, что позволяет ребенку отождествить себя с его персонажами и событиями. Вот в этом ощущении тождественности и заключается преобразующая сила метафоры. Чтобы рассказ оставил отпечаток на реальной жизни ребенка, должен образоваться мостик понимания между ребенком и событиями повествования. Удачная терапевтическая метафора достигает этого предельно точным изложением проблемы ребенка, чтобы он перестал ощущать свое одиночество, но и не слишком прямым, чтобы не вызвать у ребенка чувства смущения, стыда или сопротивления.

Как только произошла идентификация ребенка с событиями и героями сказки, вместо чувства обособленности ("Никому не было так плохо, как мне!") приходит чувство разделенного переживания ("Оказывается и у них такая же проблема, как у меня!"). Однако все это происходит "не совсем" осознанно. В этом и заключается некая утонченность терапевтической метафоры. Смысл рассказанного "попадает в точку", но каким-то удивительно отстраненным путем. Проблема хоть и высвечивается, но предстает спокойно расплывчатой; повествование хоть и пробуждает скрытые возможности и способности, но неким обобщенным и отнюдь не напористым образом. Когда растущий без отца ребенок плачет, видя на экране прощальную сцену фильма "Ити", вряд ли он сознательно говорит себе: "Вот так и мой папа уходил". Но воспринятое на каком-то уровне ощущение любви и, в конечном счете, благополучия, которые рождают заключительные кадры фильма, несут ребенку исцеление и возможность по-новому увидеть свою утрату, причем он этого даже не осознает.

Если мы рассмотрим классические сказки с точки зрения их терапевтического воздействия, то заметим в них ряд общих черт:

1) Они обозначают в метафорической форме конфликт главного героя.

2) Воплощают подсознательные процессы в образах друзей и помощников (представляющих возможности и способности главного героя), а также в образах разбойников и разного рода препятствий (представляющих страхи и неверие героя).

3) Создают в образной форме аналогичные обучающие ситуации, где герой побеждает.

4) Представляют метафорический кризис в контексте его обязательного разрешения, когда герой преодолевает все препятствия и побеждает.

5) Дают герою возможность осознать себя в новом качестве в результате одержанных побед.

6) Завершаются торжеством, на котором все отдают должное особым заслугам героя.

"Гадкий Утенок" как терапевтическая метафора

В сказке о Гадком Утенке Ганса Христиана Андерсена разделенный феноменологический мир выстроен на весьма распространенном ощущении отторженности, некрасивости, непохожести. При чтении сказки у ребенка, да и у взрослого, происходит вызванное отрицательными эмоциями чувство изолированности и возникает глубокое сопереживание с обиженным и отвергнутым Гадким Утенком. Благодаря этому чувству разделенного страдания, мы отождествляем себя с Утенком и словно сами проходим весь путь превращения невзрачного птенца в прекрасного лебедя.

В этой сказке можно обнаружить все шесть вышеперечисленных компонентов. Выраженный в метафорической форме конфликт начинается рождением неказистого утенка. Только вылупившись из яйца, он уже не похож на своих братьев и сестер, на других обитателей птичьего двора, которые жестоко и быстро расправляются с ним за эту непохожесть. Только одной матери он кажется замечательным. Она видит в нем потенциал для совершенствования. Подсознательные процессы выражены в виде способностей и возможностей Утенка:

"Вы только посмотрите, как славно он работает лапками, как он прямо держится... Он не красив, но у него доброе сердце, а плавает он не хуже остальных - если честно сказать, то даже немного лучше. Думаю, со временем он выправится или станет чуточку меньше ростом".

И все же дворовая компания доводит Утенка до того, что он бежит от издевательств "в большое болото, где живут дикие утки", но и там не встречает привета и ласки. Вместо этого болото внезапно окружают охотники с собаками, знаменуя своим появлением стадию метафорического кризиса. Многие птицы погибают, но утенку удается спастись. Даже большая страшная собака не тронула его. Здесь происходит переоценка ценностей, когда утенок осознает, что именно неприглядность спасла ему жизнь: "Хорошо, что я такой гадкий, даже собаке не захотелось меня съесть!"

Итак, кризис разрешился, и малыш находит дорогу домой, причем по пути он встречается с массой аналогичных обучающих ситуаций. Он уже многому научился: знает, как плавать, остерегаться врагов, выходить из критических ситуаций. По возвращении домой перед ним встает выбор: делать то, что он сам считает нужным, или то, что другие считают нужным для него. Невзирая на все уговоры самодовольной квочки с птичьего двора, считающей плаванье признаком дурного тона и скудости ума, отважный малыш отправляется в свое плаванье "по белу свету". Но и там его не ждет ничего хорошего. Приближается зима, и начинается отлет птиц на юг. И вот когда утенок видит над головой лебединую стаю, в его сердце впервые появляется лучик надежды. Большие белые лебеди воплощают подсознательную веру Утенка в свои возможности.

Но лебеди улетают, а Утенку еще предстоит пережить долгую, холодную и голодную зиму. Его ожидает еще один кризис, когда озеро замерзает и он чуть не становится добычей лисы. Спасенный крестьянином, он вынужден овладеть искусством летать, чтобы избавиться от невзлюбивших его жены и детей своего спасителя. Пройдя через многие испытания и заметно повзрослев, Утенок, наконец, встречает весну.

