WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 57 |

Как мы начинаем

Вне зависимости от того, накакие — двух-, трех-или пятидневные блоки — делится учебная программа, на первомцикле всегда решается несколько задач: создание атмосферы эмоциональнойбезопасности и спонтанности, знакомство с традиционной структуройпсиходраматической сессии, освоение основных технических элементов метода(обмен ролями, психодраматический монолог, “пустой стул”, дублирование).Как представляется, в первом цикле любой длительностиесть две абсолютно необходимые составляющие: получение участниками яркогонепосредственного опыта и формирование групповых норм. Источникнепосредственного опыта, переживания — это действие; тренер выступает вотчетливой роли директора-психодраматиста. Вторая составляющая предполагаетвладение навыками групповой работы в широком смысле и рольфасилитатора.

“Не рассказывай, покажи” — обычно говорит директорпротагонисту, когда тот начинает описывать свою проблему вместо предъявления еев действии. И начинать работу учебной группы сразу с какого-нибудьувлекательного разогрева, коих существует великое множество, — большой соблазн. Тем не менеедля некоторых групп такое начало “с места в карьер” может оказаться уж слишкомнетрадиционным. У разных тренеров свои любимые приемы создания групповойатмосферы, перехода к действию. И все же обычно тренерские действия большесвязаны не с нашими методическими предпочтениями, а с тем, как возникла(набрана, сформирована) та или иная группа. Если, допустим, дело происходит вкрупном городе и большинство “стартующих” участников хоть раз побывали насессии у профессионального психодраматиста — неважно, российского илизападного, — они ужеуспели почувствовать “вкус” метода. Их ожидания конкретны, и можно сразуначинать действовать, оставив разговоры — обсуждение ожиданий, маленькиефрагменты теоретических лекций и прочее — до перерыва, когда участникипочувствуют потребность наконец-то сесть, поговорить и что-то для себязаписать. Если же набор в группу ведется, скажем, местным коллегой-энтузиастом,который чуть ли не один из всей группы побывал на сессии и рассказал остальным,почему им стоит получить именно такую подготовку, это совсем другая ситуация.Не выяснив историю возникновения такой группы, хотя бы приблизительнуюсоциометрическую структуру, разо­гревать участников на выбор протагониста и полнуюпсиходраматическую сессию может оказаться рискованным шагом. Наконец, бывает итак, что группа возникает только на основе чтения информационных материалов итех или иных слухов. Среди участников с гораздо большей вероятностью могутоказаться достаточно случайные люди — они ничем не связаны и в гораздобольшей мере нуждаются в первоначальном установлении групповых норм и границ,заключении какого-то соглашения (контракта) хотя бы на ограниченное время (втечение первого цикла или в исключительных случаях больших и рыхлых поструктуре групп —даже в первый день). Разумеется, бывает полезно прояснить фантазии и ожиданияучаст­ников: самослово “психодрама” далеко не нейтрально и сыграло не последнюю роль вформировании “мифа метода”.

При первой встрече с учебной группой все“мифы метода”, конечно, влияют на происходящее — не меньше, чем другиефакто­ры, определяющиеожидания и цели участников. Как и со всякой группой, участвующей в длительномобучении, с психо­дра­матической группой непременно заключается контракт: не обязательнописьменное, но, тем не менее, достаточно внятное соглашение о взаимныхобязательствах участников группы по отношению друг к другу, а также о “рабочемальянсе” группы и тренера. На протяжении первого года обучения приоритетнойзадачей является интенсивная “клиентская”, личностная проработка средствамипсиходрамы, поэтому очень важно принятие и понимание идеи обучения черезнепосредственный опыт, “на себе”. Эта идея, абсолютно традиционная и само собойразумеющаяся в мировой практике “помогающих профессий”, не до такой степенипринята в среде российских профессионалов (особенно врачей) и с самого началадолжна быть заявлена как ценность, как неотъемлемая часть обучения “по мировымстандартам”. Отсюда следуют несколько важных пунктов контракта с учебнойгруппой. Все, что касается членства, норм присоединения к группе и выхода изнее, опозданий и пропусков занятий, условий получения промежуточных иокончательных сертификатов, необходимости самостоятельной работы в тройках,шестерках и т.д., может быть обсуждено и принято к исполнению в конце первогоцикла — тем более,что активная работа с групповой динамикой и социометрической структурой группыпредстоит, согласно программе, на втором.

