WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 20 |

Нам, клиницистам, эта система зависимостей интуитивно показалась вполне достоверной, и мы широко использовали ее в своей практике. Но мы чувствовали, что не мешает подкрепить интуицию научными данными. Мы провели компьютерный поиск соответствующей базы данных психологических исследований за период с 1967 года по май 1984 года включительно. Мы обнаружили 101 упоминание о паттернах движения глаз, но ни одной ссылки на изложенный выше график НЛП. Нами была отмечена незавершенность исследований в этом направлении. Значительное число ученых не смогли установить зависимость между движением глаз и мозговой деятельностью, хотя отмечали необходимость дальнейшего поиска. На эту мысль откликнулся Росси в одной из своих неопубликованных работ (1984):

"Не исключено, что широкомасштабные статистические исследования вытеснили из поля зрения в высшей степени индивидуализированную, однако надежную зависимость между паттернами глазных движений и работой мозга, которая может оказаться весьма ценной в клинических исследованиях. Если такая зависимость существует, то материал о подтверждающих ее практических случаях должен публиковаться, чтобы с ним могли ознакомиться и использовать в своей работе другие клиницисты".

Такие случаи были в нашей практике, и мы надеемся, что их публикация, как советует Росси, принесет определенную пользу.

Движения глаз можно рассматривать как еще одну систему минимальных сигналов, которые можно использовать при создании терапевтической метафоры. Терапевт не только учитывает сознательный чувственный опыт ребенка, настраиваясь на него с помощью соответствующих предикатов, но и точнее отражает его бессознательный чувственный опыт, отмечая движения глаз. Например, рассказывая о каком-то случае, ребенок в основном употребляет зрительные предикаты, но смотрит при этом вправо и вниз (кинестетическое направление). Учитывая эту информацию, терапевт вплетает в свою метафору как визуальные, так и кинестетические предикаты. Следующий случай служит примером спонтанного использования глазных сигналов непосредственно во время лечебного сеанса.

Глаза Анни

Эту симпатичную темноволосую девочку привели ко мне родители. Анни стала плохо заниматься в школе. Родители утверждали, что девочка была одной из первых учениц и не по годам рассудительной, "пока не попала в одну дурную компанию, где все баловались наркотиками". "Она была идеальным ребенком, пока не сошлась с ними!"

Я попросила Анни рассказать, что она сама думает по этому поводу. На первых же словах она повернула глаза влево и вверх.

Анни: Я как-то почувствовала, что мне скучно, хочется повеселиться. А потом эти ребята встретились. (Глаза повернулись в сторону терапевта.)

Терапевт: Анни, а как ты вспомнила об этой встрече

А: Что

Т: Эти ребята у тебя в уме, как на картинке

А: (Пауза, глаза метнулись влево и вверх.) Вроде помню, как их увидела, когда они мне встретились.

Ответы Анни и движения ее глаз подтверждают, что у нее

визуальная бессознательная система общения и она может быть выведена на сознательный уровень с помощью вопроса. Если бы Анни не смогла на него ответить и не имела представления о том, как работает ее память, тогда ее визуальная система рассматривалась бы как "внесознательная" чувственная система, т.е. заблокированная, находящаяся вне пределов осознанного восприятия, а стало быть, порождающая новую проблему или осложняющая существующую.

Т: Что же было дальше

А: Ребята приняли меня хорошо, а я им сказала, что я "мамина

дочка". Тогда они сказали, что мне надо делать то же, что и они... подзарядиться как следует и дернуть с уроков вместе с ними.

Т: Ну, а ты что решила

А: (Глаза снова метнулись влево и вверх) Ну, меня прямо зло

взяло - надоело все время быть паинькой. Стала вовсю пропускать занятия, курить травку. (Снова смотрит на терапевта.) А сейчас чувствую, что здорово увязла. Мне страшно. Не вижу никакого выхода.

Т: (Слегка склоняюсь к девочке и смотрю ей прямо в глаза.) Представляю, как тебе ужасно ощущать, что ты так увязла. Я хочу протянуть тебе руку и помочь выбраться из этой ситуации. (На мгновение замолкаю и слегка касаюсь руки Анни.) Вдвоем мы найдем выход и ты почувствуешь себя гораздо лучше... Вот увидишь, ты снова будешь счастливой, станешь похожей на себя прежнюю.

В этом диалоге раппорт устанавливается сначала на сознательном уровне с помощью кинестетических предикатов (со стороны Анни). Они удерживают сознание в данном времени и в данных обстоятельствах. Но с появлением визуальных предикатов сознание смещается внутрь, начинается бессознательный и интенсивный поиск: поскольку внутренняя зрительная система используется бессознательно, девочке необходимо изменить состояние своего сознания, чтобы извлечь из памяти образы, обозначаемые визуальными предикатами. Подбор предикатов соответствующих ее бессознательной чувственной системе, тем самым усиливает состояние раппорта и измененного сознания (транс, погруженность в себя). Таким образом, сознательная бессознательная системы общения получают доступ к заблокированной, "внесознательной" чувственной системе, где и следует искать пути к исцелению.