К этому времени крылья у него подросли и окрепли и он стал прекрасно летать. Снова на озеро опускается стая лебедей, и Утенок решает подплыть к ним, чтобы остаться с ними навсегда, "пусть даже они заклюют меня до смерти за то, что я, такой гадкий, осмелился приблизиться к ним". Андерсен прекрасно изображает процесс открытия подсознательных возможностей. Увидев свое отражение в воде, Утенок понимает, что он лебедь, такая же прекрасная птица, как те, что вызывают его восхищение и к которым его так тянет.

Наступает счастливое превращение в прекрасного лебедя и новое осознание себя в этом качестве, а также мудрая оценка прошлого:

"Он чувствовал, что не зря прошел через все эти испытания и бедствия; это помогло ему оценить все счастье, всю красоту, которые его ожидали впереди... Он был так счастлив, но в нем не было ни капельки гордости, доброе сердце не знает гордости".

И, наконец, наступает торжество. Все славят Гадкого Утенка, дети танцуют вокруг него и хлопают в ладоши, а "старые лебеди склоняют перед ним головы". Он принят в своей новой индивидуальности, круг завершен.

Таким образом, начинаясь с отторжения и обиды, рассказ завершается весельем и радостью и, возможно, под его воздействием читатель испытывает чувство такого же преображения.

Конечно, не всегда все шесть классических компонентов присутствуют в каждой метафоре. Но мы вовсе не хотим представить их как некий жесткий и обязательный каркас для сочинения рассказа. Скорее, это эскиз, который вдохновляет и побуждает к творчеству. Само выделение этих компонентов в виде обобщений сделано в чисто дидактических целях. Вряд ли вы задумывались о них, следя за сюжетом сказки, фильма, книги. Но подсознательно все мы знаем, как строится драматическое действие, и если бы вы попробовали сейчас сами сочинить рассказ, то, скорее всего, в нем обнаружился бы ряд вышеупомянутых компонентов без всякого сознательного усилия с вашей стороны.

Так же бессознательно мы отталкиваемся от знакомых сказок и рассказов, когда сочиняем "оригинальную" сказку для ребенка. В метафоре "Дар моря", которую мы приведем ниже, прослеживается явное сходство с сюжетом "Гадкого Утенка". Как ни странно, мы обратили на это внимание, только когда стали работать над этой главой, хотя наша сказка была придумана много раньше и, как нам тогда казалось, родилась спонтанно в ответ на необходимость без промедления помочь ребенку. Видимо, здесь действовало подсознание, отбирая те воспоминания, которые были наиболее эффективными в данной ситуации.

Точно то же произошло и с другим нашим рассказом "Слоненок Сэмми". Одна из наших знакомых сказала, что он напомнил ей историю слоненка Джумбо, чему мы искренне удивились и посмеялись.

Дар моря

Как-то поздним зимним вечером я пришла к знакомой. Нам нужно было кое-что выяснить по этой самой книге. Дверь мне открыла Шэннон, шестнадцатилетняя дочь хозяйки дома. Она сообщила, что мама задерживается и придет через час, а я могу подождать в гостиной. Все это было сказано довольно резким тоном. Я заметила, что Шэннон вот-вот расплачется. Голос у нее прерывался, в глазах стояли слезы. Когда я спросила, как прошел день, она выпалила, что провалилась на прослушивании, когда пробовалась на роль в школьном спектакле. А еще обиднее было то, что четверо из пяти претендентов в школьную труппу были приняты, что означает, что отказали ей одной.

У Шэннон был детский церебральный паралич, правда, слабо выраженный. Речь у нее была нормальной, координация конечностей почти в норме, ходила она самостоятельно, но несколько приволакивая ноги. К менее видимым последствиям этого нарушения относятся ограниченная способность обучения и эмоционально-болезненное восприятие себя как инвалида, человека, отличного от других.

Уже стемнело. Мы сели у камина. Я подложила несколько поленьев, надеясь, что тепло и огонь камина помогут поднять девочке настроение, но я ошиблась. Ее речь перемежалась горькими фразами: "я никчемная", "я никуда не гожусь", "из меня никогда ничего не выйдет", "лучше бы я умерла".

Я знала Шэннон уже несколько лет и нередко видела ее в слезах после школы, где ее обзывали "калекой", "недоумком" или "чучелом". Каждый раз я пыталась утешить ее, подчеркивая ее достоинства, но все было напрасно. На этот раз я попыталась найти другой подход. Объяснив, что мне нужна ее помощь, я попросила послушать одну историю, якобы для нашей книги, и сказать, что она о ней думает. У меня с собой был портативный магнитофон для работы с ее матерью. Я предложила записать рассказ на кассету и обещала подарить ее девочке в награду за то, что она будет моей слушательницей. (Привожу дословную запись).

"Располагайся поудобнее, кажется, твой взор на чем-то задержался... что-то приятно притягивает твой взгляд... может, та ваза.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.