Но есть три положения, которые, по моемумнению, стоит вводить в качестве групповых норм как можно раньше, еще до первыхактивных разогревов и тем более до первого опыта полной психодрамы. Этиположения (правила) точно такие же, как в обычной “клиентской”,психотерапевтической группе, работающей в рамках психодраматического метода.Они таковы:

1. Участники группы соблюдают строгуюконфиденциальность в отношении всего, что происходит на психодраматическойсессии. Если в разговоре с кем-либо, не являющимся членом группы, упоминаетсяработа другого участника, необходимо обязательно изменить имя, внешность,узнаваемые биографические черты этого человека (в небольших городах и тесныхсообществах можно даже предложить совсем воздержаться от таких рассказов).Тренер берет на себя те же обязательства, относящиеся и к устным, и кписьменным сообщениям. В некоторых группах в ходе их совместной работывозникали даже более радикальные предложения — например, не обсуждатьсодержание сессий ни в каких других ситуациях, кроме занятий в присутствии всейгруппы. Это означает, что члены группы берут на себя ответственность неподдерживать и даже пресекать “коридорные” обсуждения за сигаретой, вообщелюбые сепаратные дискуссии, если их предмет касается не только людей, которые вних участвуют.

2. Участники психодраматической группы непричиняют друг другу физического ущерба. Этот пункт соглашения вызываетнедоуменную реакцию в группах, никогда не видевших “живую” психодраму с еепорой очень бурными сценами. Однако, как представляется, это правило тоже имеетсмысл вводить сразу: тем членам группы, которые “и мысли такой не допускают”,он подсказывает некоторое изменение ожиданий, а тем, кто “кровижаждет”, — иную мерусознательного контроля. Надо отметить, что за годы психодраматической практикии в “клиентских”, и в учебных группах никакого “травматизма” действительно неотмечалось — отчастиблагодаря техническим приемам его предупреждения, которыми располагает метод,отчасти благодаря данному пункту контракта. В группах, состоящих из лиц с болеетяжелыми психическими нарушениями, имеет смысл дополнять этот пунктформулировкой “друг другу, себе и окружающей обстановке”. В группах,собравшихся на полностью добровольных началах, вместо этого дополнения обычнофигурирует отдельный пункт контракта, а именно:

3. Участники сами несут ответственность засвою физическую и эмоциональную безопасность. Каждый, кто работает со своейпроблемой, может — ав каком-то смысле даже должен — отказаться от любого предложения директора, если чув­ствует, что это предложение ему неподходит (не находит эмоционального отклика), создает слишком большуюэмоциональную угрозу (“слишком страшно”), преждевременно (“не готов”), и т.д. Впсиходраматическом фольклоре есть вы­ражение “протагонист всегда прав”,и это так, но у такого права есть и другая сторона — ответственность за процесс ирезультат своей работы в качестве протагониста. В чисто психотерапевтическихгруппах правило “нет” распространяется и на работу вспомогательныхлиц — от предложеннойроли можно отказаться, если ее содержание представляет слишком большуюэмоциональную трудность или угрозу. В учебных группах это обычно непрактикуется: профессионал должен быть в состоянии подыграть протагонисту внезависимости от того, что означает лично для него та или иная роль. Правда,такие “строго­сти”обычно все же вводятся не с самого начала, а протагонисты при выборе своихвспомогательных лиц удивительно интуитивны и редко ставят товарищей по группесовсем уж в безвыходное положение.

Разумеется, в реальном разговоре с группой“пункты” контракта звучат не столь официально. Еще важнее, чтобы в ответ накаждое вводимое правило была получена обратная связь в любой форме, чтобыпрозвучали все вопросы и сомнения. Такое серьезное внимание к “рамке”, к нормамучастия в работе контрастно, но по сути не противоречит внутренней свободе,игровому началу психодрамы: именно для того, чтобы внутри драмы было “всевозможно”, этот процесс должен иметь четкие границы и быть защищеннымправилами.

Структура психодраматическойсессии достаточно стандартна: разогрев, фазадействия, шеринг (в учебных группах за шерингом, гдеобмениваются только чувствами, следует еще процесс-анализ)*. Если изобразитьграфически то, что происходит с энергетикой группы, с ее эмоциональнойвовлеченностью, то получится нечто, отдаленно напоминающее кривую нормальногораспределения. В реальности этот график, называемый в литературе “кривойХолландера”, может выглядеть по-разному: если группа долго разогревается ипереход к выбору протагониста и действию замедлен, кривая получитсяасимметричной; если работа не предполагает сильной эмоциональной вовлеченности,“колокол” кривой будет низким; несколько эмоциональных “пиков” действия такжеотражаются на ней и т.д.

