WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 57 |

Еще одна особенность, делающаяпсиходраматическую работу с семейной историей невероятно привлекательной втерапии — а можетбыть, и не только в терапии* — состоит в том, что, поскольку это групповая работа и она делаетсяв пределах одной культуры, одной истории, возникает мощнейшее сопереживание,может быть, даже более мощное, более целительное, более терапев­тичное, чем это обычно впсиходраме бывает. У большей части группы, конечно же, в семейной истории естьрепрессированные родственники, дети, умершие от голода, люди, исчезнувшиебесследно, люди, которых превратности отечественной истории бросали, какпылинки, с места на место, отрывая от корней и лишая их семейной истории, ихпамяти. И то ощущение, связанное с собственным семейным преданием, котороеполучает вспомогательное лицо, садясь на поставленный для него протагонистомстул прадедушки, крайне важно. Как и в любой психодраме, во вспомогательныхролях тоже происходит терапевтическое воздействие, а порой и катарсис. Иногдаакцент, добавленный вспомогательным лицом при повторении текста, данного емупротагонистом, или какое-то небольшое дополнение, буквально пара слов,оказываются удивительно точными, удивительно правильными, выполняющимисовершенно отчетливую терапевтическую функцию.

В этом смысле очень интересен выбор людей из группы на вспомогательные роли. Для тех, ктохорошо знаком с психодрамой, это не будет удивительным, но, на мой взгляд,особого внимания за­служивает то, что очень часто на роли важных для действия предковвыбираются люди, которые могут соотнестись с таким иногда очень специфическимопытом.

Приведу пример. Молодая женщина работаетсо своим семейным древом. Речь заходит о дедушке, который был человеком мирным,кротким пасечником и имел удивительный почерк, по каковой причине к нему всегдаобращались, когда нужно было красиво написать письмо. Поскольку он был калекойи не воевал во время войны, к нему всегда приходили, чтобы он писал письма нафронт. Как всякий грамотный человек с творческой жилкой, он не только писал поддиктовку, но и немножко редактировал, делал формулировки более чувствительными,поправлял невольную корявость устной речи этих женщин. Писал он и прошениявластям о каком-нибудь репрессированном родственнике, и почетные грамоты длясельсовета. Этот фантастический почерк в какой-то мере определил его жизнь иотношение к нему окружающих, он был их голосом для дальнего, не оченьпонятного, страшноватого ми­ра — свойнами, городской властью, людьми, которые приезжают верхом или на машинах.Безусловно легендарный персонаж со своеобразной светлой ролью в этом семейноммифе.

Для человека, который участвует в работетакой группы не впервые, совершенно не удивительным оказывается то, что молодойчеловек, которого протагонистка вводит в роль дедушки-пчеловода с прекраснымпочерком, упоминает какую-то деталь этого почерка — мол, особо кругло выписывалокруглые буквы и умел поставить красивый легкий росчерк. В шеринге молодойчеловек, бывший в роли, говорит, что и у него был дед, который дивно писал ирезал по дереву. Вообще у него были замечательные руки, которые умели делать нетолько деревенскую, но и тонкую ювелирную работу — это то, что отличало его отдругих людей. Он его живым не застал, дед достаточно рано умер, но почему-тоему привиделся этот росчерк и круглые буквы. Пораженная протагонистка говорит:“Да, у меня есть несколько писем, написанных рукой деда, там действительнокруглые буквы и легкий росчерк”. Такие, если угодно, маленькие чудеса имеют несамостоятельное значение, а говорят о том, насколько силен эмоциональныйрезонанс в группе, о том, как сильны и пронзительны именно детали быта, уклада,того, как люди читали, писали, одевались, рождались и умирали.

Наиболее сильное эмоциональное вовлечениевспомогательных лиц, а часто и момент доступа протагониста к подавленнымчувствам исходит от этих маленьких деталей. Это хороший повод перейти кметодической части проведения учебных семинаров.

В полном объеме польза от участия в нихможет быть получена людьми, которые владеют психодраматическим методом хотя бына ассистентском уровне, хотя с точки зрения повышения общей квалификации этополезно и семейным терапевтам, и семейным консультантам, которые используюттолько элементы методов действия, и индивидуальным терапевтам, которые могутработать только с графической, письменной генограммой, но немножко обогатить еепсиходраматическими техниками в жанре монодрамы.

Участие в таких семинарах было бы оченьполезным для социальных работников, работающих с сиротами или престарелыми, длятех, кто работает с тяжелыми больными, и многих других специалистов помогающихпрофессий.

Некоторые методические аспекты

Семинары строятся как мастерские,преимущественно основанные на получении непосредственного опыта, сконцептуальным, понятийным анализом того материала, который мы получаем вработе.