Предложения, иллюстрирующие подбор предикатов с учетом собственной сенсорной системы Анни могут показаться несколько надуманными или искусственными, особенно когда их видишь на бумаге. Действительно, тщательный подбор слов в каждом индивидуальном случае - дело непростое и требует навыка и времени. Только практика дает умение естественно и искренне входить во внутренний мир ребенка.

В случае с Анни можно видеть, как система вопросов помогает получить подтверждение того, что движения глаз отражают внутренний чувственный процесс. Вопросы могут быть как прямыми, так и наводящими:

Прямой: "А как ты вспомнила об этой встрече"

Наводящий: "Эти ребята у тебя в уме, как на картинке"

Как правило, мы начинаем с прямого вопроса. Если ребенку он непонятен или он не знает, как на него ответить, мы задаем наводящий вопрос. Иногда он нужен только потому, что еще нет привычки к расспросам, касающимся внутреннего сенсорного опыта. Вопросы такого порядка кажутся необычными и не всегда понятными. И это вполне естественно, потому что терапевт пытается получить информацию о подсознательном, о сокровенном. Наводящий вопрос как бы поясняет, чего добивается терапевт.

Не напоминает ли наводящий вопрос подсказку свидетелю в судебном процессе Ведь можно предположить, что терапевт, говоря о картинке (или звуке, или ощущении), как бы подталкивает ребенка к нужному ответу. Как показывает наш опыт, дело обстоит совсем не так. Если сенсорная информация доступна и имеет возможность выхода, как в случае Анни, ее легко получить с помощью вопросов. Если она заблокирована, ребенок не сможет уловить смысл вопроса, а если и ответит, то такой ответ мало что будет значить для сбора информации терапевтом.

Приведем пример. Ребенок рассказывает о ссоре с матерью, при этом его взгляд устремляется вправо и вниз (кинестетическое положение). В этот момент терапевт спрашивает: "Что ты сейчас чувствуешь" Ребенок непонимающе смотрит на терапевта и отвечает: "Ничего". Врач может даже попросить ребенка смотреть в том же направлении и продолжать рассказ о ссоре. Ребенок говорит еще несколько минут и затем терапевт спрашивает: "Ты что-нибудь чувствуешь, когда рассказываешь об этой ссоре"

"Нет", - отвечает ребенок (глаза в кинестетическом положении).

"А на что направленно твое внимание" спрашивает терапевт. "Ковер загнулся" (видит боковым зрением).

Такой буквальный ответ определяется заблокированностью

сенсорной системы. Если доступ к ней открыт, своим ответом ребенок отражает какую-то из сторон своего внутреннего сенсорного опыта: "у меня в животе словно узел завязался", "у мамы лицо стало красное и злое", или "она так ужасно кричала". Если с помощью вопросов можно получить подобную информацию, ее можно считать достоверной. Если вопросы не дают результата, то налицо "внесознательная" сенсорная система, которая является частью основной проблемы, о чем мы расскажем в следующем разделе.

Следует отметить, что движения глаз не всегда так фиксированы и очевидны, как в приведенном выше примере. В клинической практике не так уж часто встречаются случаи, когда ребенок смотрит то на терапевта, то в определенном фиксированном направлении. Как правило, детские глаза весьма подвижны. Но наметанный глаз сумеет выделить устойчивые паттерны глазных движений, воспроизводящие бессознательные сенсорные стратегии, с помощью которых ребенок обрабатывает поступающую извне информацию. Приемы эти видоизменяются в зависимости от уверенности или слабости ребенка. Например, в областях, где ребенок чувствует себя неуверенно, он может отдавать предпочтение кинестетической системе, а там, где ему хорошо, на передний план выступает зрительная система.

Мы ограничиваемся здесь обсуждением какой-то одной модели как отражающей определенную бессознательную систему общения из соображений простоты и наглядности. У некоторых детей таких систем может быть две, т.е. характер движения глаз указывает, например, на то, что они обрабатывают получаемые извне впечатления как визуально, так и кинестетически.

"Внесознательная" сенсорная система: новая перспектива в теории

Мы занимались вязанием ежедневно. Бабушка показывала мне какой-нибудь новый узор и отправляла домой практиковаться. На следующий день я приносила на ее суд плоды трудов предыдущего дня. С каждой новой деталью все больше прорисовывалась изысканная красота всей скатерти. Я училась.