Разогрев,приводящий группу в рабочее состояние, повышающий ее спонтанность иувеличивающий контакт участников с собственными чувствами, может быть более илименее тематическим, подталкивающим мысли и чувства в определенном направленииили довольно свободным, проективным, стимулирующим появление в группе самыхразных тем и запросов. Существуют десятки распространенных разогревов,психодраматисты постоянно конструируют новые; умение самостоятельно подобратьили создать разогрев, адекватный целям и фазе развития той или инойгруппы, — важнаясторона квалификации психодраматиста.

Пожалуй, для понимания логики построенияучебного цикла не менее важно другое: динамика эмоциональной вовлеченностиучастников на протяжении всего тренинга, будь то один, три или пять дней, вцелом описывается аналогичной кривой. Первые разогревы “задают тон” не толькопервой сессии как таковой, но и всему циклу; точно так же завершающая сессияобычно включает шеринг и процесс-анализ, относящиеся к целостному трех- илипятидневному опыту.

Как правило, наиболее глубокие работы (всмысле доступа к глубинным переживаниям, самораскрытия протагониста, остроты изначимости проблем) становятся возможны в середине цикла — им как бы необходима “зонабезопасности” менее ответственного материала, — как предшествующего им, так ипоследующего. На мой взгляд, такая динамика эмоциональной вовлеченности далеконе случайна и отражает интуитивное понимание группой остроты и серьезностисвоей работы, оберегание самых уязвимых, больше других рискующихпротагонистов, — и, всвою очередь, потребность в интеграции полученного опыта в конце цикла, передвозвращением в обычную жизнь, с ее обязанностями, рабочей нагрузкой, привычнымиролями. С точки зрения методики психодраматического тренинга особый интереспредставляет самое начало работы, когда создаются предпосылки для всего, чтопроизойдет позже. Конечно, поведение группы во время первых разогревов даетдиректору много материала диагностического характера; при этом можно думать одиагностике группы в целом и ее отдельных участников.

Что же происходит на сессии учебнойгруппы

Каждый час групповогопроцесса — и каждаястрочка в программе —разворачивается в истории о реальных событиях, в “картины психодраматическойжизни”. Особого внимания заслуживают, на мой взгляд, первый и последнийциклы — именно ониотражают пройденный группой путь. Две скупые выдержки из протоколов сессийрасскажут об этом пути далеко не все, но хоть в какой-то мере позволят читателюощутить атмосферу, “пульс” происходящего.

В классической структуре сессии заразогревом следует собственно действие, “экшн”. Выбор протагониста (если мы имеем дело с драмой,центрированной на протагонисте) — отдельная тема и всегда значимое для группы событие. Один изспособов “материализовать” то, что уже готово к проработке (а заодно узнать,какие темы актуализировались в разогреве), — задать вопрос: “С чем бы сейчасработал каждый участник группы, если бы захотел”. Можно подчеркнуть, что этоеще не прямая заявка на работу, а как бы ее черновик. Можно предложить ещеболее закрытую форму: назвать не тему, а “заголовок” своей возможной работы.Эти названия формулируются с разной степенью понятности, по ним даже не всегдаможно догадаться о возможном содержании, но общий тон, атмосферу и фантазиигруппы они передают едва ли не лучше, чем прямо названные темы.

После такого разговора “в сослагательномнаклонении” (“Моя работа называлась бы “Яблоко от яблони недалеко падает”...“Моя — “Удар вспину”) группа гораздо лучше чувствует, на что она настроена и к чему готова.Следующий вопрос директора обычно бывает прямым: “Кто хочет поработатьсейчас”. Потенциальные протагонисты выдвигаются ближе к центру круга. Их можетбыть и двое, и одиннадцать — это, безусловно, разные групповые ситуации, позже их можнообсуждать в процесс-анализе, но в данный момент лишь директор просит отчетливосформулировать тему возможной работы. Тогда “Яблоко от яблоньки...”превращается в тему семейного наследия и его кажущейся фатальности, а “Удар вспину” — в запрос напроработку переживания измены.

Разные директоры подходят к выборупротагониста по-разному: от составления списка (когда кому работать) до прямого“указывания пальцем” на наиболее разогретого участника. Представляется, чтонаиболее безопасным и “экологичным” является традиционный социометрическийвыбор, когда участникам предлагается подойти и встать за спиной тогопотенциального протагониста, “чья тема — так, как онасформулирована —лично для вас важнее других тем”.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.