Разогрев длятакого семинара, обычно проходящего в трехдневномформате, очень важен и, как ни странно, может бытьдостаточно прост, возможно, проще, чем когда мы начинаем обычную психодраму.Например, я предлагаю группе разбиться на пары и поговорить со своим партнеромо какой-нибудь старой вещи,живущей в семье. Это не обязательно семейная реликвия в прямом смысле слова(далеко не в каждой семье в России они есть, слишком часто семьи бросало сместа на место, слишком много было войн, пожаров, репрессий, слишком бедно жилинаши предки, чтобы нить передачи материального духа семьи не прерывалась). Япредлагаю вспомнить вещь, которая живет в семье больше одного-двух поколений,рассказать об этой вещи своему партнеру и услышать, в свою очередь, егорассказ. Потом мы садимся в круг, и я предлагаю назвать по желанию, необязательно всем, те предметы, старые вещи, которые есть в нашей группе. Этомогут быть семейные иконы, доставшиеся от бабки, рамка от портрета, которыйдавно утерян, серебряная ложка “на зубок”, сережки или какой-нибудь допотопныйфотоаппарат и т.д. Когда называются эти предметы, в каждом из нихматериализован какой-то кусок истории, и немедленно возникают сильнейшиетворческие и, естественно, основанные на памяти собственной семьи фантазии отом, что за вещь, откуда взялась, чья, зачем, о чем она говорит. Порой такогоразогрева бывает достаточно, для того чтобы появились первые протагонисты сжеланием что-то понять о своем роде, о своей семье.

Другой любимый мной разогрев — разговор в парах о том, чтотакое для меня мое отчество. В России всякий человек имеет отчество, хотя далеко не всякийимеет отца, и так уже в течение нескольких поколений. До самого конца своейжизни мы, взрослые люди, называемся Аннами Сергеевнами, ВладимирамиМихайловичами... Это как бы память о том, как звали нашего отца, и онасопутствует нам всю жизнь. Этот разогрев — тематический, он очень сильновключает характерную для российских групп тему утра­ченных, отнятых, уведенныхисторией отцов —погибших на фронте, репрессированных, спившихся. Это крайне болезненная тема,безусловно нуждающаяся в терапевтической работе, буквально на уровне культуры,семейного уклада, но, поскольку мы не претендуем на глубинные воздействия вбольших масштабах, кажется очень важным, чтобы по крайней мере специалистыпомогающих профессий все-таки проработали для себя эту тему — не только как индивидуальную, акак историческую и культурную.

Еще один разогрев, тоже тематический, тоже оченьпростой. В парах участники семинара с самого начала говорят о том, какиефизические черты в их родусуществуют больше одного поколения. Все эти фамильные носы, рост, цвет волос,цвет глаз, фигура и т.д. То, о чем говорят в каждой семье. Ведь когда рождаетсяребенок, буквально второй вопрос после выяснения, мальчик илидевочка, — на когопохож. Эти самые физические сходства (понятно, что у них есть как быгенетическая, объективная сторона) отнюдь не поверхностны: человеку важнопоходить на кого-то в своем роду, на самого ли красивого, на самого любимого,на самого ли главного, быть своим. Мы всю жизнь носим на себе и в себе массу признаковпринадлежности не просто к своей родительской семье, но и к роду. Работа снегенетической, нехромосомной наследственностью таким образом оченьстимулируется, разогревается.

Были случаи, когда эти три разогревапроводились один за другим подряд или по отдельности, бывали и другиеразогревы. Тема работы с семейной историей тяжела не только эмоционально, всилу материала, но и требует значительного времени — для того чтобы к моментупостроения семейных деревьев и особенно работы со сверхтяжелыми травмами, стемами суицида, насильственных смертей, умерших детей группа была готова кэтому и эмоционально, и технически.

Обычно первыми на семинаре делаютсявиньетки —встречи со значимым предком. Это короткая работа, она может занимать от 20 до 40 минут, аиногда совсем короткая —7—10минут, просто разговор с кем-то из своих значимых, важных предков, с которымпочему-то хочется этого контакта — спросить ли что-то, сказать ли что-то, поругаться, подержать заруку. Здесь бывают очень разные эмоциональные окраски, очень разные мотивы,эмоциональные потребности. Тем самым в психодраматическом пространстве как рази появляются эти тени — любимые, ненавистные, загадочные. Или, наоборот, слишком“прописанные”, как бывает на парадном портрете. Эти люди, члены рода, семьи, потой или иной причине важны для протагониста. Надо заметить, что внутренняяидентификация с каким-нибудь дальним предком или продолжающийся с нимвнутренний конфликт —совсем нередкое явление.