Прежде чем перейти к теоретическим рассуждениям, давайте по-житейски задумаемся. Кто из нас, наших друзей или клиентов не давал себе зарок бросить курить или сбросить лишний вес И все доводы за и против мы знаем чуть ли не наизусть, но всегда что-то мешает осуществить решение. Привычка крепко засела в нас и сколько бы мы, психотерапевты, ни старались, ни нам, ни нашим клиентам не удается достичь устойчивых успехов в этой области работы над собой. В этом разделе мы осмеливаемся предположить, что нашему положительному желанию перемены мешает "внесознательная" сенсорная система. Доклад на эту тему был сделан нами на ежегодном научном собрании Американского общества клинического гипноза в Далласе, штат Техас, в 1983 году. Ниже мы цитируем наши выступления предварявшие доклад, поскольку они подводят нас к абстрактным и теоретическим понятиям через непосредственные и личные впечатления.

Джойс Миллз: "Хочу привести пример из личного опыта. Раньше я боялась летать самолетом, не помогали и многочасовые сеансы гипнотерапии. Наконец, мне довелось познакомиться с доктором Стивеном Геллером, от которого я впервые узнала о понятии: "внесознательная сенсорная система". Все мы в разной степени и на различных уровнях сознания пользуемся основными каналами чувственного восприятия (визуальным, аудиальным и кинестетическим). У меня доминирует визуальная система, но также и кинестетическая, об этом свидетельствует хотя бы мой страх перед полетами. А что же делает во время паники аудиальная система

Выяснилось, что я совершенно неосознано постоянно веду с собой внутренний диалог о разных жутких катастрофах, которыми может закончиться полет, а моя внесознательная аудиальная система исправно поддерживает этот диалог. В ответ воображение послушно создает кошмарные картины (визуальная система),а те, в свою очередь, вызывают ощущения страха и тревоги (кинестетика). Тревожное состояние порождает еще более устрашающие диалоги и т.д. Порочный круг замкнулся. Необходимо было найти способ прервать негативную утилизацию моего внутреннего слухового процесса. Использовав гипноз и метафору, Ричард смог справиться с моей фобией".

Ричард Кроули: "Проблема заключалась в том, что все прежние попытки лечения сводились к перестройке визуального и кинестетического восприятия (т.е. клиентке следовало увидеть, как ей хорошо в самолете), в то время как аудиальной системе не уделялось никакого внимания. Поэтому все старания представить себя спокойной и расслабленной на борту самолета сводились на нет все теми же устрашающими картинами, порожденными внесознательным диалогом. Надо было установить, какие слуховые ощущения доставляют удовольствие Джойс и связать их каким-то образом с ее состоянием во время полета. Путем расспросов я выяснил, что Джойс любит смотреть бейсбольные матчи. Эта игра ей нравилась по многим причинам, в том числе и за состояние возбуждения и подъема, связанное с криками одобрения или возмущения со стороны болельщиков. Надо было использовать эту положительную внешнюю звуковую активность, чтобы заглушить негативный внутренний звуковой фон.

Когда Джойс вошла в транс, я предложил связанную с бейсболом метафору с включенными в нее внушениями и знакомыми позитивными звуковыми ассоциациями - ее собственные возбужденные возгласы во время игры, звук ударяющегося о биту мяча, звуки одобрительно вопящей толпы болельщиков, выкрики продавцов мороженого, сладостей и напитков. Далее я сравнил многогранный звуковой фон полета в самолете с полетом мяча:

Чем мощнее подача, тем выше летит мяч под одобрительный гул зрителей. Вот он взмывает в небо и летит, сопровождаемый знакомыми радостными звуками... вот он высоко в небе... уверенно летит к своей цели... какое красивое зрелище, ты только посмотри. Представь, что это ты так славно рассекаешь воздух... и счастлива от того, что слышишь мощный гул одобрения с трибун, это придает тебе еще больше сил и ты ровно и плавно летишь все дальше и дальше. Так же, как мяч приземляется на свою площадку, так и ты вернешься домой в целости и сохранности и сможешь гордиться собой: ты победила.

Когда Джойс в очередной раз должна была лететь самолетом, она бессознательно обратилась к бейсбольной метафоре, чтобы придать своим внутренним диалогам приятную окраску, что, в свою очередь, положительно воздействовало на визхуальную и кинестетическую системы. Теперь все три сенсорные системы работали в лад, создавая в полете ощущение спокойствия и безопасности. Такой терапевтический подход помог Джойс избавиться от страха и в других областях жизни: она стала отличной лыжницей, научилась плавать в открытом океане и даже путешествовать по рекам на плоту!

Следует заметить, что желаемые перемены не всегда наступают, если человек старается вспомнить метафору на сознательном уровне. Если бы сознание располагало решением проблемы, то она не возникла бы вовсе. Надо сказать, что, оказавшись в ситуации, для которой, собственно говоря, и придумана метафора, человек редко когда о ней вспоминает. Метафора скорее выступает здесь в роли положительного, постгипнотического внушения, которое либо перекрывает, либо вытесняет создавшее проблему негативное программирование".

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.