Представим себе, что в семье существуетнекий прадед, первый в этом роду выбившийся в люди, достигший успеха,удостоенный еще царских наград. Для нескольких поколений своего рода онобразец, эталон —человек, с которого род как бы начался, хотя фактически это не так. Такойпрадед, что называется, обязывает. Это как тот портрет из семейной галереи,который смотрит пристально и как бы задает вопрос: “А достаточно ли ты хорош Ачто ты сделал со своей жизнью”. Особенно учитывая упомянутую вышетравму — дефицитотцовских фигур в нашей культуре, — этот полуфантастический и легендарный прадед имеет шансы стать ввысшей степени значимой фигурой. Когда происходит психодраматическое общение стаким персонажем, ему задаются вопросы — об обстоятельствах его жизни, отом, чем, например, для него был успех, его дети, чего он ожидал от своихсыновей. Конечно же, протагонист, задавая эти вопросы, идет не за объективнойисторией, а (как всегда бывает в психодраме) за своей правдой, за разрешением,благословением, за собственной внутренней отцовской фигурой — внутренним отцом, который нетолько суров и справедлив, но еще может поддержать, пошутить, положить руку наплечо. В психодраме это возможно физически.

Виньетки разогревают группу очень сильно иучат не только техническим аспектам работы, но и крайне важной для этого жанрапсиходрамы, очень глубокой идентификации с персонажами. У каждого в семье былисвои святые и злодеи, жертвы и люди, умевшие себя защитить, сумасшедшие игерои, красавица и чудовище, невинно убиенные и т.д. Семейный миф, он на то имиф, особенно если располагается в одной известной всем нам истории, что вкаждой работе на тему предков другие участники группы видят очень много своего,едва ли не больше, чем при обычной психодраматической работе. Мифологическийматериал имеет это свойство сильного притяжения, крайне богатой, мощнойэнергетики.

И шеринг, и возвращение протагониста вгруппу при работе с семейной историей должны производиться даже болеетщательно, потому что, как сказал один из участников таких семинаров, “мыпотревожили столь серьезные энергии, что теперь должны быть невероятновнимательны к тому гулу, который чувствовали у себя под ногами и у себя вкрови”. Во время шеринга мы как раз и внимаем этому гулу, прежде чем начнетсяработа с полными семейными деревьями. Когда она начинается, почти вся группаоказывается в пространстве действия — семейное древо большое, ролейхватает всем персонажам, всем участникам группы, а иногда даже участниковоказывается недостаточно, и тогда мы ставим пустые стулья. После работы ссемейным древом — онамногоступенчатая и часто далеко отходит от первоначального запроса — обнаруживаются какие-то новыеобстоятельства, вспоминаются, переигрываются, переделываются, разрешаютсякакие-то отношения, которые на самом деле не могли быть разрешены: например,мать не похоронила бабушку по очень важным и существенным причинам, но чувствоее вины перед матерью, разговоры об этой вине, разумеется, оказали влияние нажизнь протагонистки —и, конечно же, это должно быть переиграно в психодраме.

Вся эта длительная, трудная, эмоциональнокрайне заряженная работа, когда мы имеем дело с полным деревом, частозавершается интеграцией всех сообщений предков, персонажей. Они могут говоритьо себе: “Я,... Кузьма, построил кузницу на высоком берегу, огонь любил,красивые решетки ковал, а ты — мой прапра­внук”. А могут быть и прямые сообщения протагонисту: “Живи долго,тебе не обязательно умирать в том возрасте, когда умер я”. Это могут бытьисцеляющие, корректирующие сообщения, благословения, прощения, пожелания,разрешения и очень многое другое.

Одним из психодраматических приемов завершения работы с полным семейнымдревом — даже когда ипротагонисты, и вспомогательные лица уже знакомы с ним, он все равноэмоционально довольно сильно воздействует — является хор. Техника хора описана Морено, но всемейном древе хор приобретает некоторый дополнительный и важный смысл. Иногдадиректор просит протагониста, находясь уже в пространстве настоящего, завершивсвое путешествие к корням, повернуться спиной к выстроенному в пространстведействия семейному древу и послушать, как оно шелестит. Это означает, что все,кто есть в пространстве действия, все предки — важные и неважные, позитивные ине очень, живые и мертвые — вполголоса произносят те сообщения, которые были в момент работыданы им протагонистом. Они говорят все одновременно. Слух протагониставыхватывает то одну пару слов, то другую, с края, где материнская ветвь, скрая, где отцовская: от близких по времени — мама, бабушка,папа, — и от дальнихпо времени. Все это слышится одновременно, и ощущение многолюдства, полноты,мощи семейного древа при этом очень сильное. Это очень серьезное эмоциональноепереживание при всей простоте приема. Часто именно в этот момент я спрашиваю упротагониста, можем ли мы закончить. Это сильное ресурсное переживание, накотором как раз такую тяжелую работу хорошо заканчивать.

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.